Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Category:

Юбиляр


Председатель правления литературного объединения «Гусь и перо» Геннадий Сердобольцев готовил поздравление с днём рождения региональному издателю журнала «Источающие истину» — Тарасу Барсуку. Подобрал красивые фотографии юбиляра, выбрал его лучшие стихи, Барсук был известным поэтом, написал цветистый текст со всякими пожеланиями и разместил на информационном ресурсе «Гусь и перо».
Коллеги сразу же бросились писать поздравления Барсуку, втайне надеясь за хорошие слова получить заветное место в его журнале. Геннадий радовался, наблюдая за активностью коллег, старающихся переплюнуть друг друга в дифирамбах. Больше других отличился прозаик Иван Боцман, пожелав юбиляру полные карманы оптимизма, поменьше песка в штанах, закончив своё благопожелание фразой: «Где же, где же ваши ушки? Их тянуть пришла пора…»
— Перебор, — подумал Сердобольцев, собираясь удалить здравицу Боцмана на правах администратора ресурса, занёс воинственным жестом компьютерную мышь, но опустить её на коврик не успел, раздался звонок мобильного телефона.
— Гена! — нервно мигнул экран андроида, взволнованно бубня голосом поэтессы Тони Забабахиной. — Барсук помер! Я сегодня некролог видела, а ты его с днём рождения поздравляешь!
— Как помер? — побелел Сердобольцев, судорожно соображая, сколько человек увидели его поздравление и успел ли его увидеть сам юбиляр.
— А вот так! Взял и помер! Старенький… — нервозно всхлипнула Забабахина. – Срочно меняй поздравление на некролог. И запомни, некролог должен быть сочным и вкусным! — бросила трубку.
Через десять минут Сердобольцев любовался на свежую траурную заметку, хваля самого себя: «Какой замечательный получился! С таким бы жить и жить! После такого некролога покойного можно возводить в ранг святых!»

Тарас Елизарович Барсук завтракал, быстро уплетая за обе щеки яичницу с луком. Скорее бы за компьютер сесть. Сегодня он целый день будет принимать поздравления, наверняка гусьперовцы давно пишут всякие хвалебные речи. Обтерев жирные пальцы о рубаху, главное, чтобы жена не увидела, включил компьютер и вперился в экран.
«Сегодня в день своего восьмидесятилетия нас покинул один из лучших современных поэтов, издатель журнала «Источающие истину» - Тарас Елизарович Барсук. Человек верой и правдой послуживший отечественной литературе, но так и не доживший до светлой жизни…»
Барсук схватил телефон и дрожащими о негодования пальцами набрал номер Сердобольцева.
— Ничего что я живой!? Ты видел мой некролог в информационной группе «Гусь и перо»? Кто его писал?
Сердобольцев медленно начал сползать из кресла, с мыслью спрятаться под стол, ощущая себя нашкодившим мальчиком, которого ругают родители.
— Видел, конечно. А ты откуда звонишь?
— С того света! — гаркнул в трубку Барсук. — На кладбище свой юбилей праздную. Когда читаешь некрологи, то создаётся впечатление, как много среди нас убогих, с большими травмами мышления, — неожиданно сам для себя заговорил стихами Барсук.
— Прости, дружище, — попытался оправдаться Сердобольцев. — Забабахина звонила, сказала, видела твой некролог.
— Нашёл кого слушать! Забабахину! — заворочал мышью Барсук, задавая в поисковой строке фамилию «Барсук». — Читал книгу врача Яна Бондесона «Погребённый заживо». Что-то вспомнилось, он с приводит с дюжину разнообразных мер и ритуалов, позволяющих «ожившему» заявить о своём чудесном воскрешении, включая «безопасные» гробы с флажками или колокольчиками, оповещающими о движении под землёй. Небось, сидишь трясёшься мелкой дрожью, слушая мой голос?
Компьютер выдал простыню со ссылками на всех барсуков, которых нашёл: лесных, из зоопарка, домашних питомцах, в том числе и на некролог некоего профессора. Тарас Елизарович впился взглядом в экран, через минуту его лицо просветлело.
— Алло! Сердобольцев! Нашёл!
— Что нашёл?
— Некролог на Барсука! Только это другой Барсук. Профессор из университета, а главное он тоже Тарас, только Евграфович. Ну точно. Помер. Преподаватели в трауре, студенты скулят. Жалко мужика, и не пожил толком, всего пятьдесят шесть лет. Шкафом с колбами придавило. Химию преподавал. Какая нелепая смерть.
— Да уж… Химики такие, — выдохнул Сердобольцев, пытаясь уйти от неприятной темы. – Знают, как взорвать или отравить любого человека, и всю жизнь сдерживаются. А ты знаешь, как напиваются люди разных профессий?
— Просвети, — помягчел Барсук.
— Химик — до выпадения в осадок, математик — в ноль, физик — до потери сопротивления, медик — до потери пульса, охотник — в дупель, писатель — до ручки, а журналист — до точки. В честь юбилея и напиться не грех, главное красиво.
— Хе-хе-хе… — засмеялся Барсук, оценив, насколько комичной сложилась ситуация. — Сердобольцев! Коль я остался живым, обязательно подними сегодня тост за Барсука! Жаль мы с тобой в разных городах…
— Очень хорошо, что мы в разных городах, — подумал про себя Сердобольцев, Барсуку же сказал. — Тарас Елизарович! Уже наливаю!
В трубке Тараса Елизаровича послышался звук льющейся воды и голос Сердобольцева.
— Ваше здоровье!
— Будем! — откликнулся Тарас Елизарович. — Поглядим… Много ли я соболезнований собрал по контрольному захоронению.
— По какому такому контрольному захоронению? — опешил по ту сторону экрана андроида Сердобольцев.
— Ну как же. Была такая история в нашем краю. Хоронили одного бизнесмена. На кладбище во время похорон бригадир гробовщиков увидел в нагрудном кармане у покойного пятитысячную купюру. Пролез к гробу и попытался её аккуратно вытащить, чтобы никто не заметил, а покойник хвать его за руку, сел в гробу и говорит: «Налоговая полиция! Контрольное захоронение!». Бригадир рядом с ним без чувств в гроб и упал, еле откачали. Это у нас так богатые веселятся. Ладно бывай. Спасибо за поздравление. Вижу, что поменял упокой на здравие. Пришли мне в журнал какую-нибудь вещицу.
Положив трубку, Сердобольцев вытер со лба пот и набрал номер Забабахиной. Трубка ответила тоскливыми «пи-пи-пи». На связь Забабахина так и не вышла.
Tags: байки о жизни, фельетон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments