Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Канис и каскадёры

IMG_5493.jpg

Моим Солнцем стала Луна, - думал он, пробираясь тёмной осенней полночью сквозь глухую лесную чащу. – Что я делаю здесь один? Я стал другим. Исцарапал тело и душу. Задыхаюсь. Мне больно стоять на ветру, не попасть бы мне в западню. Я давно сроднился с волками, но и там стал чужим. Кто я? Не помню. Моим Солнцем стала Луна, не видно её за облаками. Чу! Я слышу в тиши вой. Видно с кем-то сегодня бой.

Он скользнул серой тенью вдоль кустарника. Увидел просвет. За кустами начиналось тихо шуршащее безграничное поле с ржавой, жухлой травой. Густой туман покрывал его белесым одеялом. Скоро рассвет. Первые светлые лучи, посылаемые небом, уже коснулись туманного покрывала.
Чуть задрожала земля. Он втянул ноздрями влажный воздух. Сегодня выпадет снег. Он это знал. Пригнулся. Вытянув голову в сторону, ещё раз принюхался. Лошадь! По полю в тумане скачет лошадь! Копыта размеренно ударяют по земле, заставляя её дрожать. Он должен её догнать. Он давно не ел.
Прыжок. Ещё один. Сухая поваленная берёза преградила путь. Он оттолкнулся задними лапами от земли и взвился в бесшумном прыжке, но не рассчитал силы и задев сучья покатился кубарем по траве. Быстро вскочил. Запах кобылы ударил в ноздри. Он помчался большими скачками сквозь туман.
Лошадь что-то почуяла, фыркнула тряхнув гнедой гривой, пустилась в карьер. Он почти настиг её из последних сил. Вот-вот его зубы вопьются в сухожилие задней ноги. Последнее, что он увидел было копыто. Острая боль пронзила грудину, он упал бездыханным.
Тёплый травяной воздух коснулся его ноздрей. Он очнулся и с удивлением обнаружил не лесную нору под старым обрушившимся деревом, а палатку в которой он лежал на волчьих шкурах. Посмотрел на свои лапы и не узнал их – это были человеческие руки. Хотел вскочить, завыть – не смог. Горло издавало непонятные звуки, ноги не слушались, сердце колотилось в такт доносившимся издалека звукам барабанов.
Полог палатки откинулся. Вошла темноглазая девушка в лисьей шапке, обёрнутая волчьей шкурой. Она улыбнулась ему, показав ровные белые зубы. Подошла и погладила по голове тёплой ладонью.
- Кто ты? – спросила тихо.
- Не знаю…- прошептал он, удивляясь тому, что может разговаривать человечьим языком.
- Мы нашли тебя на рассвете в поле. Мы видели гнедую лошадь. Хотели её поймать, но она убежала. Ты лежал истекающий кровью. Так кто ты?
- Странник. – Шепотом ответил он. – Скиталец. Сам не знаю то ли зверь, то ли человек. В лесу живу, к людям хожу. Всё время воюю с тенью. Пою песни Луне. Меня нельзя приручить. Я не зверь и не человек. Иной. Один между двумя мирами. Чувствую силы, что в памяти моей хранятся и я всегда должен идти своей тропой. Один. Мне нужно уходить меня убьют твои братья. Я слышу лязг мечей и вижу волчьи шкуры.
Полог палатки снова отворился, в неё вошёл воин в кольчуге. Посох в его руке венчал череп волка.
Превозмогая адскую боль вскочил, ударился оземь, встал на четыре лапы и прыгнул в просвет.
- Волк! Волк! – услышал за своей спиной.
Канис проснулся от звонка будильника. За окном чернела ночь, бледная луна отбрасывала тени на пол. Сонная хозяйка нашаривала ногами в темноте свои тапочки.
- Куда она в такую рань? – недовольно заворочался он, раздраженный прерванным прекрасным сном.
На кухне закипал чайник. Хозяйка быстро складывала походный рюкзачок: ошейники, несколько поводков разной длины, нарезанную кусочками курицу, фотоаппарат.
- Мы куда-то едем! – обрадовался он.
Через полчаса они вышли на улицу. Занимался рассвет. Они пришли на объект, где обычно гуляют. Канис пробежался по участку. Замер. За забором зашуршали шины. Хлопнула дверца. Перед калиткой мелькнула знакомая серая тень.
- Марсю! – взвыл Канис. – Заходи.
Они носились, как ветер, играли и соприкасались мокрыми носами. Это было волшебно. А потом их посадили в машину, и они долго тряслись в багажнике. Наконец приехали. Багажник открылся. Они дружно выпрыгнули на поле рядом с палатками.
IMG_5491.jpg

IMG_5492.jpg

IMG_5496.jpg

IMG_5708.jpg

IMG_5711.jpg

Перед самой большой палаткой горел костёр, над которым дымился котелок с горячей водой. Перед ним сидели три воина, один из которых был в кольчуге. Рядом с ним лежал большой меч. Вокруг палаток стояли колья с черепами коров, лошадей и баранов. Темноглазая девушка в лисьей шапке, обёрнутая в шкуру волка приветливо им улыбнулась.

IMG_5713.jpg

IMG_5715.jpg

IMG_5716.jpg

IMG_5717.jpg

IMG_5718.jpg

IMG_5720.jpg

IMG_5834.jpg

IMG_5829.jpg

IMG_5827.jpg


- Мы ждали вас! Очень рады, что приехали и привезли волков. Скоро начинаем съёмки.
А где помощник режиссёра? – спросила хозяйка Каниса. – Мы с ней договаривались о съёмках, но я совсем не знаю её в лицо.
- Во-о-он она. – Показала рукой темноглазка в сторону белокурой, худенькой девушки. – Зоя-я-я!
К ним подошла хрупкая, маленькая женщина. Название её серьёзной должности никак не вязалось с её внешностью. Девушка казалась грустной и усталой. Лицо её было опухшим, глаза еле открывались. Слабо улыбнулась.
- Спасибо что приехали. У вас нет ничего от аллергии? Мы ночевали в палатках, спали на верблюжьих одеялах, оказалось, у меня аллергия на верблюжью шерсть.

IMG_5719.jpg

Лекарств в поле ни у кого не нашлось и ездить за ними тоже было некогда. В октябре световой день короток, а отснять нужно было многое.
Канис приглядывался к девушке в волчьей шкуре. Его отпустили с поводка. Неожиданно за ней возникла фигура огромного богатыря, одетого в чудные одежды. Он ужасно не понравился Канису. Прыжок! И он висит на халате богатыря.
- Фу-у-у…не смей! – закричала хозяйка.
Канис выплюнул халат, отошёл сверкая янтарными глазами: «С этим разберусь позже».

IMG_5828.jpg


Прибежал режиссёр: «По машинам! Едем в поле снимать волка в траве».
Каниса выволокли из багажника и поставили перед одиноким засохшим кустом.
Хозяйка набрала в руку мелконарезанной докторской колбасы и начала командовать.
- Стоять. Не шевелись. Посмотри сюда, теперь вот сюда. Куда пошёл! Стоять! Двигается много? Дык, он животное. Они не стоят, как вкопанные. Сфокусироваться не можете? Ну фокусируйтесь. Давайте его подержу на месте. Уйти из кадра? Ушла. Пошёл за мной? А чего ему одному стоять в голом поле у куста.
IMG_5524.jpg

IMG_5520.jpg

IMG_5529.jpg


Двадцать минут вокруг Каниса бегали режиссёр, два оператора, его хозяйка и хозяйка Марсю. Наконец оставили его в покое, и они смогли с волчицей порезвиться.
IMG_5697.jpg

IMG_5688.jpg

Режиссёр всё это время смотрел отснятый материал на обеих камерах. После сказал вести Каниса через дорогу в глухой лес. Марсю загнали в багажник и оставили одну.
В лесу его привязали на трос и начали дразнить. То курицей по морде били, то за брыли щипали. Им видите ли надо было, чтобы он оскалился. А у него было абсолютно благодушное настроение. Он злиться не собирался. Зачем? Колбасы поел, с волчицей поиграл. Чего все скачут перед его мордой.
- Нужна собака. – В отчаянии выпалила его хозяйка. Тогда точно оскалится.
Режиссёр почесал затылок.
- Моя собака сидит в машине, но она девочка. Он не будет на неё бросаться.
- Как сказать, - парировала хозяйка. – Пока не разберётся что к чему окрысится.
- Что-то я боюсь её к нему вести, - робко ответил режиссёр. – у него какое-то неспокойное спокойствие. Трос выдержит?
- Выдержит, выдержит. Одевайте на неё крепкий поводок и подводите к его морде.
Через десять минут к Канису подвели метиса алабая.
- Снимайте! Снимайте! Горячился режиссёр. Скалится. У-у-у…злобный какой. Получилось? Опять фокус не наводится? А-а-а-а…руки дрожат. Взяли себя в руки и снимаем с двух точек. Мотор! Смотрите перестал скалиться. Унюхал девицу. Ближе подходить? Я боюсь за свою собаку. Ещё ближе? Вот это оскал! Снято. Вы его с троса не спускайте, пока я не увезу мою малышку на стоянку.

DSC_0036.jpg

IMG_5561.jpg

IMG_5563.jpg

IMG_5564.jpg

IMG_5566.jpg

IMG_5569.jpg

IMG_5572.jpg



IMG_5574.jpg

IMG_5575.jpg


IMG_5578.jpg

В следующей сцене Канис должен был сначала бегать по лесной дорожке, потом медленно по ней бродить. С пробежкой всё вышло легко. Хозяйка Марсю отвела его метров на сто в сторону, хозяйка позвала к себе. Он прибежал за «докторской» быстрее ветра принёсшего снежную крупу, щедро сыпавшуюся на головы артистов и обслуживающего их персонала.
С хождением пришлось повозиться. Для того, чтобы заставить его бродить среди кустов и деревьев, колбаску рассыпали в разных местах и Канис ходил петлями подбирая с земли кусочки. Вот бы хозяйке ужин рассыпать в разных местах. Посмотреть на её нюх.
IMG_5606.jpg

IMG_5608.jpg




Потом они вернулись в лагерь. Там народа прибавилось. По полю скакали всадники с пиками в руках. На их шапках висели лисьи и волчьи хвосты. На лошадях висели красивые расшитые попоны. Возле палаток три рыцаря бились на мечах. Чуть в стороне три молодца показывали казачье искусство. Выделывали всякие чудеса с кнутами и волчатками. Кнуты щелкали, как выстрелы. Барышня в волчьей шкуре уже сидела в седле. Остальные из съёмочной группы жались ближе к костру.

IMG_5741.jpg

IMG_5721.jpg

IMG_5722.jpg

IMG_5723.jpg


IMG_5725.jpg

IMG_5726.jpg

IMG_5734.jpg

IMG_5833.jpg

IMG_5835.jpg

IMG_5836.jpg

IMG_5837.jpg

IMG_5839.jpg

IMG_5842.jpg

IMG_5844.jpg

Хозяйка Марсю попросила у киношников реквизит (черепа и волчью шкуру) и они отправились сниматься в лес. Получилась неплохая серия снимков. Канис очень хотел попробовать на зуб волчью шкуру, но хозяйка в неё вцепилась – не оторвать. Потом эту шкуру подвесили на дерево, а черепа разложили на земле. Канис хотел погрызть хотя бы рог быка, но и этого ему не дали.
IMG_5747.jpg

IMG_5790.jpg

IMG_5798.jpg

IMG_5824.jpg

IMG_5815.jpg

Самое интересное началось позже. Режиссёр, он же главный герой фильма, затащил всю съёмочную группу, включая конных всадников в глухой лес.
IMG_5851.jpg

IMG_5847.jpg

IMG_5848.jpg

IMG_5853.jpg

IMG_5855.jpg

IMG_5857.jpg

IMG_5862.jpg

Причём нашёл серию оврагов, переходящих один в другой сверху вниз. Этакий каскад из оврагов с узкой тропинкой посередине. Поскольку прошёл сильный снегопад, глиняная тропинка размокла и превратилась в скользкую ленту. По ней надо было пройти вглубь и взобраться на вершину самого большого оврага. Конница прошла препятствие благополучно, а вот хозяйка с Канисом молитвами и чудом добрались до нужной точки.
Там для Каниса соорудили барьер из поваленного дерева. Он должен был прыгать через него туда-обратно. Всё бы ничего, но это происходило на верхнем овраге, если не удержаться, вниз надо катиться кубарем ещё два до глиняной тропы.
Хозяйка волчицы затащила Каниса наверх, а его хозяйка встала за барьером ловить сыночка, чтобы он не навернулся. Сбоку встали операторы. К ним Канис уже привык. Ребята они молчаливые, тихие, только шуршат рядом, а так вреда никакого.
Первый прыжок не удался. Канис задел бревно задними лапами и ушибся, тихонько заскулив. Бревнышко положили чуть ниже. Второй дубль вышел удачно. Режиссёр придирчиво смотрел за его прыжками, заставляя его прыгать туда-обратно с десяток раз. Потом он подошёл к бревну, опустил его ещё ниже и сиганул через него сам. Приговаривая: «Превращаюсь из волка в человека». Сигал и сигал через бревно туда-сюда, чем окончательно покорил Каниса: «Вот это прыжки! Наверняка ОКД на отлично сдал.»
В тот день Канис выяснил, что ему довелось работать с группой каскадёров.
День клонился к закату, они отправились домой.

Охотничий рог пронзительно выл.
- Вперёд! Вперёд! – раздавались крики сзади.
- Я вижу его! Я преследую его! – кричал мужской голос, ближе других за его спиной.
- Не уйдёт! – вторил ему кто-то.
Вокруг засвистели стрелы. Острые наконечники взрыхляли землю рядом с ним. Он начал петлять, понимая, что по прямой одна из стрел настигнет его. Раздался свист нагайки. Кто-то из всадников попытался кнутом сбить его с ног. Он увернулся, мечтая только об одном, скорее достичь леса. Грудь болела и щемила. Капли крови бисером разлетались по ржавой траве. Ещё немного и он спасён. Успел оглянуться. Заметил девушку в лисьей шапке. Она скакала позади всех. Её глаза были полны ужаса. Она жалела его, он это знал.
Лес напряженно молчал. Он успел. Скрылся. Его не догнать. А если нагонят…Прыгнуть из засады, одно движение и всё. Растаю в воздухе. Исчезну. Нет мне покоя нигде: ни среди зверья, ни среди людей.
Всадники спешились у кромки поля. Далее преследовать волка не имело смысла. Серый в своих владениях почти непобедим.
Он заскулил, медленно побрёл в чащу. Нашёл валежник и старый поваленный дуб, под корнями которого и схоронился. Раны болели. Он очень хотел спать.
- Вставай! Пошли домой. – долетело до его слуха.
- Девушка в лисьей шапке, - сладко улыбнулся Канис, вспоминая её тёплые руки.
- Вылезай, - тёплые руки схватили за шкварник и потащили на себя. – Дома проспишься.
- Остатки курицы отдашь? – очнулся пёс, вываливаясь из багажника, целуя на прощание волчицу Марсю.
- Отдам. Заработал. – улыбнулась хозяйка, подтолкнув его в направлении дома. – Нафестивалился сегодня. Чуть живой.

Tags: влчак Канис, съёмки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments