May 10th, 2018

(no subject)

Гуляем на «Пёсодроме». Бежит к калитке кучерявый парнишка в шортиках. Отплясываю перед калиткой цыганочку, голося, широко размахивая руками:
- Молодой человек! Обойдите площадку для выгула собак по стадиону. Со мной гуляет здоровенная псина-а…»
Кучерявый ноль эмоций. Жертва всё ближе. Канис капает слюной в засаде за деревом. Цыганочка переходит в канкан. К калитке примыкают ступени. Поднявшись, кучерявый поднимает глаза: «I speak English.»
- М-м-м… Спик, спик, дую, дую…- бешено подбираю слова. - Dog. Big dog!
Канис виснет на решётке. Кучерявый скатывается вниз по ступеням. Отмахиваясь руками, бормоча басурманские проклятия.
И вспомнился мне один англичанин, которого жена выгоняла на прогулку с двумя бассетами. Лихие девяностые. Перед высоткой тогда стояло летнее кафе с пивным баром. Лето. Жара. Сидит англичанин в одном кресле, положив ноги на другое, перед ним четыре кружки с пивом. Привязанные к ножкам стульев бассеты дремлют на солнышке, они привыкли выгуливаться подобным образом, и все счастливы: подруга англичанина, что собачки гуляю по два часа; сам выгуливатель живности холодным пивом на свежем воздухе; толстые бассеты, что их никто не тормошит. Вот бы так, хоть, изредка.

(no subject)

Навеянное хоккеем. Муж смотрит.

А вратарь у нашей сборной – Кошечкин, а нападающий – Собачкин, зато как Волковы держат оборону! Ни один медведь не пройдёт.