September 6th, 2016

Хунг. Истории от прапорщика Николя


- Кстати, о женской и мужской красоте, - начал очередную историю, бывший прапорщик Николя. – В далёком 1976 году прошлого века меня забрали после школы в армию. Попал служить в Новосибирский округ. Ни о какой дедовщине мы тогда слыхом не слыхивали. Был определённый порядок, который никто не нарушал. Салаги-первогодки мыли полы, убирались. Второгодки, они же деды по-нынешнему, в основном в нарядах стояли. Никто никого не бил и не издевался. Жили дружно. И служил с нами кореец. Звали его Хунг. Без слёз не взглянешь. Природа на нём оттянулась по полной. Маленький, кривоногий, с огромной головой, по форме, напоминающей грушу. От широкого носа до подбородка огромные щёки, к верху голова сужается, только хвостика на макушке не хватает, с узкими чёрными глазами-семечками и ртом, как щель почтового ящика. Понятное дело, втихаря все посмеивались над его внешностью.Collapse )

Канис и охрана

Решила сделать подборку фотографий Каниса с разными охранниками, с нашего объекта. Почти все уже уволились или перешли на другие объекты. Память. Готовлю очередную книжку.

Охранник из «Афонского Подворья». Ходил к нам в гости
Андрей 2.jpg

Collapse )

Король, олух, мишка: откуда взялись эти слова

Самые интересные примеры того, как личные имена превращались в нарицательные
Подготовил Евгений Шаульский

Почему мы часто называем медведя мишкой, мучителя — иродом, а грубияна — хамом? Откуда появились слова «король» и «царь»? Кто такие «охреян», «омельфа» и «чурилья»? Эти на первый взгляд такие разные слова объединяет их происхождение — все они возникли из собственных имен. В современном русском языке, включая его диалекты, можно обнаружить несколько десятков таких слов.

Не следует забывать и о гораздо более многочисленных случаях обычной метонимии, когда предмет называется по имени его изобретателя (браунинг, макинтош), фирмы (ксерокс, поролон), географического объекта (кашемир, твид) и так далее. Списки таких слов — они называются эпонимами — можно найти в специальных словарях.

Мы же сосредоточимся на более сложных случаях, где переход личного имени в нарицательное сопровождался дополнительными процессами звукового
и/или смыслового преобразования. Список самых интересных из них приведен ниже, но сначала — несколько слов о том, как вообще может проходить процесс перехода слов из имен собственных в нарицательные.

Нарицательное употребление собственных имен возникает не произвольно, а всегда обусловлено некоторыми причинами. Одна из главных — это созвучие. Имя собственное просто похоже на название какого-то предмета, животного или действия и со временем обретает в сознании пользователей языка устойчивую связь с этим явлением. «Емеля», то есть Емельян, — обычное обозначение болтуна и пустомели, потому что само это имя похоже на слова «мельница» и «молоть», которые связаны с понятием пустой болтовни.

Вся статья здесь: http://arzamas.academy/materials/687