Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Category:

Живые истории

Съёмки у Ивана Затевахина 17.jpg

Мы никогда не попали бы на съёмки к Ивану Затевахину, если бы не случайность и произошедшая трагедия. На съёмки пригласили волчицу Ауку – они с хозяйкой танцевали. Хозяйка с Аукой с самого юного возраста пошла в собачью школу заниматься фристайлом. Обучение шло тяжело. Учить влчака не свойственному ему поведению – адский труд. Тем не менее, к двум с половиной годам, Аука стала единственным в России танцующим влчаком. Прежде чем собак берут участвовать в передаче «Живые истории» нужно прислать интересные ролики со своей собакой. Хозяйка Ауки решила показать её в игре и попросила нас с Канисом составить им компанию. Мы отсняли отличный материал: «Аука играет с Канисом» и «Аука исполняет трюки». Сниматься должна была только Аука.

Однако Канис тоже понравился режиссёрам, они пригласили нас поучаствовать, с таким расчётом: Аука выполняет трюки; Канис просто находится рядом. Ведь представить пару влчаков было гораздо интереснее.
За две недели до съёмок хозяйка Ауки уехала в отпуск, всего лишь на пять дней, и попросила меня подержать Ауку с Канисом на даче. Всё шло хорошо, а на вторые сутки Аука перепрыгнула двухметровый забор и убежала в лес. Сутки мы с друзьями её искали, но… Надо знать эту породу. Влчаки к чужим не подходят, а для Ауки я оставалась знакомым человеком, но чужим. Мы несколько раз её видели, пытались приманить - она к нам не пошла. Я выпускала Каниса, чтобы он её привёл, но и с ним – она не вернулась. Хозяйка была слишком далеко. Ещё через сутки, обходчик путей сообщил, что собака попала под электричку. Насмерть.
Естественно после перенесенного шока, я отказывалась куда-либо идти, но хозяйка Ауки же, вернувшись, убедила меня в обратном. Скрепя сердце, зажав нервы в кулак, мы с Канисом начали подготовку к передаче. В Москве наступила тридцатиградусная жара. Канис напрочь стал отказываться работать. Хозяйка Ауки приезжала заниматься с нами. Мы водили Каниса в переходы, где ходит много народа, в вестибюль метро, пытались исполнять трюки просто на улице. Что-то он делал, но… недостаточно для выступления в передаче.
Съёмки в телепередаче – ответственное и серьёзное дело. Это только кажется, что ничего сложного: взял собаку, встал где скажут, сел куда укажут, ответил на вопросы, показал трюки. На самом деле всё гораздо сложнее. Хорошо, если собака привыкла к многочисленной публике, легко относится к незнакомым людям, а что делать с гибридом, который крайне настороженно относится ко всему незнакомому, особенно, к незнакомому человеку. Более того, собака, которой не нравится кто-то из съёмочной группы, хотя бы зарычит и покажет, что ей не нравится конкретный человек, влчак может укусить мгновенно, молча и даже будучи на коротком поводке. Собака на телевидении должна быть: уравновешенна, не пуглива, спокойна, без агрессивных выпадов. Мир ТВ оживленный, многолюдный и шумный. Произойти может что угодно, всё предугадать невозможно. Собака должна быть в состоянии справиться со всеми внезапными случаями, которые могут произойти в подобной окружающей среде. И здесь нужно быть предельно честным в оценке способности своей собаки. Несмотря на то, что Канис неоднократно ездил на фото съёмки и даже на съёмки с каскадёрами, он не привык работать в студии, где: замкнутое пространство, огромные жаркие софиты, перемещается большое количество людей, ездят камеры. При этом пёс как бы на блюдечке.
Меня посещали разные мысли. А если Канис замкнётся, а если убежит и навредит кому-нибудь? Терпение и послушание? Это есть у обычных собак, а у гибрида? А если он испугается и начнёт биться, а я не удержу его, ведь, влчаки очень сильные собаки. А вдруг наоборот, он станет ко всему безразличным, замкнётся, уйдёт в себя? А моя пригодность? Справлюсь ли я со своим волнением, ведь, оно будет передаваться собаке. Хватит ли мне здоровья? Я осознавала, что Канис у меня не лучшим образом отдрессирован, и он не всегда выполняет то, что я прошу его сделать. Но мы и не готовились с ним с детства выступать где-либо, а на передачу к Ивану Затевахину, в основном, приглашают собак, которые что-то могут показать. Как правило там участвуют профессиональные дрессировщики с хорошо обученными собаками. Этого всего у меня не было. И конечно же нужно было наслаждаться процессом. Но как? Плюс мне нужна была страховка, на случай если что-то пойдёт не так. Я попросила хозяйку Ауки и хозяйку волчицы Марсю, поехать с нами.
Настал день съёмок. Галя приехала за нами на машине. Мы отправились на съёмки. В моём рюкзаке лежали: памятка о чём рассказать; два намордника; бубен; две губные гармошки и заводной хомяк. Хомяка-повторюшку купила специально, на случай если Канис ничего не выполнит, а хотя бы среагирует на хомяка.
Нас встретили у ворот.
Съёмки у Ивана Затевахина 18.jpg

Провели в костюмерную ожидать своей очереди, ведь за один день снимают несколько передач с разными собаками. Кондиционеров не было. Канис был от духоты чуть живой, мы не лучше. Ему хотелось пить. В костюмерной стояла миска с водой. Канис подошёл, понюхал её и несмотря на жажду пить из неё не стал. Из неё пила другая собака. Я достала припасённую из дома воду и нашу миску. Канис стал жадно лакать живительную влагу. Наконец, пришёл один из помощников режиссёра. Нам разрешили поводить Каниса до съёмок по студии, чтобы он немного обвыкся. Галя стала водить его по всем углам, а мне удалось сделать несколько снимков, потом нам запретили использовать телефоны и фотоаппарат.
Скоро пришла девушка гримёрша. Канис на неё злобно рыкнул. Девушка выскочила в коридор, прикрыла дверь и в щёлку спросила: «Кто из вас снимается? Идите ко мне.» Мне пришлось уйти. Галя с Наташей удерживали Каниса на привязи, он рвался за мной. Дальше всё завертелось очень быстро. Пока меня гримировали, вошла помощница Ивана Затевахина и обрисовала мне план передачи, что и как мы должны были делать. Грим наложили минут за семь. Сразу же провели меня в павильон, где звукорежиссёр стал прилаживать микрофоны. Галя с Наташей привели Каниса. Он из всех сил рвался ко мне.
Съёмочная группа притихла. Люди кто с восхищением, кто с ужасом смотрели удержат зверюгу или нет? Звукорежиссёр протянул под моей майкой длинный провод. Стал его закреплять одним концом на поясе джинсов, другим на ухо. Бедолага всё время оборачивался на волка, которому вовсе не нравились его манипуляции. Наконец Каниса выпустили. Он буквально кинулся мне на шею, чуть не сбив с ног. Все от нас разошлись в стороны, ведь Канис был почти с меня ростом. Вдалеке уже стоял Иван, наблюдая, с кем ему придётся иметь дело.
Потом мы зашли в маленькое помещение откуда должны были выйти, когда появится ведущий передачи Иван Затевахин. Помещение было очень тесным. Канис зашёл туда мордой вперёд, а развернуться возможности не было. Ведущий вышел на середину и громко объявил: «Здравствуйте. Сегодня мы расскажем о чехословацкой волчьей собаке. Встречайте! Ольга и Канис.»
Канис вышел в студию задом, чем насмешил всю съёмочную группу. Иван к тому времени сел на диванчик, мы с Канисом подошли, сели, с другой стороны. Канис был спокоен. Скорее всего, это было кажущееся спокойствие. Сел по команде. Беспокоило его другое. Кругом зажглись огромные софиты, начали перемещаться камеры. Одни из них ездили из стороны в сторону, другие были наподобие кранов, ходили вверх и вниз. Канис пытался уследить за всеми, ему тяжело было контролировать обстановку. Серый волк и банда лесорубов. Природная осторожность заставляла его следить за каждым движением со стороны.
Вопросы ведущий подготовил заранее. Моё дело было отвечать на них и, желательно, коротко, без пространных рассуждений о породе.
- Расскажите немного о породе. – Попросил Иван. – Таких здесь ещё не было.
Я начала рассказывать об истории создания породы. Наш диалог длился около получаса. Под конец Иван спросил: «Вы нам что-нибудь покажете?»
- Да, - ответила я, подозревая в душе, что ничегошеньки у нас не выйдет, судя по поведению Каниса, который сидел абсолютно спокойно и даже позёвывал. То ли он показывал свои зубы съёмочной группе и Ивану, то ли скучал, я так и не поняла. Весь его вид говорил: «Я за любой кипиш вокруг меня, кроме голодовки.» Самое главное, он всю беседу сидел смирно и никаких выпадов: ни в сторону Ивана, ни в сторону съёмочной группы не делал. Внешне выглядел - само спокойствие.
Встали. В студию принесли специальную тумбочку, на которую положили реквизит: барабан, губные гармошки и хомяка. Теперь нам нужно было показать, что мы умеем делать. Для начала мы с Канисом пробежались. Буквально под ноги нам бросился один из операторов. Мужчина упал на живот и начал снимать бег Каниса из позиции «лёжа». Мы чуть на него не наступили, но вовремя обошли. Остановились.
- Сидеть! – шёпотом сказала Канису. Он сел.
- Стоп! Стоп! – Закричал главнокомандующий операторской. – Нельзя командовать шёпотом. Говорите в микрофон обычным голосом. Слышен только шелест. Начинаем сначала. Побежали.
Мы снова с Канисом побежали, но ему было жарко и всё это начинало сильно надоедать. Канис уже не бежал, а плёлся на верёвке позади меня.
- Сидеть! – рявкнула я.
Канис скучающе сел.
- Бубен! – подставила ему игрушку.
- Плевать я хотел на твой бубен, - отвернулся Канис.
У меня была на поясе сумочка, набитая кубиками варёной индейки и докторской колбасы. Достала индейку. Канис отвернул морду и от бубна, и от индейки. В отчаянии достала колбасу. Тот же эффект. Иван еле сдерживал смех.
- Лежать!
- Канис сел на попу и начал чесать задней лапой ухо, словно он по дороге собрал на свою шкуру, как можно больше блох и теперь их раскидывал на ведущего, и всех остальных, включая хозяйку. Съёмочная группа начала давиться смехом. Из толпы раздался возглас: «Что-то он больно долго чешется.»
- Он специально это делает… - почти рыдала я.
- Вы вырастили великолепного манипулятора, - ввернул Иван. – Он всё знает, всё умеет. Он хорош сам по себе. Без трюков. Давайте ещё разок.
Мы опять с Канисом побежали. Канис плёлся позади, как старый ишак. Снова сели по команде. Я достала губную гармошку и со всей силы дунула в неё. Канис посмотрел на меня, как на умалишённую.
- Чего тебе надобно? Старче?
Я сделала вид, что не замечаю его красноречивых взглядов, и старательно надувая щёки, продолжила дуть в гармошку. Минуты через три Канис ответил слабым «Авва». Съёмочная группа помогала, как могла. Под гармошку выли из зала. Подвывали Наташа с Галей. Канис с интересом наблюдал всю эту пёсовасию, всю эту массу интересных лиц вместе с туловищами, сидя на блюдечке, освещённый прожекторами. И ещё раз вяло сказал «аф-ф», показав волнующий урок пофигизма. В жару лучше рот не открывать, помогает сохранить терморегуляцию. Иван еле сдерживался от смеха. Задула громче. Взорвался главный звукорежиссёр: «Вы можете тише дуть в эту гармошку!»
- Она не может тише! – не выдержали Галя с Наташей. – Он иначе не запоёт!
Звукорежиссёр испепелил меня взглядом. Пришлось бросить гармошку.
- Лежать! – Рявкнула так, что добрая половина наблюдающих, чуть не стали заиками.
Канис понял - хозяйка не в себе. Ей напекло голову софитами. Канис принял решение. Сам лёг, сделал команду «крест» без команды с моей стороны, и тут же сделал умирающего волка, отвалившись на бок, кося в мою сторону хитрым взглядом.
- Это команда «умри» оправдывалась я перед Иваном. А он уже только что за живот не держался.
В моей голове сверлила только одна мысль: «Надо что-то делать...»
- Сейчас будет убийство!
Бровки ведущего подскочили вверх. А я взяла с тумбы своё главное оружие против непослушания – хомяка-повторюшку. Включила хомяка и скомандовала через него: «Канис! Сидеть!» Хоияк пискляво повторил: «Канис! Сидеть!» Канис поднялся с пола с интересом уставившись на игрушку. При этом он прекрасно оценил свои шансы. Он на поводке. Игрушку сожрать не дадут. А хомяк разошёлся. Он весь затрясся, как в падучей, продолжая командовать сам по себе: «Канис! Сидеть! Канис! Сидеть!»
Взорвался главный режиссёр.
- Выключите игрушку!
Хомяк отправился на тумбу. Я в отчаянии развела руками и тихо попросила Каниса: «Дай лапу?»
Удивительно, но на этот раз, он послушно сел и протянул мне лапу. Потом другую, ещё и ещё раз.
- Ну-у… один трюк сделал, - изрёк Иван, пошутив, – может быть мы потом с вами организуем какое-нибудь совместное мероприятие «Здоровающийся со всеми волк.»
В студию неожиданно вихрем ворвался молодой джек рассел. Глаза Каниса мгновенно загорелись, поводок натянулся. Нос заходил из стороны в сторону. Первая линия из съёмочной группы сделала шаг назад, оценивая крепость поводка и моих мышц. С поводка я его не отпускала ни на минуту. Меня охватила паника. Мне очень не хотелось с триумфом уехать на пузе из студии. Помогли Галя с Наташей, которые молниеносно включились в ситуацию и умудрились выгнать лазутчика. Позже его хозяйка сказала: «Мы так за него испугались… когда он ворвался в студию, а там волк!»
А мы с Канисом продолжали: бегать, сидеть, стоять, лежать, пока Канис вовсе не отказался от участия в мероприятии. Во-первых, ему было нестерпимо жарко; во-вторых, он знал, что за дверью прячутся враги; в-третьих, шоу надоело по самые уши. Плюс ко всему на съёмки, что планировались после нас, приехал огромной чёрный дог и Канис его учуял. Все его мысли были заняты одним: «Выйти с блюдечка и проверить, что за чёрный чёрт явился из ниоткуда?» Его не интересовали: ни ведущий, ни люди, толпившиеся у съёмочной площадки, ни мои команды. Жизнь гораздо интереснее тараканов в голове сценаристов. Мы с ведущим сошлись в мыслях, что дальше бесполезно мучить собаку и завершили шоу. Иван с нами попрощался и нас с Богом отпустили.
Я передала Ивану через помощника режиссёра книжку «Мой волчонок Канис». Иван поблагодарил за неё, и мы ушли из павильона. Канис летел в коридор на всех парах, но грешного негра дога где-то прикрыли. Нас опять привели в костюмерную. Угостили чаем, кофе и печеньем, и мы отправились домой. Наташа с Галей были немного расстроены не выполненными трюками, но констатировали, что в целом Канис вёл себя прилично, не зажимался, выглядел уверенным в себе и даже ни на кого не рявкнул. Мы получили опыт съёмки в закрытом помещении.
Tags: влчак Канис, съёмки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments