Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Селезёнка. Часть первая.

марсю с Канисом в машинре 12 октября 2016 2.jpg

Собаки верят людям, полагаются на них. Они не обижаются, даже если хозяин сам виноват, в их болезни. Потому что хозяин не может принести вред, ведь они – одна команда. Такая команда, что раз и навсегда, на всю жизнь рядом: лапа в лапу, бок о бок, глаза в глаза. Но это случается…порой. Невольно и с тяжелыми последствиями. Случается, смотреть на своего беспомощного питомца, захлёбываясь слезами. Так случилось у нас с Канисом. С самого его детства, я старалась, чтобы он хорошо питался. Основным рационом у нас было мясо, к нему шли остальные продукты, такие как: молоко, яйца, кефир, йогурты, паштеты, мороженое и другие. И вот в один прекрасный вечер Канис получает шикарный, свежайший кусок телятины на кости. С удовольствием его съедает, сначала до косточки, а потом и саму косточку. Он весел, игрив, ложится со всеми спать, а ночью… Я просыпаюсь от звуков рвоты на балконе. Темно. Не хочу никого будить и решаю посмотреть утром, чем же вырвало собаку. Тем более слышу, как пёс плетётся спать дальше. Через час просыпаюсь от повторного звука давящегося пса. Встаю. Светает. Иду на балкон и вижу рядом с кошачьими горшками две лужи, явно с желчью, но они вылизаны. Быстро завтракаю. Выходим на прогулку. Через двести метров, Канис выгибает спину дугой. По асфальту растекается большая лужа с густой желчью жёлто-зелёного оттенка.
- Это бывает, - подумала я, насторожившись, но ещё не испугавшись.
Пошли гулять дальше. Канис вяло плёлся на объект, почему-то прижимая уши к голове, если бы я могла догадаться…что собаки так делают от сильной боли.
Гулял Канис вяло, больше сидел или лежал и…не сходил в туалет по большим делам. Я ушла на работу, а когда вернулась, не поверила собственным глазам. Меня никто не встречал. Точнее встречала одна кошка Джойка. Канис лежал на полу с потухшими глазами и даже не шевельнулся. Рядом лежала вторая наша кошка Ульси. Такого у нас не бывало. В душу закрался липкий страх: «С ним что-то серьёзное.» Ни разу, за почти четыре года, пёс не пропустил моего прихода, всегда прыгая у двери, в попытке вылизать мои лицо и руки.
Аккуратно надела на него ошейник и сразу повела на улицу. Мимо нас в этот момент, шёл немец Гай с хозяйкой, но Канис даже не посмотрел в их сторону. Отошёл от подъезда метров на сто, и лёг на асфальт, головой к подъезду. Я выхватила телефон из кармана куртки и нервно щелкая пальцами по экрану, набрала номер Гали хозяйки волчицы Марсю.
- Галя…- голос срывался, - с Канисом очень плохо. Совсем плохо. Так…что я не знаю, доведу ли я его до дома. У него жуткая рвота желчью. Всего за один день, он ослаб, еле передвигает ноги.
Галя меня уже не слушала, лишь бросив в трубку: «Выезжаю. Бери: деньги, намордник, большое одеяло, на всякий случай.»
Через час мы мчались в клинику. Галя решила отвезти нас в проверенную клинику. Она далеко от центра. Там вытащили не одну собаку. Она рассказала, что за последние два дня, она отвозила туда, ещё две собаки своих друзей. Одна из них беременная сука джек рассела с непонятным выпуклым пятном на брюхе, появившемся в течение беременности. Её друзья поехали в дорогую клинику, где им предложили вырезать «опухоль» на животе, вместе с маткой и щенятами…Хорошо, они не согласились, и позвонили Гале, которая предложила им прокатиться в другую клинику, не столь престижную. В клинику, где врачи за копейки обслуживают приютских собак, и всех, кто к ним обратится, да и деньги берут за свой труд, скромные. Диагноз был вынесен совсем другой. Оказалось, у беременных бывают всякие высыпания на коже. Терьерше сделали анализы, УЗИ и отпустили с миром, рожать щенков.
Время…начало восьмого, центр, жуткие пробки. Канис тряпочкой лежит на заднем сидении. Нас подрезает один автомобиль, потом другой. Водители торопятся домой, стремятся вырваться вперёд, любыми путями. Галя чертыхается, ругается, бьёт по тормозам. Канис летит с сидения на пол, с трудом, забирается снова на сидение. А время тикает «тик-так, тик-так», словно отсчитывает потерянные мгновения.
В клинику приезжаем только через два с половиной часа. Пёс никакой. Заходим. Посередине приёмной стоит стул. На нём сидит врач в голубом халате, обняв руками голову, вокруг ни души. Посетителей нет. Мы радуемся, тому, что первые. Врач устало смотрит на нас: «Что у вас?»
- У нас почти сутки рвота с желчью и слабость.
- Немедленно поезжайте в другую клинику, сдавать экспресс анализы. Сегодня были уже две собаки с пироплазмозом. У нас лаборатория в ночные часы не работает. Потом приезжайте. Посмотрим.
Мы снова прыгаем в машину, заталкиваем пса на заднее сидение, и ещё полтора часа, по пробкам, добираемся до нужной клиники. Заходим. Это совсем другая клиника, по сравнению с первой. Евроремонт, красиво оформленная регистратура, кафельные полы, светлые стены, красивые двери. Персонал в светлых одеждах разных цветов: белых, розовых, голубых, бирюзовых, синих. В большой просторной приёмной автомат с напитками и едой. Удобные лавочки. Администратор сразу же зовёт нас к себе. Мы объясняем, что нам нужны только экспресс-анализы. Женщина качает головой: «Анализы должен посмотреть терапевт. У вас какие симптомы? А-а…с такими симптомами срочно на биохимию, общий анализ крови, паразитологию.»
Мы спустились в полуподвальное помещение, где располагалась лаборатория. Перед лаборантом стояла плачущая девушка с маленьким йорком в руках. Между ушками собачки сиял ярко-красный бантик. Девушка причитала: «У неё рвота с кровью…». Растерянный муж девушки, не знал, как её успокоить. После них на анализы отправились мы.
Канису надрезали острой иглой ухо и приложили к ранке стёклышко, это было нужно для общего клинического анализа. Затем выстригли ножницами переднюю лапу, и воткнули иглу потолще, набрав через неё две большие пробирки крови. Результаты анализов обещали дать через час.
В клинике сидеть не хотелось, и мы поехали на заправку, чтобы заодно залить бензином баки. Рядом с заправкой стояло маленькое кафе. Галя спросила:
- Хочешь кофе?
- Угу.
- Пойду спрошу, можно ли с собакой, посидеть?
Не знаю, что спрашивала Галя у девушки за прилавком, но когда мы с Канисом вошли в дверь, раздалось оханье: «Это та самая дама с собачкой?» Глаза продавщицы вылезали из орбит. До этого она стояла полусонная, теперь её сон сняло, как рукой.
- Да. - Радостно ответила Галя. – Да вы не бойтесь. Народу все равно никого нет, мы в сторонке посидим.
Охранник придорожной кафешки отодвинулся в дальний угол, с подозрением осматривая Каниса, но тому было не до него. Канис грустно валялся на полу. Ему было очень плохо. Тем не менее, он зорко смотрел на всех проходящих мимо нас людей, и мы знали, что у нас крепкое прикрытие. Канис не задумываясь бросился бы нас защищать, даже если бы, это был его последний в жизни рывок.
Оля с Канисом 10 октября 2016 7.jpg

Галя с Канисом 10 октября 2016 3.jpg

Галя с Канисом 10 октября 2016 1.jpg

Через час снова прошли в клинику. Терапевт, пожилой мужчина, держал в руках наши анализы: «Ничего не вижу. Всё в норме.»

Ветврачам будет понятно
Биохимия.jpg

Паразитология.jpg

Уже хотел протянуть нам бумаги и отпустить, но взглянув на собаку, решил её осмотреть. Мы зашли в кабинет. Надели на Каниса намордник, зафиксировали его в четыре руки. Врач начал прощупывать живот, когда его руки опустились почти до уровня паха, Канис со стоном выгнулся дугой.
- У него ужасные боли, - поднял глаза терапевт. – Срочно на рентген. Дайте-ка померяю ему температуру. Держите крепче. – И одним движением засунул градусник Канису под хвост. Температура была нормальной.
Пошли в рентгеновский кабинет. Снимок сделали быстро. Каниса скрутили моментом, он не сопротивлялся. Ему уже было всё равно. Его тыкали иголками, выдирали шерсть, совали под хвост всё что попало.

Оля с Канисом 10 октября 2016 6.jpg

Терапевт уткнулся в экран монитора, подозвав девушку -рентгенолога: «Смотрите. Здесь в одном месте, у селезёнки, огромная куча костей и одна из них очень большая. Да там тянет на целого цыплёнка.» Повернулся к нам:
- Вы что? Кормите его одними костями?
- Боже упаси…- начала оправдываться. – Он ест совершенно разнообразное мясо: говядину, курятину, индейку, потроха и да, иногда, бараньи рёбрышки или телятину на кости. Но не одни кости!
- Женщина! – строго сказал терапевт. – Более НИКОГДА, никаких костей. Вот вам назначения: «Вазелиновое масло, два обезболивающих укола. Один сделаем сейчас. Масло дадите дома. Внутрь. В пасть. Сразу четверть пузырька. Через сорок минут ещё четверть. Завтра покажете его. Если кости не выйдут, будем думать, что делать.»

Диагноз клиника Беладонна 1.jpg

В соседнем кабинете шёл не менее душераздирающий разговор. Палевого лабрадора хозяин собственноручно накормил картошкой с грибами, и теперь бедолаге делали огромную клизму. В страдальца влили целую кружку Эсмарха. Время час ночи. Мы заезжаем в ночную аптеку, покупаем нужные лекарства и едем домой. Канису всё хуже и хуже. Недалеко от дома Галя остановила машину, мы общими усилиями влили в пасть Каниса четверть пузырька вазелинового масла. Галя поехала домой, а пошла с Канисом вдоль набережной, в надежде, что масло сделает своё дело. Нет. Ничего не произошло. Домой вернулась в середине ночи, но спать не смогла. Канис даже не попил воды, не говоря о еде.

Продолжение следует
Tags: ветеринарное, влчак Канис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments