Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Category:

Прогулки по Нижнему Новгороду. Домик Каширина. Часть пятая.

Музей детства А.М.Горького «Домик Каширина»

Один из красивейших городов России Нижний Новгород невозможно представить без Алексея Максимовича Горького. Жители помнят великого писателя, чтут память о нём. На одном из высоких холмов города, на красивейшей набережной, возвышается большая скульптура писателя сидящего и смотрящего вдаль.




Город бережно хранит память о человеке, сделавшем много добрых дел для самого города и для его жителей. Давайте пройдёмся по памятным местам и начнём с музея детства писателя.



Музей «Домик Каширина» был открыт 1 января 1938 года в доме, принадлежащем ранее дедушке писателя – нижегородскому мещанину, старшине красильного цеха, гласному городской думы Нижнего Новгорода, Василию Васильевичу Каширину.



Дед Каширин занимался торговлей. У него была довольно большая семья – два сына и дочь Варвара – мать Алеши Пешкова. Сыновья дрались из-за отцовского наследства и очень боялись, что что-то достанется их сестре. Дед даже боялся, что они пойдут на самое страшное – «изведут Варвару». Жизнь была сложной. В Астрахани умер Алёшин отец Максим Савватиевич Пешков (1840-71) — сын солдата, разжалованного из офицеров, столяр-краснодеревщик. В последние годы работал управляющим пароходной конторой, умер от холеры. Мать, Варвара Васильевна Каширина (1842-79) — дочь Василия Васильевича Каширина; рано овдовев, вторично вышла замуж, умерла от чахотки.
Мать взяла сына и уехала к родителям. Алёша попадает в семью деда тогда, когда дела у Каширина еще идут неплохо. Семья живет в достатке, и дед пока всем доволен.
Таким образом, детство писателя прошло в доме деда, который в молодости бурлачил, затем разбогател, стал владельцем красильного заведения и в старости разорился. Дед обучал мальчика по церковным книгам, бабушка Акулина Ивановна приобщила внука к народным песням и сказкам, но главное — заменила мать, «насытив», по словам самого Горького, «крепкой силой для трудной жизни». «Домик Каширина» - это яркая иллюстрация повести «Детство» - написала в книге отзывов Екатерина Павловна Пешкова (жена писателя). Автобиографическая повесть «Детство» признана сегодня одним из выдающихся произведений мировой литературы XX века, «вечной русской книгой» (Д.Мережковский), энциклопедией русского национального характера и образа жизни.
Дом Каширина – постройка конца XVII - начала XIX вв., восстановлен в своём подлинном виде. А.К.Заломова – дальняя родственница Кашириных, ставшая прототипом главной героини повести А.М.Горького «Мать», написала: «Каширины – словно только что вышли отсюда», настолько правдива обстановка этого дома. Большая каширинская семья из шестнадцати человек располагалась в пяти комнатах одноэтажного на полуподвале деревянного дома.

Пройдёмся по комнатам музея. Осмотр бытовой мемориальной экспозиции музея-домика начинается с комнаты старшего сына Михаила, который по праву имел отдельное помещение. Типичная мещанская комната того времени. Фотографии на стене знакомят с богатыми родственниками Кашириных, в центре фотография Михаила с его второй женой.


Следующая комната – кухня, которая в давние времена являлась одновременно и столовой, и рабочей комнатой, и спальней многочисленной каширинской семьи. Кухня самое большое помещение в доме. Именно здесь собиралась вся каширинская семья за трапезой и в часы досуга, ссорились Яков и Михаил из-за наследства, играли дети, устраивали редкие праздники, здесь умирал Ванюша-цыганок, когда его придавило тяжелым комлем креста, который и по сей день лежит во дворе у ворот.


Перед нами стол, накрытый старинной самотканной скатертью, на столе большое деревянное блюдо для еды, общее для всех членов семьи, деревянные ложки и солоница, деревянная же тарелка-круг для резки мяса, огарок сальной свечи в простом железном подсвечнике. В переднем, правом углу иконы с темными ликами святых, в левом — «горка» со столовой, чайной и винной посудой; вдоль стены русская печь, на которой любил лежать Алеша, наблюдая суматошную жизнь обитателей кухни; у печи в деревянной лохани под чугунным рукомойником, подвешенным к углу широких полатей, пучок замоченных розг; напротив, у стены, низкая широкая деревянная скамья, на которой дед Каширин порол розгами провинившихся за неделю внуков. Розги мокли в лохани у печки. Не избежал карающей руки деда и маленький Алеша. В заднем углу, за печкой,— ухваты, кочерга, у стены — полка с кухонной посудой и кухонный стол у окна в сени; у двери в углу медный умывальник для хозяев. Здесь, все то, что впоследствии дало Алексею Максимовичу основание сказать в повести «Детство», что «дом деда был наполнен горячим туманом взаимной вражды всех со всеми; она отравляла взрослых, и даже дети принимали в ней живое участие».











Из кухни дверь ведет в парадную комнату деда Каширина. Двери её чаще всего были закрыты. Открывались лишь в праздничные дни и для приёма гостей. В застекленной горке выставлена парадная посуда. Рядом на стене висит купеческая шуба на енотовом меху. Дед всю жизнь мечтал получить купеческое звание. По другую сторону стены - праздничная одежда старшины красильного цеха – кафтан шитый золотым позументом и тут же бархатный «в цветочек» мещанский жилет. Дед его носил девять лет подряд, когда избирался старшиной красильного цеха. На левой стене фотография членов городской думы 1868-1869 гг. В.В. Каширин был избран в члены городской думы в 1861-1863 гг.





На стене у окна портрет нижегородского купца Нестерова. На столике под иконами – шкатулка «Укладка», где дед хранил деньги, документы. Переступая порог этой комнаты, испытываешь такое ощущение, что из нее только что вышел «небольшой сухонький старичок... с рыжей, как золото, бородой, с птичьим носом и зелеными глазками», оставив на круглом столе, у дивана, раскрытую недочитанную книгу — «Христианский памятник, содержащий в себе: исчисление праздников и святых, благочестивые размышления, пасхалию на 100 лет, с присовокуплением хозяйственных замечаний, врачебных наставлений и других общеполезных сведений» — своего рода настольную энциклопедию мещанской жизни. Рядом с книгой — отточенное для письма гусиное перо, найденное при реставрации домика под полом.


Енотовая шуба




Своеобразная обстановка этой комнаты ярко подчеркивает вкусы и характер ее хозяина. В. В. Каширин скуп и недоверчив,— он все в доме и во дворе тщательно запирает, не доверяя ни своим, ни чужим. Ключи хранит у себя. В комнате висит большая связка огромных ключей и больших тяжелых замков, а в переднем углу на маленьком круглом столике под иконами окованный жестью деревянный сундучок укладка-подголовник, запертый замком «с секретом», для хранения денег и других ценностей.

Посуда для гостей.




Рядом с комнатой деда — комната бабушки. В ней уютно и тихо. В углу старинный киот с иконами и лампадой перед ними. У окна — комод, на нем — копилка, маленькие сундучки-укладки, различные бурачки-игольники и другие предметы. Рядом с комодом, у окна, на деревянных козлах подушка с коклюшками для плетения кружев (дар музею от А. К. Заломовой). Вдоль стены — деревянная двуспальная кровать с пуховой периной, покрытая сатиновым стеганым одеялом темно малинового цвета, в головах — гора подушек в белых наволочках с кружевами. Бабушка была искусной кружевницей.



На стене, над кроватью,— черная шелковая тальма, «шитая стеклярусом». За кроватью, в углу, у двери в кухню — большой деревянный сундук, окованный жестью, на нем — деревянные швейки. Над сундуком, на стене, развешаны женские платья прежних покроев, здесь же старинные большие часы с выцветшей розой на циферблате, большими медными гирями и длинным медленно качающимся маятником, которого так боялся Алеша, проводя долгие зимние вечера в комнате любимой бабушки.


Прямо перед сундуком — небольшая изразцовая печь с лежанкой, на ней — домашние туфли-«шлепанцы». Изразец печи расписан фантастическими фигурами людей, птиц, животных и рыб. По вечерам бабушка по картинкам рассказывала Алёше сказки.




Дверь из бабушкиной комнаты ведёт в сени и подклеть или черную рабочую избу – полуподвальное помещение с отдельным входом из сеней. Подклеть предназначалась для работников, но с августа 1871 года там поселилась мать А.Пешкова – Варвара Васильевна. Помещение довольно большое. Несколько широких лавок, большая кровать, два отдельно стоящих стола с самоварами, детский стульчик, дорожки на деревянном полу, ширма разделяющая помещение на две половины.


Через небольшие сени-«галдерею», заставленные различной хозяйственной утварью (сундук, деревянное корыто для стирки белья, на стене коромысло, фонари, над окном с цветными стеклами различные по форме и величине вальки для белья), здесь же висит бурлацкая лямка деда. На полу прибита подкова, об неё опирались башмаками или сапогами и снимали обувь, так же она служила символом благополучия и счастья.


Выходим во двор и затем в красильню, где и заканчивается осмотр бытовой экспозиции музея.






Красильня — это небольшое деревянное строение в углу двора, прямо перед воротами. В красильне — большая низкая печь, в нее вмазаны три больших чугунных котла для крашения материи, потемневшие от красок и времени деревянные мешалки, старые деревянные же ковши и железные черпаки. Напротив печи, около окон — сколоченный из простых, плохо оструганных досок длинный стол, на нем тяжелые утюги, различной формы и величины гладильные доски, рабочие рукавицы; на стене - выпачканные краской рабочие фартуки, на полу — стеклянная бутыль для купороса.









Двор Кашириных небольшой, по углам заросший травой. Во дворе находится сарай-каретник с сеновалом наверху; вдоль забора — старые, треснувшие котлы, выброшенные из красильни; по верху забора набиты железные кованые гвозди — «от воров»; к забору прислонен большой дубовый надмогильный крест, напоминающий посетителям музея о трагической гибели Ванюши-Цыганка. Вдоль дома тянется узкая дорожка-тротуар из красного кирпича, уложенного в «елочку». Такая же дорожка и на улице, вдоль небольшого палисадника перед домом, в котором одиноко растет большой старый вяз. В доме деда В.В.Каширина А. Пешков живёт недолго: после раздела наследства между Яковом и Михаилом он вместе с дедушкой и бабушкой переезжает в дом на улицу Полевую, затем на Канатную. В 1879 году дед отправляет внука «в люди».




В самом начале экспозиции на старинной тумбочке лежит книга отзывов, в которой каждый посетитель может оставить свою запись. О большой любви людей к А. М. Горькому, к его ярким, полным жизненной правды произведениям, ко всему, что, так или иначе, связано с его именем, свидетельствуют многочисленные записи.
Одна из посетительниц музея пишет: «С великим волнением я переступила порог домика, где провел детство Алеша Пешков! Вот эти стены, которые знали страдания мальчика. Мое поколение счастливо, что не испытало таких «свинцовых мерзостей». На всю жизнь сохраню впечатления, произведенные на меня этим домиком. Да здравствует Человек! Да здравствует жизнь!»
Ее мысль продолжает студентка Дробинская, которая, с большой теплотой отзываясь о музее-домике, говорит, что именно здесь она «еще яснее представила себе мерзости жизни мещанского мира Кашириных, в котором жил и воспитывался любимый писатель Алексей Максимович Горький в раннюю пору своего детства... Великий писатель, — продолжает тов. Дробинская, — останется для нас «живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!»

Подобных отзывов много. Все они являются ярким доказательством того, что светлая память об Алексее Максимовиче Горьком, о его прекрасных творениях жива и вечно будет жить в сердцах нашего народа и всего прогрессивного человечества, и к маленькому домику-музею на родине Горького — «не зарастет народная тропа!».

Настоящего образования Горький не получил, закончив лишь ремесленное училище. Жажда знаний утолялась самостоятельно, он рос самоучкой. Тяжелая работа (посудник на пароходе, мальчик в магазине, ученик в иконописной мастерской, десятник на ярмарочных постройках и др.) и ранние лишения преподали хорошее знание жизни и внушили мечты о переустройстве мира.
«Мы в мир пришли, чтобы не соглашаться...» — сохранившийся фрагмент уничтоженной поэмы молодого Пешкова «Песнь старого дуба».
Маленький домик-музей пользуется большой любовью народа. Его посещают приезжие из Москвы, Санкт-Петербурга, солнечной Грузии, Украины, Поволжья, далеких городов Сибири и других районов нашей великой Родины. Неоднократно бывали в нем представители и различные делегации зарубежных стран. Особенно многолюдно в музее бывает летом, когда количество посетителей нередко превышает 700 человек в день.

Впервые посетив музей, поймала себя на мысли, что моё отношение к этому писателю изменилось, ибо увидев окружавший его быт, взглянула на него другими глазами. Он стал мне ближе и человечнее, во многом это перечеркнуло школьную программу, когда учишь Горького, потому что надо. После посещения музея захотелось перечитать его книги.


А потом мы пошли по Почтовому съезду, на котором расположен домик Каширина вниз к Волге, нам нужно было на пристань и по дороге увидели рыжего кота, который с утра пораньше точил свои коготки







И птичку трясогузку




Через час мы входили на трап трехпалубного корабля «Отдых -1». Название нас насмешило, ибо мы не представляли, что такое отдых-2,3 и т.д. Предстояла поездка по Волге.
Tags: путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments