Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Жалею, зову и плачу


Неожиданный звонок главного редактора литературного агентства, в котором я состою вот уже четыре года, нарушил все мои планы.
- Алло, алло…Оля, срочно пиши информацию.
- Что-то случилось?
- Нет. У нас предстоит большое событие. Во вторник будем проводить вечер памяти Сергея Есенина. Бери гитару, готовь песни и срочно сообщи нашим членам клуба, что бы были все. Придёт руководство литинститута, студенты и члены нашего коллектива. Будем читать стихи, петь песни.
- Хорошо. Будет сделано. Сейчас разошлю приглашения по электронной почте. А сколько песен нужно?
- Штуки три.
- Отлично. У меня есть «Не жалею, не зову, ни плачу», «Березка» посвящение Л.И.Кашиной и песня «Памяти Есенина» на стихи поэтессы нашего клуба.
- Замечательно. Жду.

Через два часа зазвонил телефон.
- Кто говорит? Слон? Тьфу. Алло, алло.
- Привет, моя хорошая, - раздался голос бывшего военного, поэта и журналиста члена нашего клуба, с забавной фамилией Плохота, - про вечер слышала?
- Да, конечно. Буду петь.
- Это хорошо. Я тоже буду петь «Не жалею, не зову, ни плачу».
- Да-а-а, - слегка расстроилась, - и я её наметила. Её все знают, могли бы подпевать.
- Правильно, - жёстким голосом человека на плацу, гаркнул Плохота, - будут петь, как миленькие. Весь зал поставлю раком. Будут петь и хлопать, петь и хлопать, а ты мне подыграешь на гитаре. Я её знаешь, как пою! Заслушаешься. На военных смотрах пел, на телевидении. Не в Москве, а там где служил в Казахстане.
- Как же я подыграю. Надо бы репетировать. В какой тональности Вы поёте?
- Я сейчас тебе спою по телефону, а ты сама определяй, в какой пою.
Телефон откашлялся и затянул, - Не жалею-ю-ю, не зову-у-у, ни плачу-у-у…
И тут я с ужасом понимаю, Плохота ни в одну ноту не попадает. Он в принципе не знает, что существуют ноты. Тональности просто нет. Ревёт аки раненый тигр. Робко попыталась его остановить, какое там, народный певец Казахского телевидения вошёл в такой раж, что работники телефонной станции поотключали наушники. Он спел один куплет, второй, третий, отодвинула трубку от уха, перешёл к четвёртому, на пятом я готова была молиться, чтобы он прекратил издевательство. Наконец прозвучали последние слова «что пришлось процвесть и умереть» и он радостно спросил:
- Ну как? Здорово? Определила тональность?
- М-м-м…, - замямлила, не зная, что ответить, думая о последнем слове по отношению к Плохоте «умереть» - могу сказать громко.
- Ты, что завтра делаешь? Давай репетировать. Я к тебе подъеду, мы с тобой её на два голоса споём.
Тут мои волосы поднялись пыром, мысли лихорадочно заработали и я выпалила:
- Не получится. Уезжаю с пятницы до понедельника. Буду во вторник и сразу на вечер.
- Ну-у-у, - разочарованно протянул Плохота, - я так не играю. Впрочем, - его голос снова стал задорным, - встретимся во вторник. На час раньше. Я жену свою приведу, пусть посмотрит, как мы выступим, а мы где-нибудь в уголке порепетируем.
- А может Вы споёте её а капелла, как у нас в бард-клубе «Альма матер» иногда поют? – с надеждой спросила я.
- Какая такая матерь, какая капелла, что ты лепишь! Чего ругаешься?
- Я не ругаюсь. Альма матер, это название клуба, а «а капелла» – пение без музыки.
- Здрассьте, без музыки. А кто зал поднимать будет? Будешь трынькать и поддерживать мой голос. И не возражай, я связистками командовал, знаю, как с вашим братом разговаривать нужно.
И припомнилось мне, как однажды главный редактор заметил:
- Всем Плохота хорош. Исполнительный, шустрый, вот только…
- Военный, - подсказала я.
- Дурак, - ответил главный редактор.

- До вторника, - выдохнула в трубку, - споём.
Больной что ли сказаться?
Tags: байки о жизни, литература, музыкальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments