Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Category:

Три кота


В одной далёкой деревушке, перед самым Новым годом, когда на улице мела метель, а ветер пел северные песни, принесённые из далёких стран, в небольшой уютной комнате, за огромным круглым деревянным столом ― сидели три волшебных кота. Перед ними стоял старинный подсвечник в форме раскрытого тюльпана с большой свечой, освещающий три усатые мордочки, а кругом лежали стопки книг.
Старший кот ― потомок сибирских котов Пушок был необыкновенно красив. Чёрные и серые полоски сбегали по его спине и, соединяясь на макушке, между ушами, переплетались на лбу в замысловатые магические знаки. Таким же полосатым был и пышный хвост, необыкновенной длины и толщины.
Средний чёрно-белый кот Маркиз ― отличался иной красотой. Его чёрно-белая шкурка, яркая, заметная, блестела и лоснилась от лучей света, а между тёмными и светлыми пятнами пробегали узкие золотые стрелы. На его лапках сверкали снежно-белые чулочки, а на груди белая-белая манишка.
Младший кот ― потомок шотландских котов Ушастик, обладал удивительными ушками, кончики которых изящно загибались вниз над крупными блестящими глазами. Он единственный время от времени становился столбиком, принимая «позу суриката», как он сам объяснял, чтобы расслабить позвоночник, ибо, он у него не такой, как у сибиряка Пушка и среднерусского Маркиза.
Пламя свечи бросало отблески на деревянные лавки, печку, тёмные окошки, за которыми медленно, плавно кружились крупные снежинки, вокруг них царило умиротворение и гармония. Коты вели неспешную беседу, загадочно сверкая в полутьме глазами.
― Мурр… Мурр… Ничто не имеет более притягательной силы в этом доме, как этот письменный стол, ― начал беседу старший кот. ― Вечно загромождённый бумагами и книгами нашей хозяйки. Она много читает, верит в сказки, сказочных котов и домовых. Вот ты Маркиз, каких сказочных котов знаешь?
― Мрр…Мрр… Кот Баюн, он умеет баять, стало быть, разговаривать. Учёного Кота из сказки Пушкина «Руслан и Людмила» знаю. Кота-оборотня титулярного советника Аристарха Фалелича Мурлыкина из «Лафертовской маковницы». Там и про старушку, что пекла медовые маковые лепёшки, преинтереснейшая история, ― оттянул длинный белый ус Маркиз.
― Старушки, учёные коты «идёт направо ― песнь заводит, налево ― сказки говорит», ― подхватил беседу Ушастик. ― Гораздо интереснее кот Бегемот из романа Булгакова «Мастер и Маргарита», названный в честь демона плотских желаний из библейской Книги Иова! Вот это персонаж. Тут тебе и стать, и магические способности, и шулерство, и красота.
― Вы ещё Гоголя вспомните про старуху-ведьму, что по ночам в чёрную кошку превращалась, ― откликнулся Пушок. Мой любимый персонаж кот Васька из басни Крылова «Кот и повар», правильно писал Иван Андреевич: «А Васька слушает да ест». Это хорошая басня, вкусная, про жаркое. Или вот у Василия Жуковского, и имя-то у него котовое ― Васька: «Котик лысый, котик бедный! Для чего прыгнул в окно? На окне был тазик медный, тазик глиняное дно…»
― Тебе Пушок, только коты-обжоры нравятся, потому что ты покушать любишь. Паустовского почитай «Кот-ворюга».
― А ты Маркиз по своей хитрости кота Базилио на счёт раз переплюнешь, ― потянувшись великолепной дугой, вылез из-за стола Пушок, раскрывая сверкающие глаза цвета свежей майской травы, в которых светились мудрость и сметливость. ― Давайте оставим наш волшебный круг. Пойдёмте лучше я вам магическое зеркало покажу, там коты и не коты вовсе.
― А кто там? ― зажёг жёлтые огоньки Ушастик, наблюдая, как Пушок важно идёт в самый дальний угол комнаты, где по пыльному зеркалу метались огоньки от свечи. Его одолело любопытство, и он, мельком взглянув на Маркиза, слез со стула, и отправился за Пушком след в след.
Пушок подошёл к зеркалу и три раза дунул на него. Зеркало засветилось мягким светом, в нём отразился добрый молодец с роскошными кудрями.
― Пушок! ― подскочил опередивший Ушастика ― Маркиз. ― Откуда там молодец?
― Я и есть тот молодец, ― ответил Пушок. ― В Зазеркалье всё выглядит иначе. Вставай рядом со мной. Видишь! Уже два молодца, правда, ты на цыгана похож. Эй… Бахтало, не ты ли украл лошадь у одного из всадников апокалипсиса? Ушастик, чего прячешься за наши спины? Становись рядком. Вылитый Иван-дурак! Вон и кепка набекрень, и уши торчат, как ручки у самовара. Вон какие мы молодцы из сказки Ершова «Конёк-горбунок», ― приосанился, любуясь собой Пушок. ― Старший умный был детина, средний был и так и сяк, младший вовсе был дурак! Ну что? Шагаем в Зазеркалье? Жар-птицу словим, бабу Ягу попугаем.
― Да уж… ― муркнул Маркиз. ― Её напугаешь как же! Она нас на лопату и в печь, и мяукнуть не успеешь.
― Нет в тебе фантазии, ― почесал за ухом Пушок. ― Никакой цыганской смекалки. Зайдём к Василисе премудрой по дороге, попросим её сделать из нас трёхголового кота. Как задремлет бабка на печи, мы в окошко постучим. Она ставни приоткроет, а у нас одна голова огонь изрыгает, другая пар выпускает, а третья зубы заговаривает, тут Яге и конец. Сердечный приступ обеспечен.
― А я с вами не пойду! ― отошёл от зеркала Ушастик.
― Почему? ― зыркнул на него Маркиз.
― Вы меня дурачком обзываете. Сами идите. У Яги сердца ― нет, она бессмертная, так что зря только силы потратите, а то ещё на вас дракона напустит, на две ваши дурные головы.
Порыв ветра распахнул окно. В комнату влетел какой-то меховой ком и заметался под потолком. Потом начал кружить и резко сел рядом со свечой.
― Привет, котишки!
― Мышь! ― охнул Маркиз, он лучше других ловил мышей.
― Летучая, ― подхватил Ушастик.
Пушок, только молчал, не удержался захохотал.
― Бэтмэн!
― Хи-хи… Котмэн! ― пропищала летучая мышь. ― Я не мышь, я птица. У меня вон какие острые зубы и когти! Я прилетела покататься верхом на одном из котов.
― Где это видано, чтобы мыши на котах катались? ― зашипел Маркиз. ― Я тебя съем!
― А вот и нет, ― вспорхнула мышь со стола, задевая крылом пламя свечи.
В комнате стало темно-темно. За окошком ветер завывает. Трах-тарарах… Бум-бум… По комнате всё летает, мяуканье, шипенье раздаётся, словно нечистая сила в том доме завелась. Бац… Зеркало покачнулось и засветилось.
Маркиз по комнате скачет, а на его голове летучая мышь сидит и попискивает от удовольствия. Очень ей нравится аттракцион «Кошкины горки».
Пушок с Ушастиком по полу катаются друг из друга клочьями шерсть вырывают. Каждый думает, что его в темноте мышь оседлала. Не заметили, как из зеркала человечек вышел. Маленький гном-домовой в большой чёрной шляпе, камзоле с золотыми пуговицами, седой бородкой и хитрыми глазами.
― Краки-краки, драки-враки, ну-ка тихо забияки… ― сделал пасы руками старичок, и всё сразу стихло.
Мышь выпустила макушку Маркиза, вспорхнула и села у подсвечника. Все три кота уставились на старичка, а он грозил им пальчиком.
― Нехорошо драться, шалунишки! Ушастик! Ты зачем моё молоко из блюдечка выпил? Хозяйка его для меня оставила. Она-то думала, что я приходил. Я приходил, а молока не осталось. А ты Пушок, зачем моё печенье под печку закатил? Его мыши домовые съели. Маркиз зачем-то хозяйкину орхидею скинул с холодильника? Безобразники! А ты Матильда, ― кивнул мыши, ― лети в лес. Нечего тут приключений искать. А не будете слушаться, в тритонов вас превращу и в болото выпущу.
Пушок с Маркизом испугались, стали ходить вокруг старичка, боками его обтирать, чтобы не серчал. Ушастик под стол залез и оттуда смотрит, боится гнева домового.
Мышь Матильда вспорхнула и вон в окошко вылетела.
Старичок шляпу приподнял, поглядел на котов и сказал им.
― Слушайте и внимайте. Куда ни пойдёте, где не остановитесь в пути, честь берегите, что умеете хорошего, того не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь, книги читайте, не причиняйте вред ни своим, ни чужим. Хозяйку любите, её защищайте, а я вам помогать буду. И молоко моё не пейте.

Открыла глаза бабушка Алёна ― утро наступило. Рядом на подушке чёрно-белый кот Маркиз дремлет. Вставать пора.
― Чудной сон приснился, ― удивилась она. ― Маркиз! Вставай! Пошли завтракать, да пирогами заниматься. Вечером сынок Сергунька приедет. Новый год отмечать будем. Тесто за ночь подошло, пора начинку готовить, да в печку их ставить.
Вечером дверь в избу отворилась, сын приехал.
― Здравствуй, матушка! Принимай подарки, ― поставил на стол две сумки. ― Только ты сумки потихоньку открывай. Подарки у меня живые.
Открыла бабушка Алёна сумки, а там два кота: один с висячими ушками, другой ― пушистый сибиряк. У одного хозяин умер, другого на автозаправочную станцию под Новый год подкинули.
Пожалел Сергунька котов, решил к матушке отвезти, где один кот, там и ещё два не помеха. Сон-то матушкин в руку оказался. А коты те волшебными были, хотя сами об этом не догадывались. Они умели сделать человека счастливым, но не любого, а только того, у кого сердце доброе, ведь волшебство присутствует в мире независимо от нашей веры и однажды вторгается в реальную жизнь.
Tags: литература, сказки, сказки о животных
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments