Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Яд

Алина тряслась на заднем сидении в легковушке, прижимая к себе мёртвую собаку. Они ехали в крупнейшую ветеринарную клинику Москвы на вскрытие. Необходимо было понять, в чём причина смерти. Она даже не могла плакать от содеянного с её десятимесячной девочкой редкой породы чехословацкая волчья собака. На губах собаки застыла пена, а её мордочка была сведена страшной судорогой. Её Эрлочка…
Перед глазами Алины замелькали картинки. Вот она везёт толстенькую серую малышку из аэропорта домой. Она прижимается тёплым тельцем к её груди, сидя за пазухой и грустно смотрит в глаза, пытаясь понять, куда она попала. Дома их ждут муж и огромный пёс Энрик. Он той же породы что и Эрла. Чехословацкая волчья собака – гибрид немецкой овчарки и карпатского волка. Собственно Эрлочку взяли в пару к Энрику. Он заслуженный пёс, многократный чемпион всевозможных выставок, не так давно прошёл очень серьёзный финский тест на испытание психики и получил высшую оценку среди всех пород собак. Да и не мыслит она у себя собак другой породы. Всю жизнь занималась овчарками, а потом случайно увидела влчков и влюбилась в них с первого взгляда. Эрлочка будет хорошей подружкой Энрику.
Первая ночь с ней была беспокойной. Эрла перенервничала и всю ночь выла. Они её успокаивали. Утром её взял под свою опеку Энрик. Он нежно её облизывал, побежал показывать участок, стал учить её разным собачьим наукам. Они вместе рыли ямки, вместе собирали ягоды смородины с кустов. Эрла смешно морщилась от кислятины и чихала. А потом к ним стал прибегать соседский беспородный пёсик Барончик и они втроём весело играли. А вот Эрла на выставке со своим ровесником Люпусом. Люпус сын Энрика и его иногда привозят в гости. Они сидят в одной клетке и смотрят, как по большому рингу бегают взрослые влчки. Когда они станут большими, они тоже выйдут на большой ринг. А потом после выставки они носятся по Сокольническому парку и играют в прятки. То один спрячется в кустах, то другой, а уж как найдут друг друга, так и катаются клубком, взвизгивая от щенячьего восторга. Следующая картинка заслепила глаза Алины, защипала, но она сдержалась. Лето, лесное озеро, камыши. Эрла плещется в воде, она окутана алмазными каплями, переливающимися вокруг её отряхивающейся головки. Её янтарные глаза светятся счастьем. Энрик охраняет её покой и следит за ней в оба. Алина погладила холодную голову.
- Эрлочка, - зашептала она, - за что? Как же так? Какие же страшные муки ты приняла…Валентин! – хрипло спросила мужа, - как же это случилось?
Между его бровями пролегла резкая глубокая морщина. Ему было трудно говорить. Он сам не понимал, откуда у него берутся силы сдерживаться. То, что он увидел, застыло в памяти, врезалось и это счастье, что Алины не было рядом. Он не представлял, как она смогла бы перенести увиденное? Как плакала соседка. Как они закапывали Барончика, потому что соседка не захотела делать вскрытие. Он понимал, что удар был направлен не на Эрлу, а на Энрика. Это Энрик лучший представитель породы. Это его две недели назад повязали с двумя многообещающими девочками, одна из которых тоже сумела пройти финский тест. Ведь этот тест не могут пройти очень и очень многие породы, а уж тем более удивительно, что его с отличными результатами прошли гибриды волка. Хотя как раз неудивительно, известно, что зачастую гибриды получаются умнее и сообразительнее. Травили Энрика, а попались…
- Я был в доме. Всё было тихо. Эрла бегала по участку с Барончиком, Энрик был со мной. Ты же знаешь, когда собаки играют их слышно. Увлёкся своими делами, потом вспомнил, что Эрла давно гуляет, да и тихо как-то на участке. Вышел. Эрла с Барончиком на земле лежат, их тела сводит судорогой, у обоих пена из пасти, глаза закатились. Отравили. Кому это было надо? – решил схитрить он, - потому что версии вертелись одна за другой и кое-какие подозрения у него возникли. Его слова прервал звонок мобильного телефона. Алина поднесла трубку к уху, оттуда послышался стон:
- Алина! Ты где? У меня сегодня отравили собак. Овчарку мою Арнольда и Тери с Цанитой.
- Что-о? – не поверила своим ушам Алина и крикнула мужу, - разворачивайся. Быстрее. Гони к Эвелине. У неё отравили наших беременных девочек.
Валентин резко ударил по тормозам. Машина завизжала и закачалась. На его лбу выступил холодный пот.
- Не может быть, - выдавил он. - Кто знал, что Энрик их повязал?
- Я виновата, - выдавила Алина. Её горло сжали тиски, ей стало трудно дышать. – Написала на форуме, что скоро у Энрика будут детишки.
Валентин хотел выругаться от бессилья, но сдержался. Развернул машину, надавил на газ, рванул сцепление, и машина понеслась в обратную сторону.
Эвелина сидела окаменев, держась руками за голову. Перед ней лежал со сведенными судорогой челюстями Арнольд. Тери и Цанита были живы, но слабы. Зоолог по профессии она успела, увидев судороги умирающего Арнольда, вколоть им огромную дозу витамина В6 и это спасло им жизнь. Но они обе были беременны, и что будет со щенками, она не знала. Сейчас надо было выяснить, что за яд подбросили на её участок? Когда в её дом ворвалась Алина, она с трудом её узнала. Лицо подруги было белым, голубые глаза пустыми, белые губы сжаты. Она кричала на ходу:
- Всех собак в машину. Быстрее. Все погибли?
- Нет, - очнулась Эвелина, - девочки живы, но слабые. Сейчас закрою их и поедем. Что с тобой?
- Эрлы больше нет.

Ветеринарный врач стоял перед столом, на котором лежали две молодые красивые собаки с одними и теми же застывшими масками смерти на мордах. Хозяев он попросил выйти. Позвал девушек из лаборатории. Взял скальпель и приступил к вскрытию. Сухо стал диктовать:
- Застойная гиперемия, отёк лёгких, постгеммарогическая анемия, гиперемия печени, гиперемия почек, отёк мозга. Смерть собак наступила в результате сердечно-легочной недостаточности, характерной для острого отравления ядом изониазидом.

За дверью сидели Алина, Эвелина и Валентин. Алина не выдержала:
- За что? Почему в один день? Ведь это не просто так?
Валентин почти окончательно понял, что произошло:
- Всё понятно. Травили не соседи и не дог хантеры. Травили конкуренты.
- Какие конкуренты? – не поняла Эвелина, - вроде деньги тут не замешаны.
- Ошибаешься, - ответил Валентин, - замешаны. Влчков у нас мало. Их по пальцам можно пересчитать. Энрик один из лучших кобелей, да ещё прошёл этот чёртов тест. Теперь представь, он повязал двух сук своей породы, которых тоже мало и одна из них тоже прошла этот тест. У кого щенков будут покупать? Теперь берём других владельцев влчков. Мы их видели на выставках. У них тоже есть пара кобелей и несколько сук. Они тоже хотят продать своих щенков. Кого выберут потенциальные покупатели? Всё предельно ясно. Охотились на Энрика и беременных сук. Разом убрать. Всех. Приплод в первую очередь.
От услышанного у Эвелины внутри всё опустилось. Арнольд пострадал по случайности. Её замечательный охранник, её друг и защитник.
Вышел врач, молча, отдал результаты вскрытия. Только покачал головой.
- Осторожнее надо. Видеокамеры поставьте на участки. Собаки-то хорошие у вас были.

Алина наняла частного детектива. Мало, кто хотел соглашаться на такое провальное дело. Было ясно с самого начала, что виновника найдут, но вот сделать с ним ничего не смогут. По закону, чтобы предъявить обвинение нужны доказательства, а как доказать, что кто-то подбросил яд через забор на садовый участок? Надо поймать его за руку. Только тогда можно говорить о возмездии. И все же один детектив согласился. Он нашёл заказчика и исполнителей, только обвинить их было нельзя, потому что в России действует негласный закон «не пойман – не вор».

Через месяц начались роды у Тери и Цаниты, почти в один день. Вязка была в один день. Первая заскулила и спряталась в угол Тери. Эвелина с Алиной стояли рядом. Первый щенок мёртвый, второй мёртвый, третий…
- Дышит, - вскрикнула Эвелина, - один дышит. Отложи его в сторону. Четвертый и пятый тоже вышли мертвыми. Алина, захлёбываясь слезами, аккуратно подложила его Тери, которая устав после родов, теперь бережно вылизывала своё сокровище. Цанита беспокоилась, но роды всё не начинались. Алина уехала домой. Позвонила утром Эвелине, выяснила, что Цанита ещё не разродилась и ушла на работу. В полдень ей позвонила Эвелина. Её голос звучал глухо, словно она говорила из-под земли:
- Цанита умерла. Пять щенков живые, а последний…после паузы добавила, - встал поперёк. Вызвала врача. Сделали кесарево сечение. Она не вышла из наркоза. Последний застрявший щенок тоже погиб.
- Боже мой! – всплеснула руками Алина, - что же за напасти на нас? Куда же Господь смотрит? Души губят одну за другой. Что же со щенками делать? Клади их под Тери.
- У Тери, почти совсем нет молока, - безжизненным голосом ответила Эвелина. - Я их уже подложила. Она такая замечательная мамочка. Всех приняла, всех вылизывает. Но что делать с прикормом? Началась борьба за жизнь каждого крохотного комочка. Выжили только два щенка. Две девочки. Ушёл первенец Тери, ушли ещё два мальчишки и очаровательная малышка, резко отличающаяся от других своей шерсткой. Она была похожа на маленького серого ёжика.

Галина Борисовна стояла на выставке и улыбалась. Её чехословацкий влчак занял первое место. Краем глаза она искала в толпе Алину и Эвелину, которые наверняка должны были прийти, но их не было.

Заговор «Кто собаку убил зло сотворил»

Кто собаку убил, тот порчу сам себе сотворил, назад она к нему вернется, злою бедою обернется, грех на голову злодея упадет и во веки веков от него не уйдет. Будет так....

Tags: влчаки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments