Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Зарядка для позвоночника

После того, как хозяйка зашиблась на обледенелой лестнице, с ней стало происходить что-то странное. Видимо, она повредила не только спину, но и голову. Странности стали происходить сразу после их медленных прогулок по району. Канис понимал, что ей тяжко, поэтому старался изо всех сил сдерживаться, гуляя по улицам. Медленно ходил рядом; не дёргал при виде маленьких собачек; достойно обошёл дедушку с таксой, они ему стали не интересны; гуляя с лабрадоркой Лапой не приставал к ней, отбирая палки, которыми она его провоцировала на побегушки; старался всё время находиться рядом с ногой хозяйки. Не выдержала его душа только при виде вылетевшего перед носом ошалевшего котяры. Сильно дёрнул хозяйку, но она так грозно на него рявкнула, что он и полосатика оставил в покое. Спокойствие в стае, дороже паршивого уличного котофея.
На третий день после «зашиба», хозяйка сбрендила: разделась после прогулки, помыла Канису в ванной лапы, загнала на диван, протёрла полы, а потом кряхтя и охая, улеглась на палас вниз лицом. Не просто разлеглась, а вытянула ноги, расставив их пошире, сложила в замок руки за спиной и начала поднимать голову. Вверх-вниз, вверх-вниз. Канис поначалу собрался остаться на диване, зная, что хозяйка скоро уйдёт, но её отемнение ума привело его в немой ступор, и он слез с дивана. Кошки сели за её спиной.
- Главное, чтобы это прошло, а не превратилось в навязчивую идею, - пригляделся Канис, наблюдая за её светлой головой, стукающейся о палас. – Хотя… Для семьи душевнобольного его болезнь проблема, а для него самого решение! Какой я умный! - Подумал Канис подходя ближе к этой самой голове, которая стукалась и считала: «Двадцать три, двадцать четыре, двадцать…» Канис заткнул её рот своим языком, вылизывая лицо от подбородка до волос на лбу.
- Тьфу… - Отплюнулась хозяйка. – Не мешай спину лечить!
- А-а… Так это ты спину лечишь? – Сел рядом Канис. – Так бы сразу и сказала, а не брякалась на пол в падучей.
Хозяйка продолжила поднимать и опускать голову: «Двадцать пять, двадцать шесть, двадцать…» Душа кошки Джойки тоже не выдержала и она, оценив свои шансы, решила проверить хозяйку на вменяемость, раз у пса не получилось.
- Сейчас посмотрим насколько её поразил недуг! Когтетерапия!
Подкравшись к беспомощной пятке, Джойка с наслаждением вонзила в неё иголки.
- Ай-й… - Завопила дурным голосом хозяйка, лягаясь, как вполне себе здоровая кобыла.
Через секунду по квартире пронесся смерч. Джойка на всех парах летела в кухню, за ней громадными скачками несся, щелкая зубами пёс, по многострадальной спине хозяйки промчались лапы кошки Ульси. Она в семье самая толстенькая и не поспевала за остальными. Последней, хромая на одну ногу, с криками «фу», в кухню приползла виновница торжества.
Джойка к тому времени сидела на холодильнике. Под ним пускал слюни пёс. Ульси восседала на обеденном столе с широко раскрытыми глазами, наблюдая за ними.
- Марш по местам! - рявкнула хозяйка, утаскивая Каниса в комнату.
Через минуту в квартире снова раздался счёт: «Тридцать один, тридцать два…» Ульси осознав, что единственная из всех не приняла участия в лечении спины, уселась на хозяйские выступающие части пониже спины.
- Вон из комнаты! Все! – рявкнула хозяйка.
- Здорова! – констатировал Канис. – Больные так не орут.
- Здорова! – подтвердили кошки.
- Учёному совету молчать! Собрали тут хвостатый консилиум. Полосатые на балкон - дышать свежим воздухом. Канис на диван.
- Ничего-то она не понимает в группах поддержки душевнобольных, - посетовал Канис залезая на диван. - Надо поспать. День утра мудренее.

Tags: влчак Канис, мои кошки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments