Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Симураны (продолжение)

По просьбе друзей.

Велес бог.jpg

Горевала Макоша, горевала. По лесной тропе кровинушку искала. Не осталось следов. Уж и молодцы ходили девушку искали. Молчал лес. Неделю не смыкала глаз. Всё ходила по краю поля, вглядываясь в лесную чащу. Звала Велену. В свисточек берестяной дула. Ушла дочка ненаглядная за хворостом, да так и не вернулась. Уж и слёз не было, словно душу вырвали из тела. Решилась к ведунье в соседнее село сходить.
Много лет назад жила в их в деревне своя вешлица. Теперь только сожженный остов от её избы на краю села остался. Яма чёрная, как огромная пустая глазница. Давно это было. По деревне слухи ходили сгинула она в лесах вместе с сыном малым. Посоветовала соседка, как снег первый выпадет к Бажене сходить. За много вёрст к ней люди приходили совета спросить.
Макоша вторую ночь не спала. Снега ждала. Ветер злой гудел по полю, свистел разбойником, а его всё нет и нет. А на третью ночь далеко за полночь, утих ветродуй. Небо словно надвинулось на деревню вот-вот раздавит. Стали сыпаться крупинки белые, потом превращаться в маленькие сверкающие звёздочки. Одни кружились в медленном хороводе, другие будто птичьи перышки мягко ложились на землю, укрывая её белым покрывалом. Еле рассвета дождалась. Собрала котомку: яички свежие, крынку с козьим молочком, каравай. Ночью испекла. Глаза красные, волосы растрепанные, кое-как под платок запихнула и только забрежило шагнула за порог.
Перешла поле, вышла на лесную тропу. Тропа петляла среди деревьев. Птицы молчали. Ни шороха. Только изредка скрипнет сучок под ногой. Лес всё гуще. Ёлки сплетаются между собой в злых колючках. Страшно. Побежала. Лес всё не редеет, тропа вьётся и вьётся между кустами. Запыхалась. Остановилась. Сердце от-вот выскочит из груди и покатится впереди неё по тропе. Чуть отдышалась. Котомку за плечами поправила и вдруг спокойно ей стало. Словно кто-то обнял и гладит её по выбившимся из платка прядям волос. Баюкает да зовёт дальше. Огляделась. Никого. Пошла далее не спеша. Дни поздней осенью коротки. Шагать надобно веселее, чтобы ночь в лесу не застала. После полудня лес поредел. Между стволами показались крыши избёнок. Кое над какими вился дымок.
Избушка Бажены стояла ближе к лесу. Одна сторона её осела от времени, это придавало ей хромой и печальный вид. Забора нет. Ставни перекошены, приоткрыты. Домом давно никто не занимался.
Только Макоша подошла, дверь распахнулась. На пороге никого. Прислушалась. Голос из полутемных сеней зовёт.
- Проходи, добрая женщина.
Не по себе ей стало. Боязно ступать в неизвестность. Голос продолжал звать.
- Входи скорее, студёно становится. Закрывай дверь, не выпускай тепло. Раздевайся, да проходи в горницу.
Макоша прикрыла скрипучую дверь, сняла котомку, поставила её на широкую лавку, скинула зипун и пройдя длинный коридор шагнула в светлицу. Огромная печь занимала почти половину помещения. Перед ней стояла вязанка хвороста. У небольшого оконца рубленый стол за ним сидела черноволосая женщина с пронзительными голубыми глазами. Её взгляд имел почти физическую силу. Макоша будто споткнулась о него. Два стальных гвоздя проткнули её насквозь. Страшно смотреть в глаза ведунье. Та поманила её рукой.
- Садись за стол, рассказывай за чем пришла?
Нахлынувшие слёзы душили, голос не подчинялся. Макоша отёрла лицо рукавом вышиванки.
- Дочушка, ласточка моя, пропала. Пошла в лес за хворостом и сгинула. Всей деревней искали. Даже следов не осталось.
Бажена отвела взгляд, встала, мягко обняла за плечи.
- Доставай свои гостинцы, будем трапезничать, а я свой отвар приготовлю. Останешься у меня ночевать. На улице темнеет, ветер поднимается, пурга ночью прихватит. Поговорим про твою Велену.
- Откуда знаешь её имя? – вскинула глаза Макоша.
- Много чего знаю, - уклончиво ответила ведунья. – Ты же знаешь к кому и зачем шла? Почаёвничаем. Спать ложись. Завтра утром всё скажу.
За маленьким окошком завыл диким зверем ветер. Дверь поскрипывала от его напора, словно кто-то хотел и не мог войти в избу. Засыпая на тёплой печи Макоша словно провалилась куда-то. Перед глазами мелькало лицо дочери и ещё чьё-то, она никак не могла разглядеть. Потом послышалось уханье. Открыла глаза. Бажены рядом нет. В углу слабо горит лучина. Дверь в сени приоткрыта. На столе сидит сова и не мигая смотрит на неё. А она пошевелиться не может. Только смотрит и смотрит на птицу.
Сова медленно развернулась, взмахнула крыльями, завертелась волчком и посередине комнаты возникла черноволосая голубоглазая девушка. Подошла к двери в сени и отворила её шире. В комнату медленно ступая большими лапами, вошла красивая, молодая, серебряная волчица. Подошла к печи, приблизила морду к лицу Макоши. На неё смотрели глаза дочери.
- Велена! Ты!
Волчица лизнула горячим языком её щёку. Отошла от печи, обернулась кругом, выпрямилась увеличиваясь в размерах. Через мгновение рядом с первой девушкой встала её черноглазая дочка.
- Мама! – кинулась на шею. – Я так тебя ждала! – обняла руками шею, стала целовать лицо. – У меня всё хорошо. Жаль…не могу с тобой долго говорить. Возьми матушка, свисточек берестяной. Он не простой. Свистнешь в него – приду к тебе. Только в деревне не зови. Худо мне будет. А захочешь свидеться иди в лес, строго на север. Никуда не сворачивай. Дойдёшь до поляны, там избушку старую увидишь. Заходи, не бойся. Там меня жди. Свисточек береги.
Дверь отворилась шире, в комнату тенью проскочил громадный серый волк и встал рядом с Веленой. Макоше стало страшно. Охнула, закрыла ладонями лицо и проснулась.
За оконцем свет. Утро наступило. Слезла с печи. Ищет глазами Бажену - нет её. Подошла к столу – там две серые мышки лежат.
- Сейчас уберу. – Послышался за спиной голос Бажены.
- Что это?
- Завтрак для моей дочки, - улыбнулась ведунья.
- А где твоя дочка? – подивилась Макоша.
- В лес упорхнула. Садись за стол. Кашу сварила. – откликнулась ведунья, вынимая из печи горячий котелок.
- Сон мне странный приснился, - задумчиво протянула Макоша, - волки в избу приходили и один из них моей дочкой обернулся. А с ними была сова. Та тоже девицей на тебя схожей обратилась.
- А то и не сон был, - еле заметно улыбнулась Бажена, подавая чудно расписанную деревянную ложку гостье. – То наши с тобой дочки приходили. Та что сова - моя ненаглядная Сбыслава. Я попросила её привести к тебе твою Велену. Ты за дочку-то не беспокойся. Она теперь в ином мире живёт. У неё и жених имеется, и друзья есть. Так Боги повелели. Они тебе её на время дали, а потом забрали. Мужа своего помнишь?
- Помню…- вздохнула Макоша. - Пришёл Поревит в нашу деревню со странниками. У меня остановился. Полюбили мы друг друга. А потом на нас племя злое, свирепое из далёких степей налетело. Меня-то он в лесу схоронил под корягами. А сам пропал, защищая дом наш от ворогов. Больше не видела его никогда. То ли в плен его взяли, то ли погиб где-то в лесу… Никто его ни живым, ни мёртвым не видел. Он и дочку свою новорожденную так и не увидел. Коротко было счастье моё.
- Непростой у тебя муж-то был, - тихо прошептала Бажена. – Неспроста к тебе пришёл. Виту тебе принёс, семя своё вложил. Теперь что выросло - Боги назад попросили. Есть у них для Велены особая миссия. Не плачь более. Ты ещё не раз с ней встретишься. Внуков понянчишь, но это потом. Когда не скажу. Придёт время узнаешь. Свисток, что дочка дала, никому не показывай.
- Откуда про свисточек знаешь? – снова испугалась Макоша.
- Не спрашивай. Делай, что говорят. Поешь. Ступай домой. Еле к вечеру успеешь. Больше ничего не скажу.
К тому времени, как Макоша собралась в обратный путь, метель утихла. Вышла за порог. Показалось яркое солнышко. Заиграло своими лучами по белому снежку. Да не хватало ему сил прогреть воздух, во всём ощущалось морозное дыхание зимы. Кругом лежало серебро, переливаясь блёстками. Целый мир из серебра, словно из области чьих-то грёз. Посмотрела под ноги. У порога следы от волчьих лап, ведущие к лесу. Поёжилась. Оглянулась на стоявшую сзади Бажену. Лёгкий мороз за несколько минут успел раскрасить её щёки в нежный розовый цвет. Она словно помолодела, играя живыми блестящими льдинками-глазами.
- В добрый путь.
Дверь захлопнулась. Макоша сунула руку под зипун, нащупывая свисточек, висевший на шнурке от её юбки. Подержала минутку и шагнула по тропе к лесу. Ей совсем не было страшно. Ёлки что пугали её прежде, припорошенные снежком, казались ей милыми, пушистыми красавицами. Где-то сбоку ухнула сова. В глубине чащи померещились зелёные огоньки. Отогнала от себя всякие мысли и зажав одной рукой свисточек, бодро зашагала по тропе.
Вышла из лесу к вечеру. Деревенские окошки слабо светились в морозных сумерках, почти над всеми домами вился печной дым. Выделялся только её домишко: тёмный, одинокий, укрытый снегом, словно покорно ждал свою хозяйку. Сзади послышался приглушенный волчий вой. Макоша оглянулась. Помахала лесу рукой и вошла в пустую избу. Сердце её успокоилось.

Уродились поля в тот год небывалым урожаем. Словно кто пролетел над ними. Радовались жители деревни. Только Макоша всё грустила о дочке. Всю зиму в лес не ходила. Спать ложилась, всё ждала, что та ей покажется, но не приходила она к ней больше. Посмотрит на свисточек, поднесёт к губам, потом передумает, помня слова Велены. Задумала в лес сходить к избушке заветной. Только внутри какой-то голос велит ей подождать.

Всю долгую зиму Велес и Велена бродили по земле и по небу. В разных местах побывали. Многих людей от лютой смерти в холодном лесу спасли. Путь указывали. От деревни, где мать Велены жила, врагов отводили, путали их в лесу, в болотах топили. По весне над полями летали, урожай насылали. Семена плодородия рассеивали. Души злодеев ловили, на Звёздный мост затаскивали, в чёрные клетки сажали, отдавали великой птице Симург.
Птица эта, как и они: то человеком обернётся мужчиной или женщиной, то волком, то львом, то птицей. Подчинялись они её воле. А весной отправила их Симург на землю родить. По весне появились у них щенки: две девочки и два мальчика. Были у них птичьи крылья, покрытые оперением. И не могли они превращаться в людей, в отличие от Велеса и Велены. Назвали их: Вея, Грёза, Беловод, Дал. Показали детишек птице Симург. Она их крылом обмахнула и повелела пока на земле жить. А ещё повелела Макошу найти и отдать ей на воспитание внуков. Нужны симуранам мудрость Богов и сила духа человека.
Вещая птица ведала о Макоше более того, что она о себе знала. Не простым человеком была мать Велены. Несла в себе свет божий, залог семейного счастья, плодородия земли и судеб тех, кто с ней соприкоснется. Отправила Симург к ней посланником Небесного Бога-Охранителя, покровителя земледельцев, охотников, собирателей лесных плодов и ягод. Велела в лес привести в назначенное место.


Снится Макоше сон необычный. Будто стоит она в поле, а мимо старец идёт. Ни слова не говорит, только рукой в сторону леса показывает, а глаза у него мужа её Поревита. Посмотрела куда показывает. Видит вдалеке Велена, около неё четыре щенка прыгают – белый, чёрный, серый и рыжий. Играет она с ними, смеётся. Щенки визжат, пихаются. И вроде крылья у них. Машет она ей рукой. К себе зовёт. А позади неё молодец русоголовый стоит и на них любуются. Проснулась с мыслью: «Пора в дорогу собираться».
Встала ранним утром. Взяла посох, вдруг болота в незнакомом лесу, оглянулась на дом свой. Защемило сердце, словно не увидит его более и вошла в лес.
Шла всё время на север. Ориентировалась по мху на стволах деревьев да по муравейникам. Мох обычно с северной стороны, прячется от солнца. По ветвям деревьев смотрела, с южной стороны их больше. По муравейникам ориентировалась. Южная сторона в них пологая, а с северной стороны обычно что-то подпирает - дерево или большой камень.
Долго шла. Вдруг лес расступился. И увидела она небольшой березняк, а за ним поляну в глубине которой стояла скособочившаяся избушка. Вышла к ней. Обошла кругом. Никого. Встала у порога. Свисточек достала, поднесла к губам да дунула легонько. Свист раздался тонкий, нежный. Вдруг ветер подул. Березы ветвями, как руками замахали, листьями зашуршали. Трава пригнулась. В кустах тень светлая метнулась. Послышался визг щенячий. Подняла глаза из березняка волчица с волком вышли, а с ними четыре волчонка. У всех за спиной бугорки, будто крылышки птичек сложенные. Обомлела Макоша, слово не может вымолвить. Волчица вперёд ступила, кругом обернулась, стала перед ней девицей красной.
- Матушка! Снова свиделись. – протянула к ней руки Велена. – Знакомься. Это муж мой Велес. – Показала рукой на серого волка. – А это детки наши. Внучки твои. Велес! Веди детишек, да не пугай матушку. Обернись привычным ей образом.
Волк попятился назад, зашёл за куст малины, вышел к ним добрый молодец. В плечах широкий, осанистый, волосы русые кудрями вьются, глаза серо-голубые смешливые, ямочками на щеках играет, улыбается.
- Здравствуйте, матушка. – поклонился Макоше в пояс. – Мы с Веленой часто вас навещали, но пугать не хотели, потому и не показывались. Пойдёмте в избушку. Тут наш дом.
- Вея, Грёза, Беловод, Дал. – Позвал щенят. Те пихаясь бросились к ногам Макоши и мимо, только один белый задержался, в глаза ей взглянул. Посмотрела она на него, а глаза-то у него и не волчьи вовсе.
В избушке Велес быстро огонь в печке разжёг. Посадил Велену с Макошей на лавку, а сам в лес отлучился. Щенки затеяли возню. Макоша смотрела на них. Нравились всё больше, особенно белый кобелёк.
Как же дочка так случилось? – осторожно спросила Велену.
- Не знаю, матушка. Помнишь молодца, что под лошадь попал, я тебе про него сказывала. Он всю деревню переполошил, когда волком обернулся? Так вот. Пошла я за хворостом. Заплутала. А он мне в лесу встретился, сюда привёл. А тут старец один жил. Не знаю приходит ли сейчас? Он меня многому научил, домой не отпустил, нас с Велесом обручил. Сказал, что тебе весточку передаст.
- А каков он старец? - вдруг призадумалась Макоша, вспоминая свой сон.
- Высокий, сильный, жилистый. Волосы длинные седые, а глаза добрые. – Засмеялась Велена. – Отварами меня поил. Про Велеса рассказал. Сказал: «Защитнику нужна подруга» и меня ей назначил. Сказал так Боги велели.
Дверь скрипнула. К ногам Макоши и Велены упали две заячьи тушки.
- Вы пока зайчатину приготовьте, - попросил Велес, а я пойду ещё кое-кого к нам на ужин позову. – Исчез за дверями.
Веселый огонь жадно облизывал старый потёртый котелок, где варилась зайчатина. Щенки заячьи шкурки трепали. Велена с матушкой не могла наговориться. Сами трапезничать не стали. Решили Велеса подождать. К вечеру ближе раздался шорох за дверью. Потом она скрипнула. В полутёмную избушку шагнула женщина, на её плече сидела сова, моргая огромными глазищами. Дверь за ними затворил Велес.
- Принимайте гостей.
Пригляделась Макоша к женщине, а это Бажена. Поднялась на встречу к столу пригласила.
- Вот и свиделись, хозяюшка. – улыбнулась Бажена.
- Хозяюшка? – Удивилась Макоша.
- Не просто хозяюшка. Хранительница очага и четырёх ветров. – Ответила Бажена присаживаясь к столу.
Сова тем временем слетела с её плеча и уселась на пучок сушеной травы привязанный к самому потолку в самом тёмном углу, внимательно наблюдая за всеми. Бажена позвала щенят.
- Идите-ка сюда. Дайте-ка посмотрю какими вы стали?
Щенки бросили шкурку, за которую дрались, покорно подошли к ведунье.
- Беловод самый крупный, - засмеялась Бажена. – Сильный, как и положено Богу южного ветра, властителя огня. – Погладила по голове, заглядывая в глазки, отсвечивающие красными огоньками.
Макоша молча смотрела на неё, поражаясь, как ловко она управляется с щенками. Вот уже и рыжий подсунул голову под её руки.
- Вояка Дал! Зачем дерешься с братцем и сестричками? Чем тебе Вея не угодила? Вечно Восток с Западом спорят. Негоже. Вам дружить надобно. Все четыре ветра миру нужны. У каждого из вас своя сильная стая будет. – Бажена подхватила на руки кутят. – Ну-ка…покажите свои крылья. – Поставила щенят на стол. Они потянулись на лапках, встрепенулись и над их спинками затрепетали маленькие крылышки. Пока ещё слабые, чтобы взлететь, но уже обещающие вырасти в большие и сильные.
- Ух…раздалось сверху. По комнате пролетела тень, приземлившись на лавку за столом. И вот уже сидит рядом с Баженой красивая черноволосая девица.
- Велена! Разливай заячью уху по мискам. Будем ужинать. Все в сборе.
- Ещё не все, - откликнулась Велена, выворачиваясь из объятий Велеса. - Ждём Световита. Это его избушка. Как же без него?
В очаге резко треснул огонь. От неожиданности все обернулись в сторону очага, а когда повернулись назад обнаружили за столом старца.
- Здравствуйте, люди добрые. - Тихим и в тоже время громким голосом произнёс он, оглядывая присутствующих особо задержавшись взглядом на Макоше. – Вижу наказ мой выполнила. Пришла. Очень ты мне нужна. Некому теперь за моей избушкой смотреть, некому очаг поддерживать. У Велеса с Веленой дел много. Бажена с Быславой тоже не сидят сложа руки. У всех работы хватает.
- Кто ты, старец? – прошептала Макоша.
- Сейчас потрапезничаем, отвару моего выпьем всё расскажу, - улыбнулся в бороду ведун. - Разливайте уху. Спешил к вам, да немного запоздал. Вижу все мои детки в сборе. Где мои любимицы Греза и Вея?
Серый и чёрный щенки визжа бросились к старику.
Ах, шалопаи! Ах, разбойницы. – Потрепал за ухо чернушку. – Зачем выдрала кусок шерсти у Веи? Подрастёт припомнит тебе. Дайте-ка крылышки посмотрю. – Расправил руками пёрышки. - Могучими будут. А ты, волчья сыть, никак самый упитанный – подхватил на руки белого. Дал! И ты подойди. Ай, хороши детки у Велеса с Веленой. Разливайте уху. Праздник у нас сегодня.
Разморило всех после ухи. Разлилось тепло по телам. Стало в сон клонить. Велена с Велесом обнявшись что-то шептали друг другу. Бажена гладила по белой тонкой руке дочку. У Макоши глаза закрывались. Щенки притихли в её ногах. Только ведун всё колдовал над котелком с кипящей водой. Обошёл всю избушку, достал травки разные из пучков под притолокой, кидал в котелок лавровый лист для успеха, розмарин – для укрепления успеха, кардамод – для любви, корицу – для власти, мяту – для процветания. Потом трубку длинную достал и мешочек из-за пазухи. Прикурил, пуская дым кольцами. Начал шептать слова странные: «Великие силы земли, во имя вашей безграничной власти! Будьте милостивы ко мне и ученикам моим. Защитите и оберегите нас! Даруйте силы и мудрость. Соберите воедино симуранов. Раздайте им власть и умножьте род их во имя защиты людей. Пусть правят по всему миру четыре стаи Волков: Стая Полнолуния во главе с Грёзой, Стая Заката во главе с Далом, Стая Звёздного Неба во главе с Веей и Стая Симуранов во главе с Беловодом. Даруй им покровительство прародителей их Велеса и Велены. Помогай хранительнице этого очага Макоше. Дай силы видения Бажене и Сбыславе. Да будет так».
Заснули все крепко-крепко. Вышел ведун на крыльцо. Небо чистое, ясное, а по нему вспышки яркие. Приняли Боги его молитвы.
С тех пор по всей земле, в небе, в лесу, в поле, на море и в горах правят стаи крылатых волков, размером с оленя, с разноцветной шерстью, сохраняя природное равновесие.
Северная стая живёт в горах. Южная - на холмистой местности, Западная на горах, а Восточная - на пологих склонах. Охотятся они на травоядных животных: оленей, лосей, иногда могут поймать овцу, отбившуюся от стада.
В каждой стае вечный вожак: Южной правит Вея, Северной – Грёза, Западной – Беловод, Восточной – Дал. У всех вожаков есть дети, воины и ученики. Есть среди них покровители врачевателей и мудрецов. А бродяги и одиночки – это простые волки, обычного размера и без крыльев. У них они могут быть, если только они раньше были в стае или как-то были связаны с ней.
Борются крылатые волки с мировым злом, ловят души падшие и отводят к Великой птице Симург. Она с другими Богами и по сей день суд над ними чинит. Добрые, светлые души через Звёздный мост на луга сочные, да в сады райские переводят. Живущим добрым людям урожай дают, у злых - посевы уничтожают. Служат людям и Богам верой и правдой. Расправляют крылья над всяким слабым оберегая его. Наводят страх и немощь на людских обидчиков. Приходят иногда в сны и зовут их симуранами.

Tags: литература, сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments