Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Высотка на Котельнической набережной. Часть 2

Оригинал взят у raven_yellow в Высотка на Котельнической набережной. Часть 2
Продолжим рассказ о высотке на Котельнической. В этом доме жил композитор Никита Владимирович Богословский («Тёмная ночь», «Шаланды, полные кефали», «Любимый город», «Лизавета»). Он был большой шутник. Его любимым занятием было доводить своих соседей, коллег-композиторов до инфаркта.



Однажды композитор Анатолий Григорьевич Новиков («Смуглянка», «Эх, дороги…») поздним вечером захотел полюбоваться Москвой. Но подойдя к окну он вдруг заметил с той стороны Никиту Богословского, бледного как смерть, в одежде из простыни, зловеще завывающего. Этаж был не высокий, но и не низкий. Новиков в ужасе отпрянул от окна, а там продолжало завывать: "Оу-у-у! Вау-у-у!" Набравшись мужества, Новиков подошёл к окну и увидел, что Богословский стоит в подъёмной корзине машины для работ на большой высоте. Он за десятку договорился с шофёром повалять дурака.



В другой раз наш шутник позвонил композитору Дмитрию Шостаковичу, и изменённым голосом объявил, что звонят ему из разведки, и агентура доносит, что ночью в его квартире произойдёт ограбление. Грабители предположительно будут переодеты врачами. Шостакович, конечно, позвонил в милицию, и та устроила засаду. Глубокой ночью в Скорую помощь раздался звонок, и плачущий голос сказал, что великому композитору Шостаковичу плохо. Ну, ясное дело, врачи приехали по вызову, где их и свинтили менты.
Утром раскаявшийся Богословский сам явился с повинной, и заплатил штрафы за ложный вызов и мелкое хулиганство. А могли бы и посадить.



В высотке жило столько знаменитых людей, что мемориальных досок на всех не напасёшься. Я не знаю, по какому принципу одним доски вешали, а другим - нет. Например, есть доска Константина Паустовского.



А вот доски моей любимой Фаины Георгиевны Раневской, с именем которой у большинства москвичей этот дом и ассоциируется, мы не обнаружили. Раневская получила здесь двухкомнатную квартиру, кажется, на втором этаже в левом крыле здания. Она говорила, что живёт "над хлебом и зрелищами" (булочной и кинотеатром).



Её соседом по лестничной клетке был писатель и поэт Александдр Трифонович Твардовский, который называл её "моя великая соседка". Однажды Твардовский потерял ключи от квартиры, не мог войти и очень хотел в туалет. Он попросил Раневскую воспользоваться её туалетом. Та, конечно, впустила, но потом при встрече с ним кричала на весь двор: "Александдр Трифонович, мой клозет всегда в вашем распоряжении!"



Другим её соседом был композитор Вано Ильич Мурадели. Ему она говорила: "Вы лажовщик, мой друг, ни в одну ноту не попадаете, му вместо ми, ра вместо ре, де вместо до и ли вместо ля".

"Я б вас послала, да вижу - вы оттуда" (Ф.Г.Раневская).



Приглашая в гости соседей, она говорила:
- Если звонок не работает, стучите ногами.
- Почему ногами, Фаина Георгиевна?
- Ну не с пустыми же руками вы ко мне придёте!



Перед смертью у неё поселилась сестра, Белла Фельдман, которая была поражена тем, что Раневская совсем не богата. Последние годы жизни актриса жила не в этом доме, а в Южинском переулке. По её популярности она, конечно, должна была быть похоронена на Новодевичьем кладбище, но она скромно попросила похоронить её с сестрой на Донском кладбище. Она была удивительным человеком.



Из внутреннего дворика можно по довольно крутой лестнице подняться на Швивую горку, к храму Никиты Мученика и музею Русской иконы.


Tags: история, перепост, прогулки по Москве
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments