June 3rd, 2015

Ронни

У нас сегодня на «песодроме» веселье случилось. Канис мирно играл с молодым дворянином Джойсом. Ничего беды не предвещало, лишь громкие крики «Ронни! Ронни! Ко мне!» нарушали тишину.
И она появилась. Стремительная, как шквальный ветер. Протиснулась между прутьями в калитке. Молодая, красивая дворянка, пахнущая самыми привлекательными на свете духами.
Мальчики встрепенулись. Принюхались и погнали даму. Догнали. Завалили. Положили на спину и не ссорясь начали крутить во все стороны. Ронни счастливо возлежала на спине, подставляя мальчишеским носам самые интимные части своего тела. Она чувствовала себя звездой первый раз в жизни.
Всклокоченный хозяин прибежал лишь через несколько минут, уже почти рыдая:
- Ронни! Профурсетка! Ко мне!
Какое там…Вся троица разом оглохла. Никто не пошёл на зов хозяев.
Случайно, на бегу, отловила Каниса хозяйка, потом так же поступила хозяйка Джойса. Ронни, оставшаяся без ухажеров, огляделась и расстроилась. Мальчиков увели. Вот тогда хозяин и подкрался к ней. Схватил за шкварник.
Последнее что увидели уходящие с площадки Канис и Джой, раскачивающуюся маятником Ронни, в руках разъяренного хозяина, которая молча переносила экзекуцию, болтаясь с абсолютно счастливой мордой. Она была звездой всего лишь несколько мгновений, но каких мгновений! Любовь в этом мире превыше всего.

Жёлтый древесный гриб

Итак. Всё-таки "Не имей сто рублей, а имей сто друзей". Этот гриб называется трутовик серно-желтый. Что с ним можно делать?
Распространение:
Трутовик серно-желтый (синоним "ведьмина сера") растет с середины мая до осени на остатках деревьев или на живых ослабленных деревьях лиственных пород. Первый слой (майско-июньский) наиболее обилен.
Съедобность:
В молодом возрасте Laetiporus sulphureus съедобен, хотя вкус, надо отметить, «на любителя». Именно трутовику серно-желтому принадлежит рекорд по числу рецептов с его участием.
Серно-желтый трутовик, нарезанный аккуратными кубиками и зажаренный в масле, самый настоящий деликатес. Пускай и не очень-то похожий на известные нам грибы.

гриб 1.jpg

Пред чертой...Константин Никольский



Пред чертой меж будущим и прошлым,
Где предстанет всяк по одному,
Все святое может статься пошлым,
Все простое сложным непонятно почему.
Годами радости и горя
Мы идеалам возводили пьедестал,
Но то ли не хватило воли,
Иль время потеряли в споре, -
Года поспели -- ты устал, и я устал.
Не потому ль мы всем довольны?
Душа в безделье так пуста.

Не сбежать из замкнутого круга,
В одиночку бед не превозмочь,
Обвиняя в слабости друг друга,
Не пытались мы друг другу чем-нибудь помочь.
Бесплодны начинаний муки,
И недоверье между ними как стена,

Твое лицо свело от скуки,
И не поет моя струна,
И лишь в объятьях ностальгического сна
Нам новых слов послушны звуки
И новых песен музыка слышна.

Много лет понадобиться может,
Чтоб понять, что жиэнь всего одна,
И для тех, кто в небе крылья сложит,
Вмиг смертельной станет поднебесья глубина.
Узнает каждый, что он стоит,
Что в мире вечно, что развеет время в прах,
Что сложное, а что простое,
Что пошлое, а что святое,
Но только тот докажет, что не на словах
Своей мечты был сам достоин,
Кто крыльев знал тугой размах.