Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Карантин в СНТ «Ромашка»

На мир обрушилась беда, которую никто не мог предвидеть. Из-за страшной напасти из Китая – коронавируса, поражающего все национальности: белые, жёлтые, красные и чёрные, в стране, да что там в стране, во всём мире люди оказались в вынужденной изоляции.
На карантин были отправлены университеты, школы, детские сады, закрыли предприятия, все важные встречи и переговоры, стали проводить в видеоформате, не выходя из дома. Людям запретили выходить из дома без надобности, только в магазин и за лекарствами.
Некоторая часть населения в России запаниковала. Люди распространяли слухи о мировом заговоре теневого правительства, скупали соль, гречку и туалетную бумагу, причём тут бумага было не совсем понятно, но российский народ, переживший девяностые годы, знал, что делает. Пока пессимисты скупали гречку и бумагу, оптимисты смотрели на проблему просто, зная, что всё, что сделано в Китае, долго не продержится и вирус тоже скоро сдохнет. В России ввели жёсткий карантин на целую неделю, и все, у кого была возможность уехать из города, перебазировались на дачные участки.
СНТ «Ромашка» гудело, как потревоженный улей. Председатель вместе с правлением СНТ собрали «военный совет» и издали правила в связи с карантинным режимом для всех дачников:
– не приближаться друг к другу на расстоянии метра;
– чихать в ладошку или в локоть;
– выходить с участка только в магазин;
– больше трёх не собираться;
– дальше ста метров от участка не слоняться.
Дачники, конечно, притихли, но и сдаваться просто так не собирались. Раз уж образовалась неделя отдыха, нужно было её провести с пользой и удовольствием. Развлекались, кто как умеет: кто-то жарил шашлыки, кто-то распевал песни, кто-то молча копался в огороде. Некоторым на участке не сиделось, и они под предлогом выгула собаки, отправлялись на дальние прогулки, но так, чтобы никто не видел.
Мария Прокопьевна, у которой жил метис волка, решила не слоняться по СНТ, а тихонечко выгулять своего серого друга в лесу, подальше от дачных участков. С поводка она своею псину не отпускала, ибо, её Серый защищая свою старушку, мог напугать кого угодно.
Вышли они вечерком за калитку в лес. Метель метёт, снегом в глаза порошит, ветер свистит, людей совсем мало, а псине нравится такая погода. Тянет и тянет свою бабку всё дальше лес. Шлёпает она за ним, слава богу, сапоги высокие надела, думает, скорее бы домой вернуться. Пробираются они по бурелому, да через коряги и поваленные деревья. Старушке снег глаза запорошил, а как открыла она их, так и обомлела, не иначе леший с ней шутит.
Смотрит среди деревьев шалаш стоит из еловых ветвей – маленький, аккуратный. Оглянулась… второй шалаш неподалёку, а за ним третий. И ни души кругом. Пёс в шалаш нос сунул, дальше потянул ко второму, потом к третьему. За третьим шалашом самодельный костёр, брусья для подтягивания, лавочка, а с огромной сосны верёвки свешиваются, привязанные у самой макушки.
– Вот чудеса-то, – пробормотала Мария Прокопьевна. Достала смартфон, что внучка ей подарила, и стала фотографировать шалаши, лавочки, верёвки. Словно в сказку какую попала. Про себя думает: «Нечистая сила играет со мной… Откель тут шалаши-то? Может вояки, что рядом стоят, учения по выживанию в лесу проводили? Или гастарбайтеры? А может и вовсе разбойники обжились? Надо уносить ноги по добру, по здорову».
А пёс её всё дальше тянет. Пошла за ним. Глядь-поглядь ещё избушка стоит. Большая без единого гвоздя сделанная.
– Военный штаб! – охнула Мария Прокопьевна. – Генералы тут заседают, нет, маршал – самый главный леший средь них, вон и рукомойник из перевёрнутой пластиковой бутылки приделан на стволе берёзы. Руки свои волосатые моет и морду козлиную. И не заметила, старушка, как заблудилась, пока кружила вдоль шалашей, а они далёко по лесу разметались. Охнула, не знает, куда идти.
– Серый! Выводи из леса. Стемнеет скоро. Метель усиливается. Ох… – запричитала Мария Прокопьевна. - Леший кружит нас по лесу, мы же его хату обнаружили. Придётся нам с тобой ночевать туточки. Замёрзнем, снегом припорошит, только через месяц найдут косточки бабки да волка. Дай-ка послушаю, где железная дорога, она тут недалече, по ней выйдем.
Только Серый не слушает бабку, снова её в чащу тащит, словно ищет кого? Мария Прокопьевна остановилась, прислушалась. Услышала вдалеке поезд по рельсам шумит и прямиком на звук пошла. Тащит за собой Серого, тот сопротивляется, а ей боязно в лесу, уже и сумерки сгущаются. Через сучья, бурелом, сквозь репьи прошлогодние, кое-как вышла к железнодорожному полотну.
Встала, перекрестилась, думает в какую сторону податься? Решила налево. И пошли они с Серым по шпалам. Через четверть часа к СНТ вывернули, да чтобы пройти к нему, надо овраг преодолеть. А в овраге том вода стоит и берега у него глиняные, да скользкие.
– Выручай, серый волк, – взмолилась Мария Прокопьевна. – Сейчас спустимся к оврагу, ты наверх полезай и меня за собой тяни, – подстегнула под хвост поводком.
Серый задачу понял, овраг перескочил, тянет за собой старушку, а та ногами скользит по глине и всё обратно в воду скатывается, вся испачкалась, репьи в волосы нахватала, сапоги промочила, смотреть страшно. Поднатужился пёс и всё-таки вытащил её. Доковыляли они кое-как до дома. Серый спать повалился, а Мария Прокопьевна, не умывшись, скорей к председателю СНТ помчалась.
– Слухай, Галя, партизаны у нас в лесу! Землянки кругом, костры, штаб военный. Вот доказательства, и тычет ей фотографиями, что успела сделать.
– К участковому! Немедленно собираем собрание! – ответствовала председательша, набирая номер телефона участкового.
Вечером у дома председателя собралась большая толпа. Дачники становились на расстоянии метра друг от друга, чтобы не нарушать постановление правления, некоторые нервно кашляли. Перед собравшимися, в центре круга, встала председательша.
– Ну что же уважаемые, у нас чрезвычайная ситуация. В лесу, на расстоянии полукилометра от заборов, выходящих к лесу, стоит лесной посёлок, в котором непонятно, кто обитает. Вот фотографии, которые представила наша Мария Прокопьевна.
– А где сама Прокопьевна? – поинтересовался Алексей Порфирьевич, поранивший год назад из ружья, заряженного солью – хряка Бумера. – Чего она по лесу шастает. Указ далее ста метров не отходить, куда её нелёгкая понесла? У неё и хряк шастает где попало.
– Прокопьевна вечно везде свой нос суёт, – вставил словечко бывший председатель правления Семён Семёнович Шлак. – Надо её привязать на цепь к забору, вместе с её Серым. Неча шастать по лесу. Давеча я выходил за забор, дык… она меня насмерть испужала своим волком.
– Прокопьевна, зализывает раны. Впечатлений перебрала, – ответствовала председательша. – Что будем предпринимать, товарищи садоводы?
– Скорее всего это гастарбайтеры, – откликнулся Юрий Петрович с седьмого участка. – Их в Москве поприжали, они в Подмосковье побежали. Пока их не прижмёшь, они лояльными будут и даже местную шалупонь отвадят. Надо к ним парламентёров послать из числа наших авторитетов. Предлагаю Галину, Семёна Семёновича и Алексея Порфирьевича. Выйти к ним с белым флагом, белую простыню пусть Прокопьевна предоставит, как виновница торжества. Заключить с ними пакт о ненападении и защите нашего СНТ от бомжей. Времена непредсказуемые, кто знает, как всё обернётся.
– Какие могут быть договоры! – выступила вперёд Елена Геннадьевна. – Эти гастарбайтеры потом начнут нас шантажировать! В полицию надо писать!
– Гастарбайтеры могут быть заразными, – охнула Клавдия Васильевна с двадцатого участка.
– Да-да… – поддержала её Любовь Максимовна. – Этим вирусом можно также легко заразиться, как простудой, и скоро, как в фильме «Я легенда», нас ждёт настоящий кошмар. Выйдешь на улицу и ни души… Весь посёлок вымрет.
– Интересно, а птичий грипп половым путём передаётся? – спросил Юрий Петрович.
– Надеюсь, речь идёт о женщинах, а не о курах, – съязвила Клавдия Васильевна.
– Ну вот… – всхлипнула Анастасия Петровна. – Летний сезон ещё не начался, а в лес уже не войти.
– А если это сектанты, – высказал предположение Леонид Аркадьевич. – Они чистюли! Предлагаю некоторых из наших садоводов к ним на обучение отправить. За калиткой в лесу чего только не валятся от пружинных кроватей до надувных резиновых кукол.
– Все в секту, – поддакнула Елена Геннадьевна. – Интересно узнать, кто у нас тут куклами пользуется? – обвела глазами присутствующих.
– Тот, кто птичьим гриппом интересуется, – снова съязвила Клавдия Васильевна.
– Считаю единственным решением в данной ситуации пригнать ОМОН! – вынес вердикт Алексей Порфирьевич. – Помните, как граждане без определённого места жительства были хозяевами рощи, тащили всё из домов что могли, а на зиму перебирались в наши дома.
– Я помню, как ты в моего хряка солью пульнул! – присоединилась к собранию отмывшаяся Мария Прокопьевна.
– Вас с хряком и Серым надо цепями к участку привязывать, –отмахнулся Алексей Порфирьевич. – Вы не только гастарбайтеров распугаете, но и ОМОН.
– А я считаю, нам надо жить с пришельцами дружно. Пусть они за проживание лес убирают, какая-никакая польза, – встряла Любовь Максимовна.
– Апчхи!.. – громко чихнул в рукав ватника Семён Семёнович. – Они быстрее лес сожгут!
– А может им свет от столбов провести, я и плитку дам, у меня где-то валяется без дела, – предложила Клавдия Васильевна.
– Да, вы им сразу хату постройте, чего уж там, – усмехнулась Елена Геннадьевна.
– Ага… – хмыкнул Алексей Порфирьевич. – Каждый скинется по досочке, по гвоздику, по стёклышку… глядишь на маленький бунгало и наскребём. Свет проведём. Будем к ним ходить чай пить.
– А мне вот идея с сектантами больше всего нравится, – вставил свои пять копеек Леонид Аркадьевич. – Надо общественности показать, причём по телевидению, как в нашем СНТ решаются вопросы с сектантами! Будем опытом делиться, денюжка появится, телевизионщики хорошо платят. Здорово заживём!
– Угу… – крякнула Клавдия Васильевна. – Нью-а-ля «Ромашка». Прославимся, как «Новые Васюки» из романа «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова.
– Товарищи! Спокойствие, только спокойствие, – остановила жестом бурно беседующих дачников председательша. – Пришло сообщение. Завтра руководитель местного клуба «Воин» приедет на осмотр места вместе с участковым. Это были всего лишь учения по выживаемости в лесу!
– Фи-и… – грустно выдохнула Елена Геннадьевна. – Такая интересная беседа вышла, а вы тут со своим клубом «Воин». – Выходит никакой сенсации. Бытовуха.
– Собрание окончено, – громко известила председательша. – Расходимся по участкам, держимся друг от друга на расстоянии метра. Не обнимаемся, руки друг другу не пожимаем. Алексей Порфирьевич отстаньте от Марии Прокопьевны, она и так впечатлений перебрала. Леонид Аркадьевич! А вы бы поменьше сектантами интересовали, помогли бы лучше Анастасии Петровне участок перекопать. Всем хорошего вечера. Правила не нарушаем, держим связь через телефоны. Переживём и коронавирус, и сектантов, и военные учения.
Tags: байки о жизни, фельетон, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments