June 18th, 2017

Собаку не трону, тебя убью

Гуляем на собачьей площадке вместе с лабрадоркой Лапой. Я ремонтирую забор, заматываю проволокой дыры. Мимо идут мужчина с женщиной. Женщина отходит в кустики. Мужчина подходит к калитке. Канис естественно бросается на забор. Объясняю: «Здесь собачья площадка. Сюда нельзя.»
Мужчина мгновенно звереет:
- Это не собачья площадка, это для всех. Я всегда здесь хожу. Я тебя убью су… поняла. Собаку не трону, а тебя су… убью.
Беру Каниса за ошейник.
- Проходите.
Мужчина не собирается идти на площадку.
- Я тебя предупредил… Ещё раз увижу здесь, убью.
Дама выходит из кустиков, и они удаляются.
Мы с Сашей в немом ступоре. Понимаем, что псих, но, может и привести в исполнение угрозу…
Таблички приколачивали, их закрашивают краской юнцы. Как выходить из положения непонятно. А ещё через забор с задней стороны лезут. Просто так. От нечего делать. Сегодня двое влезли лет эдак по тридцать: лысоватый вьюноша и дама в том же возрасте.

Кобели или продолжение одного июньского вечера



Поздний вечер. Почти полночь. Ночи в Москве в июне, почти питерские. Темно, да не очень. Канис пыхтит и пукает, пыхтит и пукает, хотя, гуляли вечером два часа. Понятное дело, нужно выходить. Выходим. Тепло. Яркая луна. Шелест листьев. Мечущиеся тени от оранжевых фонарей. Идём на собачью площадку. Спускаемся к набережной и… на нас вылетают два здоровенных кобеля. Один размером с Каниса, второй ещё больше. Деваться некуда. Не успеваем свернуть. От полнейшей безысходности принимаю решение: «Нужно нападать первыми.» С криком: «Пошли отсюда!» Бегу с Канисом на кобелей. Понятное дело, Канис рвётся из всех сил, но я его не отпускаю. И мы с ним гоним кобелей в ночи. Они удирают. Зацепляюсь ногой за какую-то палку, грохаюсь оземь, вскакиваю и гоним дальше. Всё. Кобели удрали. Мы разворачиваемся и идём на площадку. Канис делает свои делишки.
Идём домой. Охранники с объекта вышли за калитку. Один из них новенький. Впечатлён Канисом до невозможности. Устраиваем фотосессию: Канис стоит, Канис сидит, Канис в профиль, в анфас. Все довольны. Двигаемся к дому.
Подходим к родным пенатам и снова эти кобели. Кидаемся в атаку. Кобели в рассыпную. Всё. Дома. Канис ещё с полчаса не может успокоиться, смотрит на меня другими глазами: «Хозяйка-то у меня ого-го! Сама кого хочешь загонит.» Мажу «Троксевазином» полученные раны. Пострадали: брюки, нога, рука. Зато отбились. Не просто отбились. Выиграли бой без потерь с обеих сторон. Такова жизнь собачника.