Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Танцы на лошадях. Фирсановка. Май 2017.

— Алло! Алло! Слышишь меня? Хочешь посниматься у фотографа? Понятное дело, что хочешь. Готовится грандиозная костюмированная съёмка на лошадях. Участвуешь? Пешком? Боишься с лошади упасть? Не бойся, твой Канис тебя на лошадь не пустит, быстрее сожрёт саму лошадь. Связалась с костюмерами. Нужны твои размеры. Диктуй. Чего? У тебя, в принципе, нет талии, та-а-к… Записываю: талии нет, большой живот, под грудью 100, с грудью 120, с животом 120, бёдра 120… Дальше что? Корма? Тоже 120? Местами шире? Это расширяющееся к низу бревно получается. Где же я тебе такой костюм найду? Тебя только тканью обворачивать. Ладно. Поняла. Ты в костюме дерева без лошади. К дереву привязан волк. Нет. Два волка: твой Канис и моя волчица. У меня-то другой костюм будет, и я на лошади.



Мы снова мчимся по Ленинградскому шоссе в Фирсановку на костюмированные съёмки. Опаздываем. Застряли в пробке. Суббота. Нас уже ждут. Седлают лошадей. Собаки изнывают в багажнике. Пихаются, ворчат. Мой телефон не умолкает. Звонит муж. Привезли заказанное мясо для Каниса целых двадцать килограмм. Они не входят в морозилку. Звонит Саша Воляев – замечательный московский поэт, друг и соратник по творчеству. Саша решил поучаствовать в съёмках. Он большой поклонник Каниса. Узнав, что волков будет двое обрадовался ещё больше, ну а лошади его любовь с юности. Он тоже сидит в пробке и опаздывает. Его багажник полон холодного оружия: три самурайских меча, русский меч, казацкая шашка, лук и колчан со стрелами. Наконец мы прорываемся сквозь неиссякаемый поток машин и мчимся к конюшне.
Нас встречает улыбающийся фотограф Игорь. Он уже работает. Пока мы опаздывали, нашлись другие модели. Игорь приветливо машет рукой: «Привет!»
Галя выскакивает из машины первой.
- Здравствуйте. Я приготовила много костюмов. Сегодня буду сниматься в эротическом стиле. Слава Богу, мужа нет дома.
- У Гали мужа нет дома, она будет сниматься в эротическом стиле. А у меня муж на месте, я буду сниматься в стиле «Баба на самоваре». Говорят, для меня приготовили безразмерный русский костюм. Нам идти одеваться? – выпаливаю я.
Игорь прячет улыбку.
- Пока нет. Сейчас нам нужны волки. Идите в лес. Вас ждёт эльф-охотник. – Указывает в лесную чащу.
Мы бежим в конюшню. При ней живёт огромное количество кошек. Надписи на дверях сообщают об их проделках.

Набираем ведро воды и несём его собакам. Они устали и измучились в душном багажнике. Собаки жадно лакают воду. Углубляемся в лес. Нашим глазам открывается освещённая солнцем широкая лесная тропа. По краю тропы бродят два всадника.




Около разлапистой ёлки стоит девушка с остренькими эльфийскими ушками. На ней тёмно-синий атласный плащ с капюшоном. Обута в высокие сапоги. В её взгляде неподдельное восхищение. Она смотрит на Марсю и Каниса.
- Какие у них глаза! Можно к ним подойти?
- Нет. Пока нет. Они должны привыкнуть к человеку.





В подтверждение наших слов Канис зло бурчит, и девушка отступает. Мы с Галей привязываем собак к толстому дереву: Марсю на поводок, Каниса на металлический трос. Оба чувствуют себя неуверенно. Совсем рядом ходят три коня: белый, донской и рыжий. Рыжий конь огромен, много больше остальных. Все три коня косят глазами на волков.

По дорожке бежит Игорь:
- Галина, одеваться. Эльфийский охотник на лошадь. Продолжаем съёмку. Приготовить свет! Что там с Александром? Он приехал? Нет? Свет направляем на эльфа. Лицо! Что с лицом эльфа? Ты охотник! Взгляд должен быть уверенным. Чего боишься? Волков? Да чего их бояться! Они привязаны. На тебя даже не смотрят. Слезай с лошади. Иди к дереву. Да не к тому, а к которому волки привязаны. Что ты крадёшься! Иди медленно, но уверенно. Протяни руку к кобелю. С детства боишься собак? А как мы сниматься будем? Ближе. Ближе. Так-а-к… Волки! Смотреть в камеру! Ату! Ату! Что с хозяйкой кобеля? Намочила штаны от моих криков? Ничего. А как их заставить смотреть на объектив? Снимаю. Эльф и волки - молодцы! Где Галина? На лошади. Хорошо. Эльф отдыхает. Галина на лошади углубляется в лес и скачет на меня.












Галя в воздушном розовом платье в седле на коне по кличке Донец. Этот конь родом из донецких степей. Раньше работал в Кремлёвской школе верховой езды. Кремлёвка была с выступлениями в Европе. Донец выступал перед английской королевой. На нём джигитовали и выступали. Коронный номер - он сидит, а джигит лихо танцует вокруг него лезгинку. Галя напоминает даму из старинных сказок. На её плечи наброшен кусок меха. Юбка свисает по бокам коня. Величаво с прямой спиной всадница углубляется по тропе в лес.






- Отпускай Марсю! – Кричит мне.
Торопливо отщёлкиваю карабин. Марсю срывается с места. Бежит к хозяйке и пролетает перед мордой коня. Донец замечает волка, пугается, встаёт на дыбы и начинает танцевать над волчицей. Гале не удаётся его сдерживать. Она с трудом держится в седле. Ситуация почти выходит из-под контроля. К ним бежит инструктор-каскадёр Наташа.
- Успокойся сама. – Кричит Гале. - Не нервничай. Лошадь всё чувствует. Говори с ним спокойным голосом. Успокой коня.
Кое-как Гале удаётся совладать с собой. Берёт себя в руки. Начинает поглаживать шею Донца. Кричит мне: «Прицепи Марсю!»
Легко сказать, прицепи… Марсю мечется между лошадью и мной. Отбегаю к дереву. Зову: «Марсю! Марсю! Ко мне!». Волчица реагирует на мой голос и команду, но в руки не даётся. Начинает нервничать и биться на тросе Канис. Пытаюсь перехватить её, ничего не выходит. Только через несколько минут мне удаётся зацепить её рукой за ошейник и притянуть к себе, а затем зацепить на карабин. В мыле все. У меня трещит телефон. Приехал Саша.
- Канис! Дружище! Рад тебя видеть. – Саша садится на корточки рядом с Канисом и утыкается лицом в серый воротник. Канис облизывает его лицо. Девушка -эльфийка заворожённо смотрит на их встречу. Страшный серый волк нежен и ласков.




- Все спешиваются! - Командует Игорь. – Выходят из леса. Переодеваются. Двигаемся к полю. Дальше будем сниматься там.
Ко мне бежит Наташа с русским костюмом в руках: длинная полотняная расшитая узором рубаха, цветастая юбка и красные бусы. Всё это начинаем быстро натягивать. В рубаху вхожу, но с трудом. Юбка и вовсе мала. Игорь, пряча усмешку наблюдает.
- Пусть останется в одной рубахе и бусах. Но на поле придётся снять кроссовки и побегать босиком.
- У меня сапожки с собой!
- Покажи! А то тут такие сапожки привозят… – С недоверием подходит Игорь.
Идём к машине. Достаю из машины из рюкзака один сапожок. Он серого цвета на небольшом каблучке.
- Пойдёт. Бери рюкзак и в поле.




Кладу сапожок на сидение, беру рюкзак, отвязываю Каниса от дерева, под мышку трос, топаю за всеми в поле. Впереди шагают два коня с Наташей, за ними Игорь, следом Саша, обвешанный саблями с колчаном за спиной, Галя в розовом платье до пят с Марсю, замыкаем шествие мы с Канисом.
Начинается вторая часть съёмок. Я остаюсь с собаками. Сначала снимают Галину и Александра. Оба на лошадях: Саша на Донце, Гале поменяли коня на рыжего Рокки из Карачаево-Черкесии. У Рокки была грустная история. С ним плохо обращались до того, как он попал к Наташе. Он боялся мужчин. Всех. Подпускал к себе только девушек... Наташа купила его с натертой спиной и вылечила. Он был очень понятливым, легко дрессировался. Научился многому: делать свечку, лежать, поклон. Уже через месяц работы с ним Наташа на нём джигитовала и выступала в шоу-программе. Он снимался в фильмах: "Анне Карениной" в эпизоде скачек, на нём делали две подсечки! Он - конь главной героини в сериале "Вольная грамота", который сейчас еще только снимается. Снимался в передаче "Наедине со всеми" с Юлией Меньшовой - ездил на студию Горького.
Пока воркую с Канисом и Марсю раздаётся девичий крик: «А-а…»
Карачаевский снова понёс Галю, на этот раз галопом, пытаясь скинуть её с себя. Она лежит на седле, крепко вцепившись в шею коня. Конь на ходу крутится. Наташа пытается успокоить обоих. Пока занимается с ними - на позицию выходит Саша. В его руках русский меч. Зажав его над головой, летит галопом на фотографа.















Я возвращаюсь к собакам. В след мне раздаётся голос Игоря: «Переодевайся! Снимай русское. Надевай свой народный китайский костюм.»
Канис с Марсю жмутся ко мне. Их снова привязали к дереву. Пока скачут лошади – отпускать нельзя. На прошлых съёмках, здесь же в Фирсановке, они отвязались от кольев и погнали парня из родео по полю. Профессионально… по-волчьи, взяв лошадь в капкан с двух сторон. Хорошо, что Стефан был опытным наездником и ему удалось вырваться от них, не причинив никому вреда. Он измотал волков петляя по полю, они отстали. В этот раз Канис успел нарычать на Донца. Риск велик.
Китайский костюм совсем не вяжется с российской действительностью. Расшитая рубаха и штаны создают образ, но предательские кроссовки портят всё дело, а сапожки забыты на сидении машины. Канис учуяв неладное не желает отпускать хозяйку и напрыгивает передними лапами на спину, провезя когтями от лопаток до низа спины, оставляя на спине длинные борозды (вечером муж долго удивлялся из чьих лап мне пришлось вырываться).
- Теперь надо понять… - задумывается Игорь, - что делает китаец среди русских берёзок?
- Заблудился. – Выпаливаю первую версию.
- Надо ей прикрепить два самурайских меча для пущей убедительности, - предлагает Саша.
- Китаец сам не понимает, что он делает среди берёзок. - Подкидываю версию.
- Китаец пьян! – Хлопает себя по лбу Игорь. – Надо найти пустую тару из-под спиртного.
Все бросаются на поиски тары из-под спиртного. Игорь находит бутылку из-под пива. Сажусь на пенёк и… прямо передо мной валяется пустая бутылка из-под наливки «Карелия».
- Ура! Есть тара! – ставлю бутылку перед собой. – Пьяный китаец заблудился в берёзках!
- Поехали! – оживляется Игорь. – Смотри на бутылку мутным взглядом.
Пытаюсь войти в образ. С первого раза не получается. Ищем имидж. Вроде бы получилось.
- А теперь подопри головушку. – Строит композицию Игорь. – Вот! И глаза к небу. Нормально. А это что тут валяется? Шкурка? Кости? Здесь кого-то убили!
- В прошлом году эти волки были здесь, – замечает Наташа. – Они снимались в ролике для Мосфильма «Воин-оборотень».
- А у тебя нет случайно бус с черепами? – спрашивает Игорь?
- Нет. – Честно отвечает Наташа.





Пока фотограф занимается с пьяным китайцем, непонятно почему нацепившим на себя два самурайских меча, Саша кормит Рокки хлебом, который предусмотрительно взял с собой.
Следующая сцена выглядит совсем необычно для российской глубинки. Всадники: Галя на Донце и Саша на Рокки, между ними протрезвевший китаец, держит под уздцы двух коней и тащит их куда-то. Он самый беззащитный в этой сцене. Донец косит глазом на странную тряпичную куклу, с драконами на груди, терпит. Наташа замечает это и подсказывает: «Погладь его по шее. Поговори с ним ласково.»

Наташа


Какие же это необыкновенные ощущения: бархатная, тёплая, золотая шкура под которой чувствуется каждый импульс, исходящий от коня. Донец благосклонно принимает ласку, он необыкновенно чувствителен к каждому прикосновению. Внутри разливается странное тепло и на мгновение кажется, что ты не на съёмках в полях, а где-то на волшебном острове, в мире тишины, где только ты и солнечный рыжий конь.
Отрезвление китайца прошло быстро. Подключается Игорь.
- Тащи! Тащи их на меня! Не утащишь две лошади? Два волка таскаешь, а двух коней не можешь? А ты напрягись. Лицо держи! Нахмурь брови. Тяжело? Ты не маленький китаец, ты огромный, сильный китаец. Мечи поправь! Мечи должны быть крест - накрест. Дайте ей какую-нибудь подвязку. Чёрную. У Саши есть? Пусть несёт. Обвязывайся. Лучше в два оборота. В один на животе не сходится? А ты выдохни. Куда мечи просовывать будем. Выдохнула? Молодец. Теперь коней под усы… - Саша невольно хватается за собственные усы. Игорь смеётся. – Под уздцы! Нахмурься и тащи. Боишься от напряжения выпустить газы? Это ерунда. На свежем воздухе незаметно. Хорошо. Капсюль-то зачем стащила с Донца? Он ничего не видит на один глаз. От старания? Поправляй. Смотри-ка Донец не возражает. А теперь отойди от лошадей. Возьми меч. Я не актёр. Нет. Но сделать надо вот так. – Хватает самурайский меч, заносит его над головой, широко расставив ноги.




Гале нужно сменить костюм, но молния заела, она на спине. Мои руки заняты, остаётся просить Игоря помочь, он ближе всего к ней. Галя аккуратно отодвигает накидку, Игорь встаёт сзади. Галя не понимает почему от смеха сложился вдвое китаец, почему Саша прикрывает усы обеими руками, а Наташа тоже не может сдержать смех. Игорь входит в роль обольстителя, доведя нас до колик. Мы уже только что не валимся на траву.









Снова идём в поле. Там стоит среди луж странная насыпь. Игорь залезает на неё со шляпой в руках. Эта шляпа уже не единожды побывала в кадре. Сначала в лесу Саша просил с ней милостыню у эльфийского охотника, потом с этой же шляпой просил милостыню у прекрасной дамы. Теперь Игорь вошёл в образ, установив импровизированный памятник самому себе. Выставив ногу вперёд, прижав шляпу к груди выглядит, как минимум главнокомандующим полевого кавалерийского полка.
Бросаюсь к фотоаппарату: «Щёлк, щёлк, щёлк… Готово!» Через минуту памятник исчезает. Игорь шагнул в сторону, оступился и скатился кубарем в лужу под насыпью. Все бросаются спасать фотографа, стараясь обойтись без жертв, но из этого ничего не выходит.






Пока Игорь снимает портрет дамы в зелёном платье, Саша на Рокки объезжает поле, дав коню полную свободу, чем хитрый Рокки мгновенно пользуется. Конь находит канаву с высокой травой, заходит в воду выше колена, окуная ноги наездника в лужу, а затем просто ложится в воду на бок. Мы слышим громкий «плюх» и видим барахтающихся в тине Сашу и коня.
В этот момент китаец снова сидит под берёзой с двумя волками в руках. Волчица прикрывает предательские российские кроссовки. Помогать Саше некому. Он справляется сам. Встаёт. Выбирается на сушу, выливает из сапог мутную жижу. Глаза Игоря загораются новой идеей.
- Стой! Зачерпни сапогом воду, тебе уже всё равно. Ты мокрый. Иди сюда. Лей китайцу воду на голову.
- Не надо! – взвизгивает на чистом русском, китаёза. – Не лейте!
- Лей на темя. Вот сюда. – Ставит палец на макушку китайца Игорь. Есть! Отличный кадр. Все свободны. Лошадей в денники. Собак гулять в поля.







Пока уводят лошадей Саша идёт к Канису. У них особая мужская любовь. Они обнимаются, я фотографирую их.










Канис и Марсю наконец-то отпущены. Волки срываются с места, как распрямившиеся пружины, летят по полю едва касаясь земли. Солнце клонится к закату.






























Съёмочный день подошёл к концу. Все довольны и смеются: мокрый Саша, мокрый фотограф Игорь, Наташа. Улыбается Галя, у неё выбит палец на руке и в синяках всё тело. Щурит серые глаза китаец. Смеются волки. Это был чудесный майский день, впервые тёплый после долгих холодов. Впереди солнечное лето и новые съёмки.



Tags: влчак Канис, влчаки, репортажи, съёмки, фото, фотографы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments