November 8th, 2016

Больной зуб и злоумышленники

- А-а…- взвыла дурным голосом хозяйка, спешно натягивая брюки, куртку, хватаясь рукой за щёку. – Я к зубному.
- Кто такой зубной? – задумался Канис. - Сыр знаю, колбасу знаю, мясо…- причмокнул губами, - очень хорошо, знаю. «Пошли» хорошее слово, «намордник» - плохое. – Таких слов он не помнил. И ведёт себя странно, вертится, как вошь на лысине. Ладно. Подожду. Посмотрим, что это за слово такое «зубной», может, оно выше всяких похвал. И улёгся передремнуть на хозяйский диван, в ожидании вечерней прогулки. Хозяин, как и обычно пялился в монитор, в квартире стояли полные тишина и покой. Collapse )

Русские военные лагеря в Средней Азии и овчарки

Случайно в комментариях завязалась беседа на тему: "Почему узбеки, панически бояться собак?" Один из моих друзейhonzales (у него интересный, познавательный журнал), привёл прекрасные аргументы. Огромное ему спасибо за наводку. Многое стало понятно.

"В любом месте Средней Азии появление русского военного лагеря - буквально за несколько недель - оставляло местных жителей без овчарок (предков нынешних алабаев, кстати). Именно этого срока хватало, чтобы все собаки, охраняющие отары в окрестностях воинской части, оказывались в русском лагере на правах сторожей - там, где их регулярно кормят(!), гладят(!) и, главное, любят(!). Collapse )