Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Очередная прививка

Что такое счастье? Какое оно? Как его пощупать или почувствовать? Если пройтись по классикам литературы оно очень разное. В «Душечке» Чехова – счастье даже не любви, а в полном растворении в другом человеке. В поэме А.Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» – несколько образцов счастья: у Гриши Добросклонова – бороться за свой народ; у помещика – командовать в своём дворянском гнезде; у попа – покой, богатство, честь; у мастерового – работа и зарплата; у солдата – в двадцати сражениях бывал, а не убит; у пропившегося крестьянина – нашёлся человек, купил внучке ботиночки; у Матрёны – любящий муж, здоровые дети, уважение родственников мужа. А у собачника – его любимый пёс или пёсик. Счастье оно разноцветное и у каждого своё.
Всё просто – счастье, единение душ и помыслов. Счастье, когда рядом есть друзья, с которыми вы съели пуд соли, с которыми вы попадали во всякие передряги и вы знаете, как это здорово, даже если сто лет не виделись, встретиться и просто сесть в маленькую уютную машину и поговорить. О чём? Да ни о чём – просто давно не виделись. А самое главное, чувствовать, понимать, что, если что-то с вами случится, они будут рядом, не бросят, придут, поддержат, потому что вы оба часть единения, вы чувствуете друг друга, знаете то, чего иногда не знают, даже близкие люди. Вы собачники.
Давным-давно мы собачники – гуляли большой компанией. Дружно ходили на субботники, отмечали всевозможные праздники, их было огромное количество: дни рождения хозяев, дни рождения собак, субботники (уборка собачьей площадки), отмечание чьей-то премии, нового года, пасхи, да просто под настроение взять пива или вина. Давно это было, но было же! Мы тогда были вместе и не сознавали, какое это было счастье встречаться каждый день вместе на собачьей площадке, обсуждать всё на свете, хохотать и печалиться друг за друга, если случались неприятности. Мы обсуждали всё-всё: как нам на площадку в лихие девяностые подкинули свежий человеческий череп; как мы выкапывали лопатой из-под гаража забившихся от страха щенят; как ходили в гости к известному художнику-борзятнику в небольшую квартирку со своими собаками, где четыре русские псовые борзые, ризен шнауцер, цверг шнауцер и западно-сибирская лайка, подвесили кота Мусика на ёлку и держали там, пока ёлка не рухнула на пол, вместе с усатым страдальцем.
Сейчас настало другое время, обстоятельства многих скрутили, да и не со всеми питомцами получается гулять вместе. Разлетелись мы в разные стороны. Но дружба дело крепкое.
Закрыли ветеринарную клинику, в которую ходили с Канисом делать ежегодные прививки четыре года подряд. Долго думала куда нам податься. Неожиданно встретила давнюю подругу, у которой три кобеля (ризен шнауцер и два цверга), и мы с Канисом не могли с ними гулять, которой и пожаловалась, мол, негде псу прививку сделать, куда ехать?
– Поехали в «Скрябинку», – засмеялась подруга. – У тебя машины нет, а у меня – есть. Я на ней всех наших собачников вожу по клиникам. Давай и Каниса отвезём. Пообщаемся заодно.
Как же я была рада. Все наши шалости двадцатилетней давности тут же всплыли: и как мы ездили с нашими псами ризеном Кешкой, боксёром Деником, лайкой Казаном на дальние загородные прогулки; как сгоняли в Суздаль, когда одна из нас первая села за руль автомобиля; как отмечали все праздники; ходили на выставки; просто жили полной жизнью.
– Сегодня вечером можно?
– Легко! – засмеялась подруга.
Вечером после обычной прогулки Канис заметил у хозяйки необычное поведение. Она достала какую-то книжицу, короткий поводок, дополнительный намордник. Не стала стягивать с себя уличную одежду, значит намечалось мероприятие. Канис знал, если хозяйка начинает брызгать на себя из мелкого пузырька дурно пахнущую водицу, от которой чешется нос, и натягивать пиджак, значит уходит без него, а если берёт в руки поводок и намордник – с ним. Вот она снова натянула кроссовки и одела куртку, в которой обычно гуляет с ним.
– Пошли, – бросила на ходу.
Канис радостно подставил голову, уверенный, что они едут куда-то на природу, может на съёмки, а может, просто в гости. Из подъезда он вырвался смерчем с высоко поднятым хвостом.
У соседнего дома, что в народе зовут «генеральским», стояла огромная машина реанимации. Канис выпучил глаза, неужели это для них такой транспорт подогнали? Но хозяйка потащила его мимо, туда, где у маленькой светлой машинки, суетилась девушка. Он её знал, они с хозяйкой к ней иногда подходят.
– Привет Канис! Карета подана. Садись.
Канис радостно запрыгнул в машину и скоро они поехали. Ехали недолго. Затормозили у каких-то ворот, оттуда вышел охранник и сунулся в окошко их машины: «В ветеринарную клинику? Хорошо. Выпишите пропуск. С вас пятьдесят рублей». Канис от его наглости обомлел, вот так ничего не страшась, лезть в машину, где он с двумя барышнями? Совсем страх потерял.
– Ты покойник! – взревел Канис, пытаясь с заднего сидения ухватить нарушителя спокойствия. Охранник отпрянул. Пришлось выходить из машины, чтобы выписать пропуск.
Дальше Канису прогулка совсем не понравилась. Его вытащили из автомобиля, натянули на него намордник, надели «строгач» и повели в отвратительно пахнувшее здание. Канис бывал в таких и ничего хорошего не ждал.
Как только они вошли перед ним возник какой-то пятнистый, словно болеет проказой, кобель с перебинтованной передней лапой и мутными глазами. Отвратительная рожа
– Р-р-р… – из груди Каниса вырвалось клокотание проснувшегося вулкана, – Что-то ты мутный какой-то.
– Девушка, – хозяйка притянула Каниса к ноге, закручивая на его шее строгач. – Можно мы вас обойдём? Возьмите своего далматинца покороче.
– Он после наркоза, ему не до вас, – отмахнулась хозяйка пятнистого.
– Ваш-то после наркоза, – парировала хозяйка Каниса, – а наш вполне здоров.
Только после этих слов пятнистого подобрали, а Канис пошёл с хозяйкой и её подругой сначала к администратору, а потом в зал ожидания. Ох не любил он эти залы. Глупо чего-то ждать. Неправильное это занятие. Жить надо так, чтобы совсем не ждать. И пятнистый мутный, и с ним неизвестно чего делать собираются. Его размышления прервал юноша в синем халате, неожиданно вошедший в зал.
– Канис! Прошу в кабинет.
Хозяйка снова скрутила строгач, и они прошли в странный кабинет. Это была длинная комната с отсеками. В одном отсеке какому-то пёсику-страдальцу ставили капельницу, такого и пугать жалко, в другом, сидела женщина с огромным котом. Каниса затащили в третий отсек. Молоденькая девушка-врач попросила:
– Пёсик, пёсик повернись к стене передом, а ко мне задом, – хозяйка отвернула его от врача, зажав его голову между двух колен.
Канис тихо зарычал.
Врачиха, а у них разные пациенты бывают, как тихие, так и буйные, подрастерялась.
– А он вас не укусит?
– Может тяпнуть, – ответила хозяйка, – своя-то жизнь дороже.
К врачу-девушке присоединился молодой парнишка в синем халатике, на ходу натягивающий по локоть латексные белые перчатки. В руках работника неведомых анналов блестела белая палочка.
– Будем измерять температуру. Прививку потом. По состоянию.
– Сейчас он будет определять откуда у меня растут лапы, – ужаснулся Канис, чувствуя, как опытная рука оттягивает его хвост и вставляет что-то непотребное.
Хозяйка крепче сжала руками намордник и ещё подтянула строгач, Канису уже и дышать стало невмочь. Две минуты испытания длились вечность.
– Тридцать восемь и две, отличная температура, – констатировал любитель оттягивания хвостов. – Пошёл за прививкой.
Канис хотел уже было выдохнуть, но не тут-то было. Доктор-проктор вернулся с шприцем в руках. Пощупал его спину над хвостом, проверяя, насколько крепкие у Каниса нервы, будет ли он дёргаться и крепко ли его держит хозяйка.
– Гибрид с волком?
– Чехословацкая волчья собака – продукт гибридизации немецкой овчарки и карпатского волка. Куда колоть будете?
– В холку. – Доктор-проктор оттянул воротник Каниса и впиявил туда иголку.
Канис даже не дёрнулся, ожидая окончания экзекуции.
– Завтра он у вас будет вяленький и мордочка может распухнуть, как от пчелиного укуса, это через сутки пройдёт, – девушка-врач отдала медицинскую книжку Каниса в руки хозяйки.
Канис зло скосил глаза.
– Какие пчёлки? Кто тут вяленький? Да ежели бы не строгач… сидели бы все сейчас закрывшись по боксам. Это не врач, это менеджер низшего звена. Понятия не имеет, как лечить собак. Надёжа остаётся только на Бога, но его отменили в 1917 году. И этот ещё, – нацелился взглядом на синий халатик, – медицина уже давно ушла вперёд, а он всё под хвостами копается.
Из клиники Канис вылетел пулей бросаясь к светлой машинке.
– На кой чёрт мне такие прогулки? Тоже мне пикник при свечах, где тебе только и норовят влезть под зад? – бурчал Канис устраиваясь на заднем сидении. – Домой! Я возвращаюсь домой!
Дома хозяин расспрашивал хозяйку, как они съездили на ежегодную прививку.
– Ну как там наш? Достойно себя вёл?
– После измерения температуры под хвостом – не верит в современную медицину.




Tags: влчак Канис, друзья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments