Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Поэзия «Ню»

Разбирая отцовскую библиотеку, наткнулась на днях на одно прелестное издание «Запретные стихи русских поэтов». Открыла первую страницу и…махом дочитала до конца. Чего стоит один лишь афоризм «В войне женщин с мужчинами последние обладают немалым перевесом – у них в запасе девки».

Небольшие отрывки из произведений. Строго для взрослых! Осторожно мат.

Начнём эпиграфом:

Купец уж лавку запирал
Поэты лишь не спали
И, водкою налив стакан
Баллады сочиняли.


Александр Пушкин

Накажи, святой угодник,
Капитана Борозду,
Разлюбил он греховодник
Нашу матушку п…у

Час приходит настоящий
Села девка на конец
На огромный, на стоящий
На торчащий на конец.

Михаил Лермонтов

Стоит он пасмурный и пьяный
Устав бродить один везде,
С досадой глядя на фонтаны
Стоит и чешет он муде.

Ты осторожен будь, дорогой:
Не опрокинь с говном лотка.
Пизд не щупай, жоп не трогай!
Мать их в подпупие. Тоска.

И ободренный винным паром
Наверх вскарабкался наш князь
Прижал защёлку – входит с жаром,
Руками за х…й свой держась.

Чердак пахабный, закоптелый,
Едва лампадой озарён
Говно и пыль со всех сторон…
В широких креслах, в кофте белой,
В очках, недвижна, как гранит,
Слепая барыня сидит.
Она чепцом почти закрыта,
И мыслил пьяный волокита:
- «Она, должна быть! Подойду!»
И вот приближась с быстротою,
Он дерзновенною рукою,
Хватил старушку за пизду.
- Ага! Ну что? Попалась душка?
- Ах, Боже мой да кто же тут?
Мариса где ты? Эй, Андрюшка.
Сюда, сюда меня ебут.
Как шар по лестнице скатился
Наш голожопый Купидон.
Ворчал, ругался и бесился.
И, морщась спину щупал он.

Не води так томно оком,
Круглой жопой не верти
Сладострастьем и пороком,
Своенравно не шути.

Паломник

Встречаясь с ним подчас,
Смущалися красотки;
Он их еб…л не раз,
Перебирая чётки.

Иннокентий Анненский

Поймите, к вам стучится сумасшедший,
Бог знает, где и с кем всю ночь проведший.
Оборванный, и речь его дика,
И камешков полна его рука;
Того гляди другую опростает
Вас листьями сухими закидает.

Константин Бальмонт

Хочу быть дерзким,
Хочу быть смелым.
Из сочных гроздьев
Венки срывать.
Хочу упиться
Роскошным телом.
Хочу одежды
С тебя срывать.

Мы не по закону,
Мы по благодати,
Озарив икону,
Ляжем на кровати.

Надежда Тэффи

Мой черный карлик целовал мне ножки,
Он был всегда так ловок и так мил!
Мои браслетки, кольца, серьги, брошки
Он убирал и в сундучке хранил.
Но в чёрный день печали и тревоги,
Мой карлик вдруг поднялся и подрос.
Вотще ему я целовала ноги –
И сам ушёл и сундучок унёс.

Михаил Кузьмин

Тут Адамы без штанишек,
Дальше Евы без кальсон.
И, глядя на шалунишек,
Погружаюсь в детский сон.

Повернулся вниз Егорка,
В грудь упёрся крепкий лоб,
И, расправя, смотрит зорко
В чей-то зад, как в телескоп.

Вот команда враз мочиться,
Все товарищи в кружок.
У кого сильней струится
И упруже хоботок.

В голове коптит лампадка
И в окно несётся вонь.
Молодой вдовой не сладко,
Жить уж как ты не резонь.

Николай Агнивцев

И наклонившись к даме,
Он прямо в гавань – трах!
Под всеми парусами
Причалил впопыхах.

Простившись с дамой вяло
(любить дам нелегко)
Шагал маркиз по залу,
За горничной Марго.
Попав как по заказу,
С ней в тёмный коридор,
Немедля ожил сразу
Галантный Рошефор.
И тут от неуменья
(иль от избытка сил)
Вмиг без предупрежденья
Зашёл любви он в тыл.
И песнь любви, как смог он,
Так спел ей второпях,
И был бы им растроган,
Любой персидский шах.

Тоскуя от безделья,
Он дело вдруг нашёл.
И с непонятной целью,
Скользнул рукой под стол.
Что делал он не знаю,
Лишь знаю, что Люси
В конце концов, вздохнула,
Промолвила «Мерси».

Пылая жаждой мести,
Прокляв девиц и дам.
Копьё любви на месте,
Сломал он пополам!
Для всяческих проказ он
Потерян с этих пор.
Так небом был наказан
Маркиз де Рошефор.

Владимир Маяковский

Я в Париже
Живу, как денди.
Женщин имею до ста.
Мой член, как сюжет в легенде,
Переходит из уст в уста.

Сергей Есенин

Да! Есть горькая правда земли,
Посмотрел я ребяческим оком.
Лижут в очередь кобели,
Истекающую соком суку.

Дмитрий Кедрин

На плитах щербатых каменных
Любовники ночью синей
Опять возжигают пламенник
Природы неугасимой.
Так трется между жерновами
Бессмертный помол столетий…
Наверное, скоро новые
В посёлке заплачут дети.

Николай Олейников

Классификация жён.

Жена кобыла –
Для удовлетворения пыла.
Жена корова –
Для тихого семейного крова.
Жена стерва –
Для раздражения нерва.
Жена крошка –
Всего понемножку.

Неизвестные авторы

Заметила Оля пылающим оком,
Что между ног у него в основанье,
Предмет, у которого нету названья.
С красной головкой дивный предмет,
Какого у женщин и девушек нет.
А ниже, у корня, средь черных волос
Странный мешочек с шарами прирос.
И в нежном чаду, протянув свою ручку,
Оля поймала дрожащую штучку.

Песнь гусара

Вопрос ведь не в том, молода иль стара,
Была бы хорошая только дыра!
И к чести гусаров сказать я могу:
Видали мы виды на этом веку.
Меня маркитанки боялись в походе,
Не брезговал бабами на огороде.
Поднимешь подол ей, и тут, между гряд,
Отчешешь как следует в перед и в зад.
В столицах обоих твой милый гусар
К прекрасным девицам был вхож в будуар.
А летом в деревне во время стоянки,
Охотно ко мне прибегали крестьянки.
Я к вашей сестре был уж с юности слаб,
И знаю всю прелесть и девок, и баб.
То ль дело: одним повелительным знаком
Поставить бабёнку хорошую раком.
Я знаю уйдёт у ней в пятки душа,
Но терпит бабёнка, стоит чуть дыша.
Бьётся лишь сердце, полно уж блаженства –
Я в этой науке достиг совершенства.
До тонкости я изучил сей предмет,
И мне в эскадроне подобного нет.

Поцелуй лишь губы трёт,
А кто о девочках хлопочет,
Тот больше поцелуя хочет:
«Сухая ложка – рот дерёт».

Она с любовником лежала
Без простыни и одеяла.
(Затем, друзья, что в той поре
Великий жар был на дворе).
В руках своих она держала
И не стесняясь тем нимало.
Ту вещь, какая у мужчин
Для важных спрятана причин.
Ту вещь (ах, как бы перед вами
Назвать достойными словами.
Ту вещь, что Катей взята в плен).
Вещь эта – есть тот самый член,
Который пособил Адаму,
Из девы Евы сделать даму.

Вечерняя прогулка

Барин шел под вечерок
Невской перспективой.
Вдруг почувствовал толчок
В части щекотливой.
Видит точно будто блядь
Барыня в капоте.
Видно, вышла погулять
По своей охоте.
Барин вслед за ней спешит,
Будто бы гуляя.
А она вперёд бежит,
Задницей виляя.

Рецепт

Полу женскому случится
От любви немочь,
Есть лекарство, чем лечиться,
Бедной девушке помочь.
И лекарство есть простое!
Только надо его знать.
Если знать его хотите,
Слева сверху вниз прочтите
…и мягким знаком заключите.

Вопрос без ответа

Просвитер на духу журил
Духовного сынка.
Отнюдь чтоб не блудил:
- Вить нам для с..ак дана битька, - он сказал ему.
- Муде, - спросил тут сын, - к чему?

• Отговорочка

Жена увидевши, что муж другую е…ет,
Вскричала на него. – Что делаешь ты скот?
Как душу, обещал любить меня ты, плут!
- То правда, - муж сказал, - да душу не е…ут.

Барков Иван Семенович

Пров Фомич

Пров Фомич был парень видный,
Средних лет, весьма солидный,
Остроумен и речист,
Только на хуй был нечист.

Он не брезговал интрижкой
Ни с кухаркой, ни с модисткой
И немало светских дам
Прижимал к своим мудам.

Хуй имел он прездоровый,
С шляпкой глянцевой, багровой
Одним словом, его кляп
Был совсем по вкусу баб.

Еб с отменным он искусством,
С расстановкой, с толком, с чувством
И, как дамский кавалер,
На свой собственный манер.

Он сперва пизду погладит,
А потом свой хуй наладит,
Нежно вставит, извинись,
И ебет, не торопясь.

«Пров Фомич! Что за мужчина!
С ним не ебля, а малина», —
Так решили дамы хором
За интимным разговором.

И попал наш с этих пор
Пров Фомич в большой фавор.
Раз в осенний вечер длинный
Пров Фомич в своей гостиной,

Взяв стаканчик коньяку,
Сел поближе к огоньку.
Ароматный дым сигары
«Фин шампань», хороший, старый,

Отвлекли его мечты
От житейской суеты.
Вдруг выходит из прихожей,
С неумытой, пьяной рожей,

Прова Фомича лакей,
Старикашка Патрикей.
— Что тебе, хуй старый, надо? —
Молвил Пров Фомич с досадой.

Почесав свое яйцо,
Тот ответил: — Письмецо.
Отослав в пизду лакея,
Старикашку Патрикея,

И, загнув «ебена мать!»,
Начал Пров письмо читать.
«Душка Пров, — письмо гласило, —
Без тебя я вся уныла.

Две недели не еблась
И вконец вся извелась.
Укатил тиран мой Павел,
А свой хуй мне не оставил.

Мне ж без хуя невтерпеж —
Приезжай, так поебешь!
Если ж ты меня обманешь,
К своей Тане не заглянешь,

То, ей-богу, не совру,
Дам я кучеру Петру!»
Прочитав письмо до точки,
Пров Фомич без проволочки

Встал и крикнул: — Патрикей!
Одеваться мне скорей!
Пров Фомич принарядился,
Вымыл хуй, лицо, побрился

И, свернув усы в кольцо,
Бодро вышел на крыльцо
— Ей, ебена мать, возница!
Крикнул он, и колесница,

Загремев по мостовой,
Унесла его стрелой.

Ей вы, сонные тетери,
Открывайте Прову двери
Прову двери отворили
И туда его пустили

Он у ней. Она в кровати
Жаждет ебли и объятий
Вся раздета догола,
Обольстительно мила.

Ножки свесила с постели,
И на белом ее теле
Между двух прелестных ног
Обольстительный пушок.

Пров Фомич разоблачился,
Под бочок к ней подвалился,
Начал к делу приступать
И живот ей щекотать.

Вот уж он пизду погладил,
А потом свой хуй наладил,
Вдруг, о ужас, его кляп
Опустился и ослаб.

От такого приключения
Бедный ебарь, с огорчения,
Глядя на хуй, возопил:
«И ты, Брут, мне изменил!»

Видя хуй его лежащим,
Таня молвит,чуть не плача:
— Что с тобой, мой милый Пров,
Али хуем нездоров?

А потом рукою нежной
Начала она прилежно
Его гладить и ласкать,
Чтобы как-нибудь поднять.

Но, увы, хуй был как тряпка,
Побледнела его шляпка,
Весь он сморщился, обмяк,
Словом — дрянь, а не елдак.

К ебле чувствуя охоту,
Таня до седьмого поту
Билась с хуем Фомича,
Его гладя и дроча.

Целый час она потела,
Но елда, как плеть, висела,
Наконец бабенку зло
На любовника взяло.

Мигом Танечка вскочила,
Свой ночной горшок схватила,
Полон ссак, и сгоряча
Окатила Фомича.

— Вот тебе, блудец негодный!
Помни, с дамой благородной
Не ложися на кровать,
Коль не хочет хуй вставать.

Уходи, безмудый мерин,
Ты противен мне и скверен,
Иди: к матери в пизду,
Я получше хуй найду.

Если б я стыда не знала
Я б тебя не так ругала;
Убирайся, сукин сын,
Гниломудый дворянин!

Пров, бедняга мой, очнулся,
Весь в моче, сопя, встряхнулся:
«Вот, несолоно хлебал», —
И скорей домой удрал.

На квартире в Малой Бронной,
С обстановкою бон-тонной,
Проживает с давних пор
Доктор Шванц, гипнотизер.

Все болезни организма
Тайной силой гипнотизма,
Погрузив больного в сон,
Исцелял чудесно он.

Так лечил сей чародей
Слабость хуя и мудей,
Что бывал здоров в минуту
Самый злостный пациент.

Доктор Шванц в два-три момента,
Погружал в сон пациента
И внушал больному так,
Что стоял его елдак.

Шванц женат был. Его женка,
Миловидная бабенка,
Весела, как мотылек,
Но слаба на передок.

Пров у Шванца был друг дома.
Многим роль эта знакома:
Посещал их часто, ну...
И, конечно, еб жену.

Знал ли Шванц об их скоблежке
И о том, что носит рожки?
Я могу сказать в ответ:
«Может — да, а может — нет».

Пров Фомич в своем недуге
Вспомнил о враче и друге
И не больше, как чрез час,
Был со Шванцем с глаз на глаз.

— Что у вас? — спросил тот тихо.
— Ах! Мой милый, невставиха.
Кляп хоть вовсе отрубай
И собакам отдавай.

Прову кресло Шванц подвинул,
Сморщил лоб и брови сдвинул,
Почесал в раздумьи нос
И так начал свой допрос:

— Не дрочили ли вы в детстве
Иль, быть может, в малолетстве,
Спавши с нянькой молодой,
Познакомились с пиздой?

Был ли ваш отец покойный,
Может, пьяница запойный?
Мне признайтесь — врач что поп, —
Не любитель ли вы жоп?

Пров Фомич засуетился,
Заклялся и забожился:
Пусть свидетельствует Бог,
Что он жоп терпеть не мог.

Коли он на жопу глянет,
У него и хуй не встанет.
— Ну-с, отлично, бесподобно,
А теперь ваш член подробно

Мы рассмотрим. — И вот Пров
Вынул хуй свой из штанов.
Доктор Шванц вздохнул и смолкнул,
Кляп его зачем-то щелкнул

И промолвил наконец:
— А ведь хуй-то ваш подлец!
Ну да мы его поправим,
Живо на ноги поставим.

Поглядите через час,
Он штаны порвет у вас.
Шванц вперил свой взор в больного,
Тот не вымолвил ни слова,

Клюнул носом, осовел,
Раз зевнул и захрапел.

Снится сон больному чудный,
Будто в зале многолюдной
Очутился как-то он,
И его со всех сторон

Окружают образины,
Но не дамы, не мужчины.
Гладки лица, без усов,
Нет ни глаз и нет носов.

Пара толстых глупых щек
И дыра как бы у жоп.
Пров напряг свое вниманье,
Разглядел их очертанье

И почувствовал озноб:
Он один средь сотни жоп!
Увидали жопы Прова
И, как гостя дорогого,

Окружив со всех сторон,
Отдали ему поклон.
А потом толпою шумной,
Будто в радости безумной,

Норовили за хуй дернуть,
В рот ему старались пернуть.
Они под нос ему срали,
Ловко с припердом скакали,

Испуская вонь и смрад,
Одним словом — сущий ад.
Жутко сделалося Прову,
И от шуму, гаму, реву,

Пациент что было сил
Вскрикнул и глаза открыл.
А над ним, с улыбкой злою,
Шванц склонялся и рукою

Тер виски больному он,
Чтоб прервать тяжелый сон.
— Поздравляю вас, мой милый, —
Молвил доктор, — с новой силой

Встанет хуй на радость вам
И в утеху милых дам.
Так он молвил, весь сияя,
К двери Прова провожая.

Сам он думал: «Жопоеб!
Чтоб ты мать твою уеб!»

Сидя у камина дома
За бутылкой доброй рома,
Пров мой весел, оживлен
И от хвори исцелен.

Вспоминая приключение,
Таню, Шванца, сновидение,
Отгадать старался он,
Что мог значить этот сон.

Патрикей уж в это время,
Притащив с двора дров бремя,
Стал укладывать их в ряд,
Оттопыривши свой зад.

Вдруг у Прова моментальной,
Силой роковой, фатальной,
Верьте, господа, не вру,
Хуй поднялся на слугу.

Овладела им тут похоть,
Начал он стонать и охать,
В руки взяв свою елду,
Он промолвил холую:

— Ты послушай-ка, мой верный,
Мой слуга нелицемерный,
Старикашка Патрикей,
Ты снимай штаны скорей!

За твою примерну службу,
За любовь ко мне и дружбу
Я по-барски награжу,
Тебе в жопу хуй вложу.

Патрикей, слуга покорный,
Видя барский хуй задорный,
Ни полслова не сказал,
Снял штаны и раком стал.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Год прошел. Мой Пров доволен.
Весел, счастлив и не болен.
Невставанью нет следа,
Лихо действует елда.

Он расстался с Патрикеем
И другого взял лакеем,
Мужика лет двадцать пять,
Чтобы в зад его пихать.

Пизд ему теперь не надо,
Жопа – вот его награда.
И поверьте, что по гроб
Пров Фомич не бросит жоп.
Tags: стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments