June 9th, 2014

Ленты



Расслабилась. Привыкла к Канису. Собака и есть собака. Моё спокойствие по поводу просто собаки развеялось за тридцать секунд. На прилегающем к дому участке объекта, где живёт овчарка Найда, охранники отгородили небольшой кусочек земли под огурчики и помидорчики. Поставили металлические прутья высотой сантиметров восемьдесят и оплели их красно-белой лентой, что используется, практически, повсеместно. Канис увидел двигающуюся мимо забора дворнягу, легко перепрыгнул заграждение и в погоне за адреналином (погавкаться через забор) начал усиленно вытаптывать только что высаженные саженцы. Я замахала руками, закричала:
- Канис! Канис! Ко мне!
Достала из кармана прикорм. Канис уже знает, что лучше подойти, а за это ещё и поощрят, ринулся сквозь ленты. Запутался в них. Почувствовав опасность – запутался в сетке, биться в ней не стал. Молниеносно режущим движением сделал развороты вправо и влево. Ленты были разрезаны, словно лезвием. Спокойно выпрыгнул через образовавшуюся дыру. Меньше, чем через минуту он стоял передо мной, выпрашивая вкусняшку. Вот тебе и волки! Вот тебе и красные флажки! Только тогда поняла, какое счастье, что он не знает полную силу своих челюстей и лучше, если не узнает. Выражение «зарезал барана» обрело свою силу. Поняла.
- Он сам не понял, что сделал и… Не дай Бог! Поймёт. Моя задача, заставить его думать, что он собака. Такие дела.