Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Ещё скажите, батюшка, что вы партийный. Истории от Николя.

- Эти ваши москвичи…- начал свой рассказ Николя, - сплошь и рядом, проститутки. Раньше все партийные были, а теперь стоит зазвонить колоколам, все останавливаются и крестятся. Кто где стоял, там крест на себя и накладывают. Позапихали в сундуки партбилеты, верующими стали. Никогда не был в партии и не собирался, а как меня туда затаскивали, сейчас расскажу.
Служил у нас в части замполитом майор Кукунько. Маленький, сухонький, а голова большая и на ней фуражка. Старичка-лесовичка из русских сказок напоминает. Я тогда в секретке работал. Отвечал за бумаги. Пришёл ко мне и давай до меня докалываться:
-Почему ты Карпов не в партии? Служишь в секретке, обязан иметь партбилет.
Я у него спрашиваю:
- Чем Вы недовольны? Я плохо служу? Работу не выполняю?
И как закипело дерьмо в Кукунько, не остановить поток. Того и гляди захлебнется:
- Или вступай! Или для начала тринадцатой зарплаты лишишься!
И лишил тринадцатой.
Ну-у…думаю: «Получишь ты у меня по заслугам.» Кукунько на тот момент собирался поступать в Военную Академию. Готовился. Ночами не спал. Билеты учил. Придумал, как его наказать, он же у нас часто в секретке разные бумаги брал, а я как раз за кабинет отвечал и под роспись эти бумаги выдавал, думаю: «Кукуй тебе, а не академия.»
Прискакал он как-то на одной ножке за очередной бумагой. Генерал-майор в часть пожаловал, хмырь, ещё тот. Кричит:
- Срочно давай, Николай, бумагу. Генерал ждать не любит. Где роспись ставить?
Пальчиком ему в журнал тыкнул.
- Туточки, пожалуйста.
Он её схватил и поскакал дальше на лихом коне. А я кабинет закрыл и за ним пошёл. Знал, прежде, чем к генералу бежать, он с этой бумагой к начальнику штаба зайдёт, обкумекать, что говорить, а о чём промолчать. Точно. Кукунько шасть к начштабу. Я за ним, с докладом об этой самой бумаге: «Мол, по первому требованию, выдал её замполиту? Правильно ли сделал?».
Животенко, мне рукой машет, мол, погоди. Посиди минуточку на стуле. Он собирался к той бумаге, ещё парочку приложить. Разложили они листки на столе, смотрят, что показывать, а что – нет. Ну-у…я потихоньку свою бумагу, сидя рядом на стуле, стянул со стола. Я же всегда с папкой ходил.
Животенко с Кукунько поорали, для генерала бумажки нужные в стопку сложили, Кукунько их подхватил и унёсся. Я доложился. Животенко меня похвалил за отличную работу, и я ушёл.
Через пятнадцать минут весь штаб на уши стал. Замполит на себе остатки волос вырывает, чуть фуражкой начштабу в морду не заехал. Тот сам не свой, треплет замполита в хвост и в гриву. Я лицо умное сделал. Сочувствую.
Влепили Кукунько строгач и тем самым навсегда закрыли путь в академию. Когда мы с ним вышли на пенсию и как-то встретились в городе, я ему сказал:
- Петро Захарович! Помнишь тебе строгач за бумагу влепили? Ты тогда в академию не поступил. Это был я.
Он глаза на меня вылупил:
- Зачем?
- Забыли, говорю, как Вы меня тринадцатой лишили?
А в партию я так и не стал вступать.

Tags: байки о жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments