?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

СНТ «Ромашка». Фельетон. - Улыбнись миру и он улыбнется тебе в ответ — ЖЖ

ноя. 9, 2018 04:39 pm СНТ «Ромашка». Фельетон.

Садовое товарищество «Ромашка» гудело словно потревоженный улей. На собрание собрались практически все владельцы садовых участков. Председатель потрясал перед собой бумажкой с изображением молодого человека лет эдак тридцати с хвостиком.
– За последние два месяца, после того как основное поголовье дачников уехали в город, в нашем СНТ случилось шесть разбойных нападений на дома. Злоумышленник вычислен, это недавно освободившийся по амнистии наркоман. Вот он. Полюбуйтесь на эту рожу. Полиции он известен, но его не могут поймать. Он побывал в доме нашей многоуважаемой Полины Григорьевны. Съел её консервы. Курил в доме и спал в её постели, положив рядом с собой нож и молоток, изъятый у самой Полины Григорьевны. Она не вовремя вернулась, и злоумышленник покинул помещение через разбитое окно, забыв нож и молоток на подушке, таким образом Полина Григорьевна вернула себе часть имущества, кроме съеденных консервов, больше у неё брать было нечего. Иван Петрович, проживающий на седьмом участке, сам забыл закрыть входную дверь и уехал в город. У него вынесли телевизор. У Марии Павловны разбито окно, она лишилась газонокосилки. Пострадали и другие наши сотоварищи. Обносят нас, товарищи! Что будем делать? Ваши предложения.
– Предлагаю на каждом участке поставить капканы на медведя, – выступил вперёд Алексей Порфирьевич. – А лучше в доме у каждого окна.
– Вы с ума сошли! – всплеснула руками Мария Прокопьевна. – В капкан можно самому угодить, у меня окно у входной двери, да и родственники могут пострадать. Нужно искать другие варианты.
– Семён Семёнович! – не унимался Алексей Порфирьевич. – Вы же председатель! Добейтесь разрешения у местного отделения полиции на отстрел мелкой дробью или солью. Я живу здесь постоянно. Мой дом выходит задней стороной к лесу. Он точно ко мне полезет. Уж я ему задам перцу. Мало не покажется. Разрешение на охотничье ружьё у меня есть.
– Подумаем. Попробую… – забормотал председатель, потея лысиной. – А вы хорошо стреляете? Не ровен час, попадёте в кого из соседей.
– Обижаете. Я мастер спорта по биатлону. Отстреливать цель – моя вторая натура.
– Шож ты милай раньше-то не стрелял, – прошамкала Клавдия Васильевна у которой весь СНТ зимой и летом брал свежие куриные яйца от её несушек. – Чаво сидел тихо, когда у Марии Прокопьевны газонокосилку тырили?
– Я в город уезжал к внукам на три дня. Не было меня, – отмахнулся Алексей Порфирьевич.
– Гостеприимный сторож заряжает ружьё солью и хлебом, – съёрничала маленькая кареглазая Любовь Максимовна. – А я предлагаю нести вахту по вечерам. Мы с Галиной Петровной с восьмого участка можем гулять по улицам до самой ночи, а ночью пусть приезжает полиция и дежурит. Пока не выловят этого гада.
- Ладно. Подумаем. У кого какие мысли будут – несите мне в письменном виде. Рассмотрим все предложения. Расходимся. – Подвёл итоги собрания Семён Семёнович.
Алексей Порфирьевич пришёл домой в приподнятом настроении. Вот он его звёздный час зря он что ли был лучшим стрелком, когда служил в армии? Зря что ли после армии занимался биатлоном? Алексей Порфирьевич достал с чердака ружьё, вычистил любимую двустволку и засыпал в старый патрон соль с дурацким названием «Вкусная соль».
В первую же ночь «ворошиловский стрелок» не смыкал глаз до трёх ночи, потом его победил Морфей, он так и уснул у окошка с двустволкой в руках.
Ко второй ночи, Алексей Порфирьевич проделал в собственном заборе, выходящем к лесу, дырки в нескольких местах, ровно под дуло. В доме не сидел. Ходил по участку до утренних сумерек, но злоумышленник так и не появился.
К третьей ночи, сообразил, что ежели он будет ходить по участку, то воришка его услышит и к нему-то не полезет, поэтому залёг в сарае. В этот раз ему повезло. Около двух ночи за забором послышался шорох, словно кто-то аккуратно отгибает ветки кустарника. Алексей Порфирьевич по-пластунски, как учили в армии, пополз на брюхе к забору. Точно. Кусты шевелились. Алексей Порфирьевич приладил дуло к дырке и пальнул.
– Хр… – послышался нечленораздельный звук, затем кто-то с жутким треском ломанулся сквозь ёлки и буерак в глубь леса.
– Попал! Попал! – начал отплясывать цыганочку Алексей Порфирьевич, потрясая ружьём. – Утром же заявлю в полицию. Меня наградят! – С этой мыслью и завалился спать.
Утром кто-то тихо постучал в его дверь. Алексей Порфирьевич, после трёх бессонных ночей, еле продрал глаза и натянув тёплый махровый халат в цветочек, пошлёпал к двери. Приоткрыл её, в щель просунулась сухая старушечья рука, и залепила ему веником мощный удар по лысине.
– Ах ты гад такой! Ах ты змеёныш!
– Прокопьевна! Сдурела?..
– Ты почто моему Бумеру хвост отстрелил? Он всю ночь плакал. Домой прибежал пятачок весь мокрый от слёз. Кровищи… Сейчас пойдёшь ко мне полы мыть и купишь мешок корма Бусе.
– А какого рожна твой хряк шастает по ночам у моего забора? – побагровел Алексей Порфирьевич.
– А когда ему шастать? – протиснулась в щель Мария Прокопьевна, – днём что ли? Когда куча народа ходит, грибы собирает. Он только и может ночью спокойно подкормиться. Снайпер хренов. Не получишь больше яиц от моих курочек! Свои ешь.
Алексей Порфирьевич посмотрел на свой низ живота и покрутил пальцем у виска.
– Прокопьевна, ты совсем того, что ли?..
– Чаво таво?.. – не унималась старая гарпия. – Отдай ружжо. Убивец.
– Ты это… Чаю не хочешь? – попытался остановить разбушевавшуюся старуху Алексей Порфирьевич. – С крендельком. Мятный. А потом пойдём твоего хряка лечить. Давай ветеринара что ли вызовем?
– Ладно, живи, – неожиданно успокоилась Мария Прокопьевна. – Не отстрелил ты хвост. Поранил только. Солью же стрелял. Я его ужо смазала куриным помётом. Заживёт. Ты ко мне сегодня ночью приходи.
Алексей Порфирьевич посмотрел на старушенцию с нескрываемым интересом.
– Ты что удумала-то старая?
– Энтот, что у всех ворует, давеча у моего участка шастал.
Через неделю Семён Семёнович снова собрал собрание, на котором Марии Прокопьевне и Алексею Порфирьевичу сам начальник отделения местной полиции вручил грамоты и денежную премию за поимку особо опасного преступника. Вора взял хряк Бумер, пытаясь его затоптать на месте, обнаружив его в своём хлеву. Досталась награда и хряку – ему выписали мешок комбикорма. А воришку отправили в тюремный лазарет, отвечать за свои злодеяния перед следственными органами, лёжа на животе.

1 комментарий - Оставить комментарийPrevious Entry Поделиться Next Entry

Comments:

От:val000
Дата:Ноябрь 9, 2018 07:13 pm
(Ссылка)
:)
живенько так