Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Category:

Путешествие в прошлое

Эпиграф:

Ты прости меня душа, непутёвого,
Что бывала выше плоть слова Богова.
Что сгибала часто жизнь в три погибели,
А твои глаза в слезах, это видели.

Что заманивала ложь в узы тесные,
Что стихи бывали сплошь бесполезные,
И лилось вино рекой распроклятое,
И страдала ты, душа, как распятая.

Автор стихотворения Анатолий Сухоржевский

Случайная встреча. Слёзы радости и горечь воспоминания. Собачья площадка, зима, мы компанией гуляем с нашими собаками. Они нам почти что дети, ведь для каждого из нас наша собака полноправный член семьи. Это было так давно, это было совсем недавно.
- Привет.
- Л.С., не верю глазам, - обнимая, - здравствуйте. Как Вы? Как Жорка? Слышала, он болел в прошлом году, ему ведь уже пятнадцать!
- Шестнадцатый пошёл. Совсем старенький стал…, - вздохнул Степаныч, - На кровать ко мне запрыгнуть не может, приходится подсаживать. В обморок недавно упал, врача вызывали. Прединсультное состояние.

- Ох.., - невольно вырвалось из сжимающих сердце тисков, - у нас так было с Казаном и не один раз…Держитесь. Жорка молодец из их с Казаном друзей мало кто столько прожил. Антошка восемнадцать лет, цверг-шнауцер Бонс - пятнадцать, Казан – пятнадцать, дворянка Лада – семнадцать и всё. Остальные не больше двенадцати.
- Да…, - горько протянул Степаныч, - пуделя Мишку машина сшибла, лабрадор Венька в восемь лет ушёл, у боксера Гарика инфаркт в семь лет случился. Венгерскую выжлу Венди увезли куда-то. Колли Алиса померла следом за Казаном. Остались из твоих старых знакомых ротвейлер Чейз, да зейненхунд Патрик. Патрик хорош. Пуд позитива и добра. До чего приятный пёс. Помнишь, как гуляли? Хорошее время было, весело было, а уж праздники, как отмечали, э-э-э.., - махнул рукой Степаныч.
- А что сейчас никто на площадку не ходит?
- Из старых нет, кто разъехался, кто собаку так и не завёл, вот как ты…пришли новенькие с новыми собаками. У нас тут появился злой лабрадор.
- А такое разве бывает? – усомнилась я, - порода наидобрейшая.
- Представь себе, - почесал затылок Степаныч, - Матильду боксершу помнишь? Казан её года два ещё застал.
- А то! Конечно, помню, Казан её ревновал к другим кобелям.
- Так вот, этот лабрадор всю задницу ей порвал.
- Суке? – ахнула я.
- В том то и дело, - горько усмехнулся Степаныч, - суку драл, еле оторвали, зашивать пришлось. Потом набил морду английскому бульдогу, тоже до швов дошло, а потом хозяин бульдога, а он оказался дипломатическим лицом. С поляками работает, вызвал тет на тет хозяина лабрадора, поговорили. Теперь с лабром гуляют в наморднике и на площадку приводят только, когда, там никого нет. Такие дела.
- Как было всё, так и осталось, - констатировала я, - помните нашего общего друга с двумя американскими бульдогами? Кстати, как он поживает.
- Хе-хе-хе, - засмеялся Степаныч, пряча хитринки в глазах, - он теперь гуляет вокруг дома с внешней его стороны, а к площадке близко не подходит. Таки удалось его приструнить, сама помнишь, как мы горохом рассыпались по углам, если он приходил.
- Ещё бы учитывая, что он не мог удержать двух собак и они у него срывались в прямом и переносном смыслах.


Мы так увлеклись разговором, что перестали замечать людей, которые проходя мимо нас, оглядывались или притормаживали. Мы вспомнили всех и оба опоздали по своим делам. А потом я шла по морозу и он обжигал мне щёки и душу. А потом холод исчез. Нахлынуло жаркой волной, понесло душу, затрепетала она, как мотылёк над горящей свечой. Показалось дома ждёт меня мой пёс Казан. Показалось, что сейчас войду в квартиру, а он, как и прежде бросится ко мне со всех лап. Он будет бодаться большой серой головой и топтаться по моим ногам и его баранка будет ходить из стороны в сторону, и я брошу сумки, быстро переоденусь «в собачье» и мы пойдём с ним на прогулку. Проверим все письма оставленные другими собаками, погоняем крыс, а если повезёт, и кота на дерево упрячем. А потом на собачьей площадке хозяева будут рассказывать друг другу разные истории, а собаки будут играть и шкодничать, и минуты прогулки будут лететь быстро незаметно, как сама жизнь.

Собаки, с которыми дружила

Степаныч с Жоркой


Жорка и Казан








Тришка


Казан с Тришкой


Степаныч




Дог-шоу с Михаилом Ширвиндтом. Казан с моей подругой и её цвергом Билли Бонсом




Перед съёмкой


Жорка


Алабай Эльза


Венгерская выжла Венди и Жорка



Пудель Мишка






Я с боксером Сенькой
Tags: байки о жизни, лайка Казан, собачье, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments