Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Лара

Июньские ночи коротки, как жизнь бабочки. Олеся ворочалась с боку на бок, ей снился кошмар. Она приехала в гости к отцу, открыла дверь и на неё кинулась огромная рыжая собака. Прыжок и вот уже она видит свои руки в крови и с ужасом наблюдает, как собака терзает её ногу. Олеся проснулась, холодный пот струйками тёк по её лицу, рядом мирно посапывал супруг, ему снилось что-то приятное, он улыбался. Мрачные, пугающие мысли опять подступили комом к горлу. Олеся, боясь заснуть, широко открыла глаза. Завтра её отцу и даже уже сегодня, она посмотрела на светящийся в темноте циферблат электронных часов, было два с половиной часа ночи, будут удалять один глаз.


– Доигрался, - всхлипнула она, - ещё год назад говорила ему, займись катарактой, нет. Он упорно не хотел идти к врачу, боясь того, что его положат в больницу и не с кем будет оставить его огромную собаку смесь крупной дворняги с риджбеком. Собака была неуправляемой и невоспитанной, отец последние пятнадцать лет живёт один и его Ларочка, заменяла ему жену, дочь, внуков. Его устраивал созданный им мир – огромная библиотека и огромная собака. В последние два года, когда он стал совсем плохо видеть одним глазом, он перестал выводить собаку на улицу, она бросалась на других собак, могла шваркнуться и на непонравившегося ей человека. Он приучил ходить её в туалет в одном месте и исправно убирал за ней сразу по факту, больше того Лара оказалась достаточно сообразительной, она лаем сообщала ему о сделанных делах. Беда состояла в том, что отец ни с кем близко не дружил и к нему никто не ходил в гости, если он и встречался со старыми институтскими товарищами и одним своим школьным другом, то только на их территории. Он боялся, что Лара, что-нибудь выкинет, и он за ней не уследит, даже к Олесе он всегда приезжал сам. Олеся его стригла каждый месяц. Она несколько раз пыталась прийти в гости к отцу, но Лара так на неё кидалась, что отец сам побоялся за дочь. Лара одичала. Бывшая жена, мама Олеси, сохранила с отцом дружеские отношения, но его страсти к собаке не понимала и постоянно уговаривала Олесю поговорить с отцом, дабы отдать псину куда-нибудь на цепь, на стоянку, но Олеся понимала – отец не расстанется с ней. Однажды, он так и сказал ей, намекая на мать:
- Женщина может предать, собака никогда.
Ужас состоял в том, что сегодня ей надо было ехать к собаке. Олеся посмотрела на спящего мужа, вечером у них состоялся скандал. Он запретил ей соваться к собаке, отец же умолял приехать покормить Лару и убрать за ней. Он привязал её на пятиметровый поводок к батарее, оставил ей много еды и несколько тазиков с водой. Он верил Олесе и был уверен, что она справится. У Олеси три года назад умерла лайка, и она имела большой опыт общения с крупными собаками. Муж кричал, что собака перегрызёт поводок и Олеся не сможет войти в квартиру, ещё хуже, если она вырвет батарею. Но, самое ужасное, она может её покалечить. В тоже время он знал Олесю, если та, что-нибудь задумает, она сделает это. Ситуация была неразрешимая. Отцу нужно делать срочную операцию. Собак Олеся очень любила. По лицу потекли слёзы. Ей было очень жаль папу и жаль собаку, она понимала, что Лара это огромная часть его души и, несмотря на давление матери, а она предлагала вызвать кинологов и усыпить собаку, пока отец в больнице решила ему помочь. Она очень боялась ехать к Ларе в одиночку и вечером попросила отчима помочь ей, подстраховать её. Отчим поговорил с мамой, убедил её, что вдвоём они справятся с поставленной задачей. До утра Олеся так и не сомкнула глаз.
Они встретились с отчимом у дома. Он подготовился основательно, в его руках были две палки, одна деревянная, черенок от лопаты и вторая металлическая. Олеся ужаснулась, осознав, что отчим решил её защищать не на жизнь, а насмерть. Он так и сказал ей:
- Если псина бросится, я её убью. Надеюсь, до этого не дойдёт.
Они поднялись на этаж и встали перед металлической дверью. Олеся прислушалась. Никаких звуков она не услышала, словно в квартире никого не было, и вставила ключ в замочную скважину. Дверь скрипнула и немного приоткрылась, тут же раздался громкий лай. Псина явно вылетела в коридор, но до двери поводок не доставал, а значит, можно было войти, и Олеся шагнула внутрь. Сзади держа палки в обоих руках стоял отчим. Лара была большой, намного больше её лайки и она собралась защищать своё пространство. Она встала широко расставив лапы натянув привязанный поводок на всю длину и пристально посмотрела Олесе в глаза. Олеся знала, сейчас решающий момент, ей ни в коем случае нельзя отводить глаза, она должна усмирить её взглядом. Нельзя отворачивать голову, нельзя делать резких движений и надо немедленно наступать. Олеся сделала маленький шаг навстречу собаке, та зарычала и немного отступила. Это был хороший знак, собака её пугала, но была неуверена в себе. Олеся ступила ещё один шажок и максимально ласково, но твёрдо сказала:
- Лара, Лара хорошая девочка. Хозяина нет, ты должна мне поверить. Сейчас я тебя покормлю, поменяю воду и уберу за тобой. На миг Лара замолчала, но продолжала пристально смотреть в глаза чужому для неё человеку. Она прекрасно видела, что за женщиной стоит мужчина с двумя палками и приготовилась защищаться. Олеся не поворачивая головы, сказала отчиму:
- Отойди с палками назад, не пугай её. Пусть она не видит тебя.
Отчим послушно отступил назад, и вышел за дверь, не закрывая её. Олеся сделала ещё один маленький шажок на встречу к Ларе, та не отводя от неё взгляда, пятясь задом, зашла в кухню. Там было грязно. Всю еду собака съела, воды осталось много. Олеся медленно подошла к холодильнику и вытащила одной рукой кастрюльку с приготовленным заранее мясом. Осторожно начала подносить её к носу собаки. Та почуяла еду и заволновалась ещё больше. Олеся поняла, Лара хочет есть, но сразу отдавать мясо она не стала. Осторожно ступая, она дошла до тазика с водой, медленно наклонилась, взяла его и вылила в ванную. Включила воду и налила новую, потом второй тазик, потом третий. Лара громко лаяла стоя в дверях кухни, не сводя глаз с захватчицы. Олеся попыталась с ней поговорить, но у Лары сменилось настроение, она стала заводиться. Когда Олеся попыталась взять веник и совок, чтобы убрать отходы жизнедеятельности, Лара вдруг замолчала и попыталась сделать выпад в сторону обидчицы. У Олеси внутри всё похолодело, и она уже почти испугалась, но помятуя о том, что собаки моментально чувствуют страх и сразу же нападают, нечеловеческими усилиями взяла себя в руки. Выпрямилась во весь рост и строго сказал:
- Я не боюсь тебя.
Лара зло ощерилась. Она не стала нападать, но и не пропускала чужачку в кухню. Десятиминутное противостояние ни к чему не привело. Женщина и собака так и стояли друг против друга, не давая сделать ни шагу. Олеся мысленно молилась, чтобы нервы выдержали не только у неё, но и у отчима, который затаив дыхание притаился за стенкой с палкой наперевес. В квартире повисла звенящая тишина. Олеся поняла, что сегодня её Лара дальше кухни не пустит, поэтому она поставила кастрюльку с мясом на пол и аккуратно не нагибаясь подвинула её носком ноги в сторону собаки. Лара на мгновение уткнулась носом в еду, но тут же зарычав сделала шаг навстречу Олесе. Олеся начала медленно пятиться задом к входной двери не спуская с неё глаз. Так же медленно сзади неё пятился и отчим. Лара осталась стоять у кастрюли с мясом. Они вышли из квартиры, и Олеся захлопнула дверь. Отчим, шумно выдохнув, опустил палки.
- Уф-ф…до последнего думал, если только вскрикнешь, брошусь на псину.
В этот миг затрезвонил её мобильный телефон. Дрожащей рукой она взяла трубку, из которой донесся взволнованный голос отца.
- Как у тебя дела? Ты ездила к собаке? Если нет, не езди, мне перенесли операцию на послезавтра, сейчас я сбегу часа на три из больницы, приеду покормлю Ларку, уберу за ней и завтра тоже, а ты приезжай только в день операции, я же не буду лежать там, как сделают сразу уйду, а то вдруг вы там что-то с Ларочкой сделаете.
- Папа, - дрожащим, срывающимся от напряжения голосом сказала Олеся, - я была у Лары. Мне не удалось за ней убрать, она пока не хочет со мной разговаривать, но я поменяла ей воду и оставила ей мясо. Ты не бегай из больницы, не надо. Завтра я опять приеду к ней и возможно, она, переварив всё, что происходит, отнесется ко мне лучше. Она у тебя умница, всё понимает, но боится меня. Может быть, завтра я даже отвяжу её от батареи, хотя поводок у неё длинный и она ходит на нём по всей кухне и коридору, а для меня это дополнительная гарантия успеха и возможность к отступлению.
- Ты все же вошла, - горячо закричал в трубку отец, - молодчина, я знал, что ты не подведёшь. Ларка, она добрая, она примет тебя, жаль, конечно, что я раньше побоялся тебя с ней познакомить.
Вечером того же дня он все же сбежал из больницы на два часа и навестил собаку. Олеся с отчимом поехали по домам, договорившись встретиться в день операции и вновь отправиться к Ларе, а потом в больницу к отцу. Дома Олесю ждали муж и дочка, которые заслышав поворачивающийся ключ, дружно вылетели в коридор. Трясущимися губами муж сказал:
- Ты все же сделала по своему, что с тобой делать?
- Ты знаешь, - ответила ему Олеся, - а я больше не боюсь Ларку. Она большая, красивая, умная собака. У неё глаза, почти что человечьи. Сегодня мне удалось завоевать довольно большое пространство, целый коридор и часть кухни, думаю, потихоньку мы наладим с ней контакт. Она ведь для отца значит очень много. Смешно, но мы с ней обе боялись друг друга и даже, возможно, это первый признак зарождающейся дружбы. Муж смотрел на Олесю и думал:
- Знаю, за что люблю её. За вот этот вот характер, - и он поцеловал жену, - ты у меня самая лучшая, самая верная, почти, как собака. Послезавтра поедем вместе.
Tags: байки о жизни, собачье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments