May 27th, 2014

История о волчице

Мимо пройти не получилось. Тронуло.

Оригинал взят у lunin_sovs в История о волчице
getImage (14)

Волчица выла над загубленным потомством,
Летел к луне тоскливый волчий вой,
Ей непонятное чужое вероломство
Будило злобу на весь род людской.
К восходу солнца, отупев от этой боли,
Охотника взяла волчица след,

И не страшась ни смерти, ни неволи,
Неслась в кроваво — разливавшийся рассвет.
И след привёл к окраине деревни,
Попался пёс и вмиг растерзан был!
Месть за детей — инстинкт звериный древний,
Иные чувства ныне погасил.

Тревожились и лаяли собаки,
Она ж молчала, злобу затая,
Сейчас она страшна была бы в драке…,
Но не за этим притаилась у жилья.
И дождалась: из дома, напевая,
Неспешно женщина прошла с корзиной в сад,

Как в колыбели малыша качая,
В тени дерев присела наугад.
Волчица напряглась, до судороги в лапах,
Белел оскал отточенных клыков,
Ей чудился волчат убитых запах,
Душила злоба за погубленных щенков.

Сейчас прыжок… и зубы с наслажденьем
Вонзить в чужую плоть и в клочья рвать…
Но в эту самую секунду промедленья
Из дома голос стал кого-то звать.
Прикрыв ребёнка тонкой кисеёй,
Беды не чуя, мать ушла на зов…

Волчица коршуном метнулась над землёю,
Не слушая ни звуков, ни шагов…
Слетела кисея прозрачно — тонка,
Корзина опрокинута рывком…
Слюна закапала из пасти на ребёнка…
Но вдруг… дохнуло на волчицу молоком.

Щенком дохнуло… так, что стало больно…,
В смятенье чувств застыла не дыша…
И… неожиданно, непроизвольно,
Лизнула тёплую мордашку малыша.
Ребёнок сморщил носик и чихнул,
Ну так похоже на весёлого волчонка…

И словно нож по сердцу полоснул!
И вой раздался — жалобный и тонкий…
Охотник на пороге! И с ружьём!
Застыл от ужаса, а вой сменился рыком…
Глаза в глаза, горящие огнём
— Враги застыли в поединке диком.

И опустилась помертвевшая рука,
Ружьё повисло дулом вниз бессильно,
Ни выстрелить, ни добежать наверняка,
Когда клыки под самым горлом сына.
Зверь в ярости бесстрашен и силён.,
Мать, потерявшая детей, на всё готова…

И в час расплаты жизнь поставила на кон.
И умереть сто раз готова снова!
Но в этот миг, когда решалось всё.
За шерсть схватилась детская ручонка,
Волчица инстинктивно, как своё,
Тихонько лапой отодвинула ребёнка.

И улеглась загривка вздыбленная шерсть,
Погасла ярость, и обмякли лапы,
И повернувшись, потрусила в лес
Волчица… неуклюже…, косолапо…
Не обернувшись на щелчок курка,
Не прибавляя ходу, удалялась…
И дрогнула охотника рука,

И сердце дрогнуло, и болью отозвалось.
О землю глухо стукнуло ружьё…
Ненужное у ног лежать осталось
И человек подумал со стыдом:
Волчица благородней оказалась.
И пощадила малое дитя,

Своих оплакав, в логове далёком,
Волчица словно доказала, уходя,
Что мир не должен быть таким жестоким…
На беззащитного руки не подними,
Тебе разумным довелось родиться…
И взяв ружьё, ты сердце не замкни…
Взведя курок, ты вспомни о волчице!