Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Останкино. Театр Шереметева.Часть первая.

Очень много фото и текста. Осторожно трафик.
Июльский денек выдался просто чудесным. Жаркое солнце, температура воздуха плюс 25 градусов по Цельсию, небо глубокого синего цвета, что ещё надо, что бы отправиться в очередное путешествие? На этот раз мы отправились в Останкино. Помимо телевизионной башни там очень много чего можно посмотреть. Мы подошли к музею-усадьбе графа Шереметева со стороны древнего пруда, выкопанного крепостными графа целых триста лет назад. Билеты в усадьбу стоят относительно недорого сто пятьдесят рублей за один взрослый и сто рублей за съёмку фотоаппаратом внутри помещений. Ходить в музей можно только с экскурсоводом, поэтому почти каждый час набирается группа, неважно, сколько человек соберется, но не более двадцати на одного экскурсовода и вы отправляетесь в историческое путешествие.

Красота необыкновенная. Друзья, не пожалейте выходного, музей работает только в летний период и посмотрите эту красоту! Это что-то феерическое. Русские «графья» умели жить и не жалели на это средств.




История театра в России начинается с XVII века. Новым явлением для отечественной культуры стало открытие в 1672 году при дворе Алексея Михайловича первого в России театра. До этого театральное действо разыгрывалось лишь в ярмарочные дни скоморохами для «толпы». Петрушка, не унывающий, непобедимый герой кукольных народных представлений в ярмарочных балаганах, считался защитником слабых и угнетенных, на понятном народу образном языке он высмеивал власть и церковные порядки. Царь же поручил пастору лютеранской церкви Готфриду Грегори создать придворный театр «для избранных» по западному образцу. Пастор собрал труппу из 60 иностранцев (в основном немцев) и предпринял постановку пьес на религиозные и исторические темы. Некоторые спектакли становились на немецком языке. На представлениях обычно присутствовали царь и его ближайшее окружение, однако сразу после смерти Алексея Михайловича в 1676 году этот театр был закрыт...

Театральное дело, заглохшее с кончиной Алексея Михайловича, было возобновлено Петром I. Прежде всего он обратил театр из придворного в народный, для всех «охотных смотрельщиков». Театр был переведён из царских хором на Красную площадь, где воздвигнута была особая «комедийная храмина».

Пётр желал сделать театр выразителем своих побед, но его немецкие комедианты оказались для этого дела непригодными. Директор Петровского театра Яган Куншт затруднился выполнить заказанную Петром по случаю победы его «триумфальную» комедию, и Пётр должен был обратиться к Заиконоспасской академии, где процветала занесенная из Киева духовная драма и мистерия.

Вообще Пётр был недоволен современным ему репертуаром. По словам Берхгольца, он требовал от актёров пьес, которые имели бы не более трёх действий, не заключали бы в себе никаких любовных интриг и были бы не слишком грустны, не слишком серьёзны, не слишком веселы. Он желал, чтобы пьесы шли на русском языке и потому хотел иметь комедиантов преимущественно из Польши, а не из Германии.

В эпоху Петра театральное дело развивалось также и в провинции. Так, 1705 годом датируются первые упоминания о театральных представлениях в городе Тобольске, где пропагандистом театра выступал местный митрополит Филофей Лещинский.

После смерти Петра Великого и его сестры царевны Натальи Алексеевны, страстной любительницы театра, театральное дело в России стало падать, что объясняется равнодушием к нему придворных сфер в царствование Екатерины I и Петра II: дворцовые спектакли стали весьма редким явлением. В Славяно-греко-латинской академии продолжались представления школьных драм, которые получили и дальнейшее развитие, удалившись от схоластического направления прежнего духовного театра.

При Екатерине II славились театры Румянцева, Волконского; у гр. Шереметева было целых четыре театра (в Петербурге, Москве и имениях Кусково и Останкино). В 1790-х гг. в Москве насчитывалось около 15 частных театров, при 160 актёрах и актрисах и 226 музыкантах и певчих. При этих домашних театрах были оркестры музыки, оперные и даже балетные труппы из крепостных. Такие помещичьи труппы бывали и в провинции.

С 1918 — Театр Шереметева государственный музей, в котором сейчас можно увидеть подлинные интерьеры XVIII в., услышать музыку того времени и оперы из репертуара шереметевского театра.

Источник: Википедия. http://ru.wikipedia.org/wiki/

Театр-дворец в Останкино



Театр-дворец в Останкино, расположенный в северной части Москвы, — один из великолепных памятников архитектуры XVIII века





Существующий ныне Останкинский дворец построен одним из самых богатых и знатных людей своего времени графом Николаем Петровичем Шереметевым в последнее десятилетие XVIII века. В род Шереметевых Останкино перешло в 1743 году в числе приданного за его матерью, урожденной княжной Черкасской.

Родители Николая Петровича в качестве подмосковной резиденции избрали Кусково и потому до конца XVIII века Останкино имело преимущественно хозяйственное значение.

Над проектом этого необычного дворца работали известные русские архитекторы Ф.Кампорези, В.Бренна и И.Старов. Воплощали его крепостные архитекторы графа - А.Миронов и П.Аргунов. Строительство длилось с 1792 по 1798 гг. Выстроен дворец целиком из дерева, но оштукатуренные стены его кажутся каменными. Воплощение незаурядной идеи было оценено по достоинству.

Источник: http://www.museum.ru/museum/ostankino/1.htm



Расцвет останкинского театра-дворца приходится на конец XVIII века, когда его владелец граф Николай Петрович Шереметев, богатый меценат и ценитель искусства, решил сделать усадьбу своей летней резиденцией и перевести сюда из Кускова театральную труппу.

Шереметев организовал при театре обучение крепостных сценическому искусству. Число актеров доходило до 95 человек. Среди них были П.И. Ковалева-Жемчугова (ставшая впоследствии женой Н.П. Шереметева), Т.В. Шлыкова-Гранатова и другие.

В останкинском театре ставились оперы, балеты, комедии, водевили. Спектакли поражали современников своими масштабами и необычайным великолепием. Декорации для них создавали лучшие театральные художники того времени — П. Гонзага и Ф. Гильфердинг. Труппа Н.П. Шереметева пользовалась заслуженной славой, и театр был одним из лучших в истории Москвы XVIII столетия. После смерти графа театр был распущен его наследниками.

Владение известно с середины XVI века, когда Иван IV пожаловал здесь земли с пустошью Осташково (позже — Останково, Останкино) Алексею Сатину, родственнику известного государственного деятеля А. Ф. Адашева. В 1560 году, после казни Сатина, последовавшей за опалой и ссылкой Адашева, владение перешло к опричнику «немчину» Орну, а в 1585 году — к думному дьяку В. Я. Щелкалову. Пустошь стала за это время деревней, а вскоре — сельцом (появился господский двор); при Щелкалове была выстроена деревянная церковь, вырыт пруд и насажены кедровые и дубовые рощи.

Во время Смуты двор и церковь сгорели; после воцарения Романовых усадьба с угодьями перешла к их родственникам князьям Черкасским и стала быстро заселяться и обстраиваться. При боярском дворе было заведено охотничье хозяйство, возможно, связанное с царскими охотничьими угодьями в соседнем Алексеевском. Здесь рано появился большой сад; уже в середине XVII века в усадьбе числились три двора садовников.

В 1677 году М. Я. Черкасский получил в числе приданого за дочерью князя Я. Н. Одоевского крепостного архитектора П. Потехина. В следующем же году именно он, как предполагают, начал строить рядом с боярскими хоромами каменную Троицкую церковь. В начале XVIII века, при А. М. Черкасском, Останкино окончательно сформировалось как увеселительная усадьба; в 1742 году сюда приезжала императрица Елизавета.

С 1743 года, после брака В. А. Черкасской и П. Б. Шереметева, и до 1917 года Останкино принадлежало Шереметевым, но в течение XVIII века, когда главной подмосковной резиденцией Шереметевых было Кусково, оно сохраняло в основном увеселительный характер. Тем не менее были обновлены и хоромы, поставленные на прежнем месте, — вдоль северной стороны церкви (ее северный придел с самого начала служил домовой церковью владельцев). В 1740-х годах был разбит большой регулярный парк; на северном конце осевой аллеи, начинавшейся от церкви и хором, стоял «воксал» — зал для балов и приемов. Дорога из города от Троицкой заставы шла через деревню Марьину, известную в XVII веке как слобода Бояркина, а далее — через плотину пруда. Вдоль восточной границы парка, видимо, уже тогда располагалась обычная в больших усадьбах «слободка» дворовых, включавшая и усадебные службы; в дальнейшем она получала все более архитектурно оформленный вид.

В конце 1787 году, после смерти П. Б. Шереметева, владение перешло к его сыну, Н. П. Шереметеву, европейски образованному человеку, любителю искусств и организатору лучшего в Москве крепостного театра. При этом он слыл самым богатым вельможей в России; его называли «Крез Младший». Еще при жизни отца он выстроил в Кускове небольшой европейски оборудованный театр. Но осуществление его обширных замыслов было невозможно рядом с законченным и притом выдержанным в стиле прошлой эпохи — когда господствовали барокко и ранний классицизм, — ансамблем Кускова. В 1789—1790 годах Н. П. Шереметев реконструирует театральные помещения в Кускове и московском «Никольском» или «Китайском» доме (большая родовая усадьба на Никольской улице, 10, в Китай-городе) и строит театр еще в одной подмосковной усадьбе — Маркове. Одновременно он задумывает сооружение на территории Никольского дома монументального ансамбля — «Дворца искусств». Проекты были заказаны многим русским и иностранным архитекторам. Программа Дворца включала наряду с жилыми и приемными помещениями и домовой церковью театр, картинную галерею и кабинеты для различных коллекций.

Почти одновременно, в 1790 году, появился проект театра для сравнительно необжитого тогда Останкина, выполненный неким Ф. Казье, мало известным как архитектор (считался инженером, работал воспитателем у Голицыных). Этот проект остался неосуществленным, но в начале 1792 года здесь было сооружено двухэтажное деревянное театральное здание, включавшее только сценическую коробку и зрительный зал. Идея московского Дворца была отложена надолго, а затем и вовсе оставлена, и в течение немногих лет Дворец искусств, правда по значительно сокращенной программе, был создан в Останкине. Он включал картинную галерею, концертный зал, в разных помещениях стояло много скульптур, но главную роль здесь играл театр, с помощью механизма трансформировавшийся в бальный зал.

Деревянный ансамбль строился в несколько этапов на основе объема 1792 года, образовав в конечном итоге обширную, свободно развернутую композицию «покоем», открытым к югу. Последние пристройки были выполнены в 1798 году. В этот ансамбль вошли и хоромы, называвшиеся тогда уже Старыми, симметрично им был поставлен Гостиный флигель. По оси ансамбля была ориентирована новая планировка парка, западная часть которого затем постепенно заглохла. Парадный двор, выступавший вперед между жилыми флигелями, был забран величественной оградой с колоннами, увенчанными вазами. По сторонам стояли обособленные группы жилых и служебных зданий, оформленные как небольшие, но самостоятельные классические ансамбли. Вся эта светлая, нарядная, живописная композиция, выделявшаяся на фоне зелени парка и осененная слева массивом церкви, легко охватывалась взглядом со стороны въезда, от плотины пруда. Дальше к югу, по той же оси была проложена в Марьиной роще просека (ныне — Шереметьевская ул.), ориентированная на колокольню Ивана Великого в Кремле.

Сложнейшая проблема авторства Останкинского дворцового ансамбля до сих пор окончательно не решена, несмотря на обилие документального и графического материала.

К проектированию привлекались известнейшие архитекторы того времени, но строительными работами постоянно и очень деспотично руководил сам владелец. Различным архитекторам заказывались проекты не только отдельных частей здания, но и небольших фрагментов интерьера, а некоторые детали закупались готовыми. Таким образом, одни решения накладывались на другие, а от домашней «команды» крепостных архитекторов, столяров, резчиков и других требовалось точнейшее и беспрекословное исполнение каждой детали. Поэтому в архитектурном образе дворца нельзя не заметить известной эклектичности, умеряющейся лишь строгой нормативностью классического стиля эпохи и сочетающейся с высоким мастерством исполнения почти всех отдельных элементов.







Задний двор усадьбы


Часто Н. П. Шереметев присылал в Останкино чертежи петербургских зодчих лишь для копирования, с условием непременного возврата; это позволяет предположить, что не все они составлялись специально для этого дворца: возможно, здесь имело место столь частое в XVIII веке повторное использование проекта. При этом, по многим свидетельствам, Шереметев был настолько убежден в совершенстве своего творения, что чрезвычайно боялся плагиата: стройки окружал глухой забор, окна затягивали толстым холстом, любопытствующих приказано было не подпускать близко, а одного иностранца будто бы даже избили.







Последними исследованиями установлено, что одним из основных авторов отдельных проектов для дворца был И. Е. Старов, много работавший для Шереметева в Петербурге, а также В. Ф. Бренна. Важную роль в формировании облика дворца сыграли проекты Ф. Кампорези, а в последний период — Дж. Кваренги. С 1793 года строительными работами руководил еще совсем молодой крепостной архитектор П. И. Аргунов, начинавший свою деятельность в Петербурге. Почти все годы платным консультантом при строительстве служил Е. С. Назаров; для технических советов вначале приглашался и умерший в 1793 году К. И. Бланк. Совершенно несостоятельной была попытка И. Э. Грабаря приписать авторство дворца В. И. Баженову. Она опирается на единственный документ — распоряжение об отправке П. И. Аргунова на обучение к некоему архитектору Бажеву (расшифровывается как «Баженову»).





Почти все известные чертежи Аргунова воспроизводят стилистические и даже графические приемы И. Е. Старова либо прямо являются копиями его работ. Расширенные и великолепно отделанные Старые хоромы и симметричный им Гостиный флигель с их протяженными одноэтажными фасадами занимали в ансамбле дворца подчиненное, второстепенное место. Он стал «дворцом-театром», то есть театром с постоянно преобразуемыми многофункциональными апартаментами для парадных приемов-праздников.





Спектакли, первый из которых состоялся летом 1795 года, поражали зрителей изобретательностью сценических эффектов и богатством оформления. Однако с воцарением Павла I Шереметев стал одним из ближайших его придворных и должен был постоянно находиться в Петербурге. Двумя блестящими праздниками-спектаклями весной 1797 года — для Павла и для С.-А. Понятовского — завершилась недолгая жизнь Останкинского театра.

В 1800 году состав труппы был уменьшен. В 1801 году, после смерти Павла I, Н. П. Шереметев завершил формальным браком многолетнюю связь с первой актрисой театра П. И. Ковалёвой, по сцене Жемчуговой. Через два года она умерла от последствий родов, после чего труппа была окончательно распущена.

Н. П. Шереметев тяжело переживал эту смерть; в горестном письме к сестре («Пожалей обо мне. Истинно я вне себя. Потеря моя непомерная») он называл «покойную графиню Прасковью Ивановну» «почтения достойной подругой и товарищем». Праздников во дворце больше не устраивали; сведения о приемах в честь императора Александра I в 1801 и 1817 годах не подтверждаются новейшими исследованиями (известно лишь о подготовке к ним).

В течение первой половины XIX века дворец лишь поддерживался. В 1830-х годах были разобраны жилые корпуса — Старые хоромы и Гостиный флигель, замененные небольшими одноэтажными флигелями, и часть служебных построек. Глубокий парадный двор уменьшился почти наполовину и был обнесен новой оградой. В 1856 году здесь на короткое время поселился приехавший в Москву для коронации Александр II; нижние помещения дворца при этом были превращены в жилые и частично переделаны. Существуют предположения об участии в этих работах М. Д. Быковского.

В пореформенные годы усадебные земли раздавались в аренду под огороды, а службы и флигели — под дачи. На рубеже XIX—XX веков парк, оставаясь во владении Шереметевых, стал местом публичных гуляний; в нем был выстроен небольшой театр и павильон для балов и литературно-музыкальных вечеров. Дворец, вновь несколько измененный внутри при ремонтах 1876— 1878 годов (в те же годы Н. В. Султанов частично перестроил церковь), был открыт для осмотра. Появилось прямое сообщение с городом — конные линейки, а затем и трамвай. Восточнее усадьбы, на месте Слободки и вокруг нее вырос дачный поселок, быстро превратившийся в пригородный жилой район (нынешние Останкинские улицы и переулки).

В этот период в русле общего интереса к русской культуре XVIII века Останкино также стало предметом изучения. Благодаря архиву Шереметевых, сохранившему подробные сведения об исполнителях всех строительных и отделочных работ, дворец еще в дореволюционные годы стал рассматриваться как произведение прежде всего крепостных мастеров. Уже в декабре 1917 года усадьба стала государственным музеем, в дальнейшем названным Музеем творчества крепостных. Это направление, смешавшее понятия авторов и исполнителей, долгие годы затрудняло создание подлинно научной истории останкинского строительства.

Несмотря на сложную строительную историю, Останкинский дворец сформировался в целом как законченное произведение зрелого классицизма. В развернутой композиции глубокого парадного двора важную роль играет удвоение традиционного приема — соединение главного дома и флигелей переходами.


Однако сами павильоны — Египетский и Итальянский — строятся в начале 1793 года уже по другим проектам.

Египетский зал






Образ первого (отметим сразу, что о Египте напоминают здесь разве только эффектно окрашенные сфинксы над печами) восходит к строгой простоте римского атриума.


Уникальный паркет из разных сортов дерева

Потолок


Его единое, открытое, наполненное светом пространство легко членят лишь балки потолка и несущие их четыре просторно расставленные колонны, между которыми — сомкнутый свод, прорезанный световым фонарем. Господствующие светлые тона при свете, льющемся одновременно с севера, юга и сверху, создают ощущение почти графической легкости.

Люстра в Египетском зале




Организующую роль играет четкий ритм кессонов на балках, отсеках потолка и в своде. Очень ритмичны и крупные скульптурные фризы в основании свода и под карнизом, выше окон второго света. Почти все детали архитектурно соотнесены друг с другом; ионические колонки, несущие хоры полукруглой экседры в восточном ризалите, перекликаются с более мелкими колонками того же ордера, оформляющими печи. Зал предназначался для концертов и небольших спектаклей.






Итальянский зал





Совершенно противоположен по духу интерьер Итальянского павильона, само название которого должно было напоминать о величии и пышности Высокого Возрождения. Объем расчленен на поперечно ориентированный зал и открывающиеся в него угловые «кабинетцы», между которыми — узкие замкнутые проходные.





Здесь поражает обилие и разнообразие декорации. Коринфский ордер зала, аналогичный ордеру Египетского павильона, но украшенный накладной золоченой резьбой в каннелюрах, несет развитый лепной антаблемент. Плоскости стен между пилястрами сплошь заполнены крупными лепными порталами, каминами с огромными зеркалами, а просветы закрыты декоративными вставками.














Ротонда



В наше время восстанавливается Ротонда Итальянского павильона, превращенная в 1856 году в кабинет Александра II.




Потолок «Ротонда»


В небольшой западный ризалит Итальянского павильона встроена Ротонда («круглая пристройка», «круглая комната»). Трактованная почти как садовая беседка с восемью колоннами, несущими купол, она была естественным переходом от закрытых помещений дворца к парку. Первоначально предполагалось, что Ротонда и будет функционировать как беседка: все пять коробок со стеклянными дверями должны были выниматься на лето. Этому, видимо, противоречит прежде всего тонко орнаментированный наборный паркет и столь же тонкий лепной свод, а также хрустальные люстры и другие предметы интерьера, хотя они могли убираться и расставляться заново.



В двух полукруглых нишах по сторонам входа в павильон стояли белые фигурные печи. Однако до последних лет Ротонда сохраняла облик, полученный при превращении ее в кабинет Александра II, и представляя собой, по сути, памятник середины XIX века: северный и южный проемы между колоннами были заложены, а в остальные были вставлены дубовые остекленные двери новых пропорций, стоявшая в центре итальянская скульптурная группа «Три грации» переместилась в сад, печи были заменены камином, была расставлена мягкая стеганая кожаная мебель и т.

Tags: прогулки по Москве
Subscribe

  • Встреча с кинологом Ириной Ходулиной

    Не устаю благодарить судьбу за уникальные встречи с интереснейшими людьми. С Ириной мы познакомились на семинаре в «Доме волка». Основателями…

  • Дом Высоцкого на Таганке

    Культурный и научный центр, занимающийся сбором, хранением и изучением материалов, отражающих жизнь и творчество Владимира Семёновича Высоцкого, а…

  • Старый, добрый Арбат.

    Арба́т — улица в Центральном административном округе города Москвы (район «Арбат»). Проходит от площади Арбатские Ворота до Смоленской площади,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments