Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Хозяйка заболела

Прекрасное июльское утро. Хозяйка поднялась ни свет, ни заря. Канис приоткрыл глаза, наблюдая за ней. Похоже сегодня их ждут новые приключения. Вот она взяла рюкзак. Бросила в него бейсболку, майку, шорты, положила мясо. Его мясо. Значит едут надолго. На дачу. Выпила кофе. Позвала его.
Канис моментально встал у входной двери, подставил голову под ошейник.
- Как думаешь? - Спросила его. - Зонтик брать?
- Брать, брать, - если бы мог сказать на её языке, а так только заскулил, - не хочу больше попадать в грозу. В прошлый раз, когда пошли купаться и нас застала гроза на самом верху моста, было страшно. Молнии пуляли в воду каждые тридцать секунд. Бешеный ветер чуть не унёс в пучину. Потоки воды по самое брюхо. Бр-р-р…Как добрались до дома непонятно. Деревья падали, как подкошенные. Пошли уже скорее.
Приехали. Ах, как хорошо. Ветки яблони гнутся под тяжестью плодов, ягоды смородины словно зовут под куст, пахнет травой. Соседские собаки надрываются лаем из-за заборов, потому что чувствуют его запах.
Канис обежал участок быстро помечая территорию: пионы, флоксы, куст малины, угол дома, забор, крыльцо…лишь бы жидкости хватило: « Уф…готово.»
Потом ловил шмелей и давил их. Он терпеть не может жужжащих волосявиков.
Потом хозяйка дала ему мясную косточку, и он заметался в поисках укромного уголка. Нет покоя! Хозяйка так и ходит за ним. Проныра. Подглядывает, подслушивает. Снимает его на фотоаппарат. Занялась бы делом!
Как только она отвернулась, Канис тут же закопал заначку и пошёл проверять, чем хозяйка занялась. Той на месте не сиделось. Сначала она собирала вишню, потом смородину, потом опять вишню. Потом пошла за забор, потому что вишня сильно разрослась и её ветки свешивались во все стороны. Он её охранял, как мог. Всё было хорошо, пока к ней не подъехал какой-то гастарбайтер на велосипеде и не начал грязно приставать с вопросами, не заплатит ли она ему денег, если он соберёт вишню вместо неё? Тогда он с рёвом со всей силы ударил передними лапами по рабице так, что вражина уронил велосипед: «Это моя хозяйка и моя вишня!» После чего тот поднял его и быстро укатил в неизвестном направлении. Если бы он протянул к ней руки…Перепрыгнул бы забор и съел его, как серый волк бабушку Красной шапочки.
На улице было жарко-жарко. Канис пытался заманить её в дом, чтобы она немного остыла, но вместо этого она достала косилку и стала косить траву. Он не мог её бросить одну, он всегда должен быть рядом. Лишь под самый вечер она угомонилась и пошла жарить курицу. Канис очень просил её поделиться. Жадина-говядина положила ему коровью трахею, а курицы ни кусочка не дала. Пробурчав, дескать, одной курицы на четверых мало.
Когда хозяева покончили с ней, сбросили косточки в мусорное ведро. А хозяйка, по своей неуёмной вредности, навалила на кости ещё всякой ерунды. Пришлось ему дождаться, пока она отвернётся и изымать косточки самому.
Аккуратно вытащил зубами из корзины: пакет из-под молока, коробку с дурацким названием «Мажитель», коробку из-под сливок, стаканчик непонятного происхождения, бумажку и заветные кости показались. Ах, с каким наслаждением он ел эти косточки. На воздухе аппетит гораздо лучше. Всё было бы хорошо, если бы хозяйка не застукала его за этим занятием и не раскудахталась: «Паразит. Куда полез?» Но это было уже не важно, он всё съел.
Весь следующий день она опять под палящим солнцем собирала ягоды смородины и крыжовника. Домой они поехали поздно вечером. А ночью ему стало страшно. Хозяйка легла на кровать и не смогла с неё подняться. Вокруг неё забегали хозяин с дочкой. Она совсем ничего не стала есть. Не стала с ним играть перед сном. Лежала, её всю трясло. Хозяин причитал мантру: «Перегрев. Тепловой удар» и гладил её по руке. Кошка Ульси, дурында, кинулась на подмогу. Вскочила ей на грудь и начала её мять лапами. Канис возмутился: «Она и так лежит предсмертно хрипит, а её лапами по больным местам!» Подбежал и носом столкнул ей вниз. Отогнал подальше от дивана. Сам полизал ей руку и лёг рядом, стараясь больше не беспокоить. Всю ночь прислушивался к её дыханию, несколько раз за ночь проверял пульс, касаясь носом её руки или бока под простынёй.
Утром прозвенел будильник. Канис вскочил, посмотрел на хозяйку и понял, что она подняться не может. Он скулил, лизал её лицо и руки, но она только что-то невнятно бормотала, гладя слабой рукой его голову. Пришлось ему идти с хозяином. Он не хотел гулять без хозяйки, всё время разворачивался к дому. Ему нужно её охранять от кошек. А потом лежал рядом с её диваном почти до самого вечера, никому, не давая к ней подойти. Вечером она все же встала, и они пошли гулять на объект. Там она бледная, как смерть, сидела на лавочке, а он тяжко вздыхая лежал рядом. Даже не пошёл гавкаться с противным дворянином Джойсом через забор.
Вывел его из себя только престарелый лабрадор Барклай, попавшийся им по пути домой. Канис терпеть не может этого старикашку за отвратительнейший поступок. Когда ему было месяцев восемь, и они гуляли с Барклаем, тот сделал на него садку, унизив таким образом по самый плинтус. Он и тогда, будучи юнцом, вывернулся и вцепился в загривок похотливому старику, а теперь –то уж точно, если доберётся до него, тому несдобровать.
Поскольку Канис рвался намылить холку Барклаю, хозяйке пришлось собрать остатки сил и держать его, что есть силы. Это пошло ей на пользу. Домой она пришла в лучшем состоянии, а на утро и совсем хорошенькая встала. Выходит, Барклай тот ещё лекарь. Всё что ни встречается, всё к лучшему.

Tags: влчак Канис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments