Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Дрон, рабочий и шаолиньские монахи

На Швивой горке построили лестницу, чем-то схожую со ступенями Шаолиньского монастыря, длинную, извилистую, с поворотами, с колючим кустарником, посаженным вдоль перил лестницы, а саму горку засадили газонной травой. По газонам ходить запрещено, спуститься вниз можно только по лестнице.
Канис весело скакал по ступеням спускаясь к собачьей площадке, когда услышал надоедливый, сверчащий в ушах звук «ж-ж-ж», любых «жужиков» он ненавидел с детства, поэтому напрягся, чутко выставив уши, торопясь к повороту.
— Какая-то Шаолиньская лестница, — вспомнил Канис шаолиньских монахов. — Как они там говорят: «Внешне свиреп — внутри спокоен!»
К тому же, за поворотом, подсказал ему нос, вертится какой-то крупный монах и при нём что-то жужжит. Он слышал от хозяйки про монахов, читала она как-то вслух, мол, если встретишь на лестнице шаолиньского монаха — ударь его по лицу. Если монах окажется настоящим — увернётся, если ученик монаха — он будет благодарен за урок, а если проходимец какой, то так ему и надо. Скорее всего, там за углом, тот самый проходимец.
С этими мыслями он вынырнул молча из-за поворота, и его янтарные глазки съехались к переносице. К носу приближался «жужжун», очевидно собираясь сесть на него, как на посадочную площадку. Выглядел «жужжун» странно: квадратный, головы нет, над спиной пропеллер, с длинными, загнутыми лапками, на конце которых мигали красные огоньки. Канис уже открыл пасть, чтобы его хлопнуть на месте, но не успел.
Крупный шаолиньский монах с какой-то фигулькой в руках, повёл себя не по-монашески, монахи ежели чего задумают, молчат, а этот взвизгнул по-поросячьи.
— Стойте! Стойте! Квадрокоптер. Замрите на месте, сейчас я его пультом состреножу.
— Сейчас ты будешь бегать по Швивой горке, — рявкнул Канис.
Хозяйка чуть не хлопнулась о ступени намертво схватившись за ошейник. У Каниса аж дыхание спёрло. Проклятый дрон продолжал медленно кружить над их головами, а хозяйка, вместо того чтобы взять палку и сбить «жужжуна», висела у него на шее.
— А-а-в… — попробовал ещё разок дотянуться до «жужжика» поперхнувшийся Канис, на шею которого хозяйка водрузила ошейник с металлическими крючьями. Своё действие она объяснила так: «Не хочу во цвете лет сломать шею на этих треклятых ступенях». Канис с ней согласился.
Монах поймал «жужжуна», прижал его любовно к груди, лучше бы собачку завёл, и потопал вниз. Прогулка прошла тихо и мирно, но вот когда они вернулись домой… Ещё при входе в дверь, Канис заметил какое-то движение на балконе, за окнами что-то болталось, стукая о стекло.
Ульси, как самая смелая, сидела наизготовку, чтобы в случае чего схорониться под ванной.
Джойка, раздувшаяся колючим шаром, с утробным рычанием, медленно двигалась по парапету балкона к непонятному предмету, напоминающему змею, мерно постукивающему по стеклу. Хвост кошки ходил ходуном, глазищи горели, Джойка готовилась отстаивать родные пенаты, а тут и враг показался. Над окном сначала появилась белая каска, а потом и вовсе отрезанная голова. Голова прищуривала глаза, пытаясь разглядеть кошку.
Канис вывернулся из рук хозяйки и прямиком бросился на балкон, стукнув со всей силы лапами по стеклу. Голова зашаталась, змеи задёргались, злоумышленник начал трясти стену балкона, она вся затрещала, завибрировала с таким грохотом, что Джойка пулей бросилась назад.
Канис рвал и метал, колотя с рычанием лапами по стеклу, пока хозяйка бежала к месту вторжения захватчиков, и как всегда, не дала возможности добить врага. Затолкала Каниса в комнату и прикрыла дверь на балкон, до Каниса только слова долетали.
— Извините, пожалуйста, вы сильно испугались? А ваши верёвки выдержат, высота-то большая. А почему наш балкон так трясётся, не обрушится? Строители фиговые, не сказать «хужее»? А-а… Так нашему дому больше пятидесяти лет. Капитальный ремонт балконов? Поняла. Звери где? — Хозяйка оглянулась. В окошке маячили две пары блестевших глазок Каниса и Джойки. — Я пока постою тут, покараулю, чтобы вас моё зверьё не пугало. Нет ли ещё за окнами здоровенных псин? Есть, а как же, когда вы проходили одиннадцатый этаж над нами, вас должны были обнаружить целых три собаки! Видели. И как? Облаяли? Мой страшнее? Ну да, у него глаза жёлтые, понимаю. Но гораздо опаснее наша боевая кошка, спуску никому не даёт, даже псу, вечно лупит его по носу когтями. Не волнуйтесь, я их надёжно прикрыла. Ниже только коты, так что спускайтесь спокойно. Такие же как моя? Да нет. Там тихие, спокойные, диванные коты. Ну всего вам хорошего, — помахала голове в каске ручкой хозяйка и открыла дверь.
Канис с Джойкой вылетели, оглядываясь по сторонам, таинственно исчезла только Ульси. Хозяйка с фонарём в руках нашла её под ванной, где она тихо сидела, забившись к самой дальней стенке. Ульси уставилась на хозяйку.
— Мур-мяу… Отвечу словами Фёдора Михайловича Достоевского из «Идиота»: «Трус тот, кто боится и бежит, а кто боится и не бежит, тот ещё не трус».
— Я так и поняла, — хмыкнула хозяйка, вытягивая пушистое тельце. — Пошли теперь чесаться. Всю пыль собрала, давно я под ванной не убиралась, хоть одно полезное дело сделала, — оглядела зверьё. — Защитнички диванов и мисок.

Tags: байки о жизни, влчак Канис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments