Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Прогулки по Москве. Улица Пятницкая. Часть вторая.

Милое мое Замоскворечье,
Сединой подернуты века -
Пятницкая улица навстречу
Мне течет, как тихая река.

Позолота куполов на храмах,
Облик небольших особняков, -
Всё сияет, словно под охраной
Долгих удивительных веков.

Пятницкая улица струится,
Излучая несказанный свет,
Словно бриллиант моей столицы,
Что самой историей воспет!

Стихи эти чрезвычайно точно сравнивают Пятницкую с течением плавной среднерусской реки с ее неспешными поворотами и изгибами, с небольшими притоками переулков, со все новыми открывающимися и - такими неожиданными видами.

Путешествие по этой улице, одной из самых протяженных в Замоскворечье, напоминает плаванье по реке истории Руси = России - века, пролетевшие над ней, наложили на ее "берега" такой отпечаток, что захватывает дух. Появляется ощущение, что вглядываясь в напластования столетий, вы становитесь словно бы причастны к тому, что вершилось здесь, к делам и думам поколений россиян, когда-то живших здесь, любивших, строивших и мечтавших.

Итак, начнем нашу прогулку по Пятницкой улице. Лучше всего начать ее от Чугунного моста, за которым начинается уже улица Балчуг. Отсюда открывается великолепная перспектива с видом на не так уж далекую Красную площадь. Многоцветные купола собора Василия Блаженного выглядят с этой точки словно бы игрушечными, но от этого нисколько не теряющими своей святой величественности. Слева над домами вздымается золотой купол колокольни Ивана Великого, и это уже Кремль…



В этой части путешествия намного больше фотографий, чем в первой.



С угла первого дома на Пятницкой можно увидеть и набережную Водоотводного канала, который был проложен в 1783-1786 годах, когда после невиданного половодья и ледохода были повреждены опоры Большого Каменного моста.



Для того, чтобы привести его в порядок, понадобилось прорыть канал протяженностью около четырех километров. Вода от Большого Каменного моста была отведена, строители взялись за ремонт. В 30-х годах XIX века, когда была возведена Бабьегородская плотина, канал даже стал судоходным. Правда, это было еще до того, как Лермонтов в своей поэме "Сашка" написал:

Давно когда-то, за Москвой-рекой,
На Пятницкой у самого канала,
Заросшего негодною травой,
Был дом угольный…

У Чугунного моста - своя история. В свое время он полностью был деревянным, за исключением перил, отлитых из чугуна. В 1889 году дерево заменили камнем, но название за ним сохранилось. По этому мосту скакали в свое время в сторону Серпухова и Тулы государевы фельдъегеря, а еще в незапамятные годы проходили стрелецкие полки и ратники русских князей, отправлявшиеся сражаться с многочисленными ворогами, которых у Руси всегда хватало.

Если уж мы начали нашу экскурсию по Пятницкой от Чугунного моста, то наше внимание обязательно привлечет здание на углу улицы и Овчинниковской набережной. Солидный, основательный дом, некогда принадлежавший заводчику Петру Арсеньевичу Смирнову.

Дом Смирнова


Родившийся в семье крепостных крестьян в деревне Каюрово Ярославской губернии, он был человеком, обладавшим незаурядным умом, энергией и предприимчивостью. Вместе с отцом и братом Яковом после отмены крепостного права переехали они в Москву. Спустя два года они открыли первое заведение по торговле вином. Сначала Петр Арсеньевич служил приказчиком у отца, а потом и сам купил винный погреб, стал купцом третьей гильдии. Но была у него мечта - наладить выпуск по-настоящему качественной водки, а не той сивухи, что подавали в трактирах для низших сословий. Наконец, завод удалось построить, найти собственные технологии, винокурения. Дом на углу Пятницкой стал символом водки "П.А.Смирновъ" на ее этикетке. Этот знаменитый брэнд дошел и до наших дней.
К своему особняку П.А.Смирнов прикупил еще несколько построек, да и в самом доме имелся большой подвал, где можно было хранить готовую продукцию. По давней традиции подвал назывался "ренсковым" - видимо, производное от слов "рейнское вино".
В 1871 году Петр Арсеньевич Смирнов вступил в первую гильдию. Он был богат, состоял в элите московского купечества, имел прекрасный дом, перспективный завод, огромные склады и связи со многими городами страны. Но винная торговля разрасталась. Конкуренты, следуя примеру Смирнова, старались сделать напитки более чистыми, чтобы завоевать рынок качеством, и наступали на пятки. Ему нужно было подтвердить свое первенство теперь уже признанием специалистов, знатоков. Поэтому в 1873 году он решается послать свои напитки на Международную промышленную выставку в Вену, на которой приговор был единогласный: качество отменное, напитки достойны европейского внимания - то есть Почетного диплома и медали участника выставки. Это было первое официальное признание профессионалов. С того, Венского дебюта, началось триумфальное шествие "смирновской" по мировым столицам.
В 1876 году о "смирновской" узнали в Новом Свете на Всемирной промышленной выставке в Филадельфии. Крепкие напитки Петра Смирнова после длительных дегустаций международного жюри были признаны в числе лучших и отмечены за "высокое качество изделий" медалью высшей награды. Это был успех погромче венского! Отныне Большая филадельфийская медаль, как знак победителя, будет украшать этикеты всех смирновских бутылок. По итогам выставки Министерство финансов России в 1877 году удостоило фирму Петра Смирнова высокого отличия, наградив ее Государственным гербом, которое давало право отныне помещать на этикетках российский герб как знак достижений в национальной промышленности. Это был знак гарантированного качества, открывал новые возможности расширения дела. Тот герб дорогого стоил - он разом поставил фирму Смирнова на первое место среди соперников. Теперь он становился признанным лидером водочной промышленности и виноторговли.
Через год - новая победа на Международной выставке в Париже! Две золотые медали - за водки и за вина - во Франции, стране виноделия! Теперь три медали и один Государственный герб украшали этикетки "смирновской".
Парижский успех окончательно закрепил лидерство Петра Смирнова среди производителей спиртного. Выражалось это и в масштабе дела - 280 человек рабочих и продукции произведено на три с лишним миллиона рублей. До революции так никто и не догнал в Москве завод П.А.Смирнова.
В 1882 году впервые за годы своего существования фирма Петра Смирнова приняла участие во Всероссийской промышленно-художественной выставке. Экспозиция завода П.А.Смирнова была невелика, но ассортимент представленных ликеров, настоек, водок поражал воображение. Но эксперты, заседавшие целую неделю, обращали внимание прежде всего на вкус и данные лабораторных исследований, по которым весьма наглядно было видно, кто из винзаводчиков думает о здоровье потребителей, а кто лишь о собственных доходах. По всем показателям лучшим оказался Петр Смирнов.
По итогам выставки Министерство финансов присудило заводу П.А.Смирнова второй Государственный герб. Это была самая солидная и желанная награда - выше нее в отечественной промышленности было только звание Поставщика Императорского Двора. Второй орел открыл путь к этому Олимпу.
Весной 1885 года Петр Смирнов вторично подал прошение Министерству Двора (первое в 1869 году было отклонено), которое было кратким и искренним, а водки и вина уже были известны в Московской Дворцовой Конторе. И в 1886 году, после долгих хождений бумаг по чиновникам, последовало награждение Петра Арсеньевича Смирнова орденом Станислава III степени, который давал право на потомственное почетное гражданство, а вслед за ним долгожданное решение. Царь самолично пожелал, чтобы Смирнов стал поставщиком, что в бумагах и отметил статс-секретарь Петров: "Московскому купцу Петру Смирнову Всемилостивейше пожаловано звание Поставщика Высочайшего Двора. Гатчина, 22 ноября 1886 года". Это был момент наивысшего счастья, к этой заветной цели Петр Смирнов шел многие годы, побеждал конкурентов, получал аплодисменты и медали, но не было главного приза, о котором он мечтал чуть ли не с юности. Вскоре последовал и третий Государственный герб, как подтверждение высокого звания Поставщика царя. "Смирновская" начинала свое триумфальное шествие по планете именно с Пятницкой улицы…

К началу 90-х годов XX века особняки на Пятницкой улице обветшали, штукатурка на них частью покрылась трещинами, частью осыпалась. Улица приходила в запустение. Но вот времена переменились, у старых домов появились новые собственники или арендаторы, и Пятницкая, словно птица Феникс стала возрождаться. Она продолжает свое обновление и в наши дни - фасадные стены некоторых домов затянуты сеткой: здесь продолжается реставрация. Причем, восстановление старинных особняков идет бережно, в соответствии с их первоначальным историческим обликом. И это радует - Москва вновь обретает свою уникальную и неповторимую "жемчужину", улицу Пятницкую.

Москву называли городом "сорока сороков", отличающуюся великим множеством церквей и храмов. Малиновый звон их колоколов, потрясающих своим неповторимым и ликующим звучанием, летел над Белокаменной из края в край. Золоченные купола, отражая солнечный свет, были обращены к небу. Помните, у Владимира Высоцкого: "Купола в России крыли чистым золотом, чтобы чаще Господь замечал".



Усекновения Главы Иоанна Предтечи церковь.
Пятницкая улица, 4/2, строение 9.



В честь рождения сына Василий III повелел в 1531 году выстроить храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в Старом Ваганькове, (между Волхонкой и Знаменкой), который был упразднен задолго до революции.

А вскоре после рождения сына Василия III - будущего Ивана Грозного - в Москве на Кулишках появился Ивановский монастырь. Прекрасный вид на его величественные башни открывается из Старосадского переулка. Его соборная церковь освящена во имя Усекновения Главы св. Иоанна Предтечи, и отсюда повелось московское название обители: "Ивановский монастырь, что на Кулишках, под Бором".


Он был основан еще в XV веке, и возможно, ведет свое начало от самой первой московской церкви, построенной в Кремле во имя Рождества Иоанна Предтечи (стоявшей на месте Большого Кремлевского дворца) - отсюда и сохранилось в названии "под бором".


А здесь, на крутой возвышенности близ Кулишков, позднее прозванной Ивановской горкой, монастырь основала, вероятно, мать Ивана Грозного Елена Глинская в честь дня тезоименитства своего сына. Возможно, это сделал и он сам, взойдя на русский престол. Иногда основание монастыря приписывают великому князю Иоанну III, который разбил в этой местности великолепные Государевы сады, увековеченные в названии близлежащего Старосадского переулка. Приблизительно в то же время здесь появилась стройная белая церковь во имя святого равноапостольного князя Владимира в Старых садах. Одна из древнейших в Москве, она была построена в начале XVI века итальянским зодчим Алевизом Новым, архитектором Архангельского собора в Кремле. Заказ на эту церковь и в этой местности был высочайшим.


Место для обители очень подходило для монашеской жизни: монастырь расположился в центре города, но в тишине узких московских улочек, где даже случайные прохожие не нарушали уединение инокинь. И только раз в году здесь было шумно, многолюдно и даже весело.


В свободное от богослужений время монахини занимались прядением и мотанием шерсти, вязали шерстяные чулки, пряли кружева. В монастырский праздник Усекновения Главы Иоанна Предтечи, 29 августа по старому стилю, или, по-простонародному, в день Ивана Постного, в старину около монастыря бывала "бабья" ярмарка, где торговали шерcтью и нитками. На нее стекались крестьянки со всей Москвы.

По одному из последних указов императрицы Елизаветы Ивановский монастырь предназначался для призрения вдов и сирот знатных и заслуженных людей. И сюда, за неприступные монастырские стены, под большим секретом прятали женщин, замешанных в уголовных и политических делах. Их привозили, иногда под видом сумасшедших, прямо из Сыскного приказа или Тайной Канцелярии.

Здесь пребывали в заточении супруга Василия Шуйского, царица Марья, насильно постриженная в монахини; вторая жена старшего сына Ивана Грозного, царевича Иоанна, Пелагия, умершая только в 1620 году. Возможно, что именно здесь провела свои последние 15 лет жизни княжна Августа Тараканова, которую скрывали под именем инокини Досифеи. Как известно, Тараканову считали дочерью Елизаветы Петровны и графа Разумовского, и Екатерина Великая видела в ней угрозу своему пребыванию на русском троне.

Таинственная инокиня Досифея томилась в заточении в Ивановском монастыре с 1785 года. Привезли ее ночью, в карете, закутанную в черное, в сопровождении конных офицеров. Для нее соорудили кирпичный домик рядом с жильем игуменьи и на ее содержание поступали крупные переводы. Она жила в полном одиночестве, в церковь ее водили по ночам, и богослужение тогда совершалось только для нее одной, в запертом храме. В 1810 году Досифея умерла в возрасте 64 лет, и ее с необычной для простой монахини торжественностью похоронили в Новоспасском монастыре - фамильной усыпальнице Романовых. Это только подтверждает догадки о высочайшем происхождении инокини. Хотя по другой версии княжна Тараканова была заточена в Санкт-Петербурге, в Петропавловской крепости, где и скончалась от чахотки.

Здесь же, в сыром монастырском склепе под соборным храмом, а потом в тесной келье, под охраной 33 года провела "мучительница и душегубица" помещица Дарья Салтыкова, заключенная сюда пожизненно по указу той же Екатерины Великой. Она долго сидела в земляном подвале монастыря, полностью лишенная света. Несколько раз в день специально назначенная монахиня приносила ей еду и свечу, которую забирала вместе с посудой. Длительное заточение совсем не изменило характера бывшей помещицы-"людоедки": сквозь решетку окна она отчаянно ругала прохожих, приходивших посмотреть на страшную Салтычиху.

Свою тюрьму она покинула только в гробу. В 1800 году Дарья Салтыкова умерла в возрасте 68 лет и была похоронена на кладбище Донского монастыря.

Во время нашествия Наполеона Ивановский монастырь был сожжен дотла - так что его даже упразднили. Бывшая соборная церковь стала обыкновенной приходской, а в монашеских кельях расположились служащие Синодальной типографии, расположенной неподалеку на Никольской улице. Тогда же были сломаны старые кельи, в их числе и та, где жила Досифея.

Только по ходатайству митрополита Филарета император Александр II разрешил вновь восстановить Ивановский монастырь. В своем современном виде он был выстроен в 1861-1878 году архитектором М.Д.Быковским и в 1879 году освящен. Между тем, уже в 1877 году на территории строящейся обители разместили единственный в Москве лазарет для раненых русско-турецкой войны.

Мрачная история монастыря продолжилась и в XX веке. С 1918 года здесь располагалась пересыльная тюрьма ВЧК, а затем НКВД. Заключенные, улучшив момент, изредка могли бросить из окна записку, где сообщали родным сведения о себе. Надеяться они могли только на случайных и совестливых прохожих...

Автор статьи Елена Лебедева
Источник: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/culture/svmos-useknovenie.htm

Пятницкая улица - один из уголков Москвы, где от века к веку возводились удивительной красоты храмы. Собственно, и сама она названа по имени придела в честь великомученицы Параскевы Пятницы в церкви Святой Троицы.

Пятницкая улица неотделима от переулков, вливающихся в нее, - все вместе это единый исторический комплекс. Эпизоды нелегкой истории запечатлены в названиях переулков. Вот Вишняковский - в память о полковнике Матвее Вишнякове, чей Стрелецкий приказ располагался на этом месте. Здесь, кстати, построена церковь Святой Троицы в Вишняках. Монетчиковы переулки свидетельствуют о том, что тут когда-то существовала слобода мастеров, которые чеканили монеты. В толмачевских переулках некогда обитали царевы толмачи-переводчики. Даже и храмы, выстроенные здесь, носят соответствующие названия: церковь Никиты Мученика в старых Толмачах и св.Николы "в Толмачах".

Пятницкая славна не только своей историей, архитектурой храмов и особняков, но и особой атмосферой, аурой, витающей над нею, которая способствовала появлению здесь выдающихся умов России. Не случайно здесь на многих домах прикреплены памятные доски. Все вместе они могли бы представлять из себя целый пантеон блестящих талантов, а может быть, и гениев, рожденных Россией-Москвой-Замоскворечьем-Пятницкой улицей.
Здесь Иван III опозорил послов Золотой Орды, отказавшись раз и навсегда платить унизительную дань. Сделал это он демонстративно - по тем жестоким временам: приказал казнить всех, кроме одного, чтобы то передал своим ханам, что ига над Русью больше не будет.
На Пятницкой что ни дом, то либо архитектурный перл, либо связан он с какой-то известной фамилией, либо то и другое вместе. Если идти по порядку, от дома на углу к станции метро "Серпуховская", то можно, практически, останавливаться перед каждым зданием.

Вот дом № 2. Здесь жил попечитель Третьяковской галереи, известный пейзажист и импрессионист Игорь Грабарь.

№ 4/2 стр. 1 — Доходный дом храма Усекновения Главы Иоанна Предтечи под Бором (1895, архитектор В. В. Бакарев)

№ 4/2 стр.9 — Колокольня храма Усекновения Главы Иоанна Предтечи под Бором. Сам храм находится западнее, в Черниговском переулке. Там же — Храм свв. блгв. кн. Михаила и боярина Феодора, Черниговских чудотворцев, XVII век.

В доме № 6 жил поэт Лебедев-Кумач. Кто в России не знает его песен "Широка страна моя родная" и "Вставай, страна огромная"?

№ 6/1 — Городская усадьба Еремеевых во владении Саввино-Сторожевского монастыря, XVIII—XIX век. Здесь родился и жил В. И. Лебедев-Кумач
Дом № 8 построен архитектором Михаилом Чичаговым. Несмотря на то, что дом считался "доходным", однако выполнен он с большим искусством, украшен разнообразной лепниной, причем ни на одном этаже не повторяющей рисунок. Семья Чичаговых представляла собой целую династию зодчих. Отец Николай Чичагов всю жизнь реставрировал и поддерживал шедевры Кремля. Брат Михаила Дмитрий возвел здание Московской городской думы (музей Ленина в советское время). Внук старшего Чичагова строил доходные дома.

№ 10 — «Пятницкое подворье» (Доходный дом Н. Г. Григорьева), в основе — жилой дом (палаты) XVIII века (1903—1904, архитектор А. М. Калмыков)

Небольшое строение на Пятницкой, 12 , о котором говорили - "дом крошка в три окошка". Дом-контора купцов Варгиных, постройка 1798—1845, филиал музея Л. Н. Толстого.
Долгое время полагали, что этот дом купца Варгина снял молодой литератор граф Лев Толстой с сестрой, братом и тремя племянниками. Но вряд ли бы им всем хватило места под крышей этого уютного домика. Граф и его родные занимали квартиру в соседнем владении купца на Пятницкой, 16, трехэтажном доме, где семья прожила с октября 1857 года до конца 1858 года.
Молодой граф, поселившись в Замоскворечье, вел светскую жизнь, проводил время в Английском клубе, ресторанах, Большом и Малом театрах, литературных и музыкальных салонах. Надев трико, перепрыгивал через коня и отправлялся с Пятницкой в спортивный зал, где занимался гимнастикой и фехтованием. Толстой ходил на званные обеды и сам их устраивал. У него Фет прочитал перевод трагедии Шекспира "Антоний и Клеопатра" и своими разговорами, как записано в дневнике, "разжег меня к искусству". Спустя две недели на ответном обеде у Фета Толстой прочитал рассказ "Погибший", позднее переименованный в "Альберта".
Побывал Толстой на званном обеде в Купеческом собрании, устроенном по случаю рескрипта императора, начавшего процесс отмены крепостного права. Тот либеральный обед назвали "первым выражением свободы чувств". На нем богатейший промышленник, меценат, общественный деятель и публицист в одном лице - Василий Кокорев поднял тост "за людей, которые будут содействовать нашему выходу на открытый путь гражданственности". На этом пути московский купец, опередив американцев, первым в мире основал нефтяные промыслы на Кавказе, привлек в качестве эксперта гениального Менделеева. Кокорев рьяно утверждал "русский стиль" в архитектуре на улицах Москвы. Он построил на Софийской набережной крупнейшее здание своего времени - гостиницу "Кокоревское подворье" с торговыми помещениями. И писал слова, которые, кажется, сказаны вчера: "Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами отечества и засорять насильственными пересадками их на родную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях силу."
Светская жизнь начиналась после полудня, длилась вечером и ночью. А с утра на свежую голову Лев Толстой писал повесть "Казаки", рассказы, письма и дневник. Лев Толстой неоднократно описывал уличную московскую жизнь, которая протекала на его глазах. Тишину кабинета ранним утром нарушал скрип колес, звон Параскевы Пятницы, церквей в соседних переулках. Картина за окном переводилась на страницы "Казаков".
Портики с колоннадами, выполненные в классическом стиле, украшали дома богатых фабрикантов и купцов, выстроенные в конце XVIII - начале XIX веков.

№ 14 — Городская усадьба XVIII—XIX веков

Это - дома № 18, 19, 31. Впрочем, вкупе с другими постройками они представляют из себя целые городские усадьбы. Комплексы эти настолько своеобразны, что ныне занесены в реестр памятников московской архитектуры.

№ 18 — Усадьба М. П. Глазунова, XVIII—XIX веков


№ 18 (во дворе) — Доходный дом (1913, арх. Н. Д. Струков)

№ 20 — Доходный дом (1911, арх. С. М. Жаров)

№ 26/7 — крупнейший в Замоскворечье Храм Священномученика Климента, Папы Римского. Архитектурные обмеры храма произвёл в 1932 году архитектор С. Ф. Кулагин.

№ 30 — Городская усадьба XVIII—XIX веков

№ 42, 44, 46 — Дома XIX века



Двухэтажный дом с мезонином на Пятницкой, 46, считается "рядовой застройкой Замоскворечья первой трети XIX века".
По этому адресу, согласно адресно-справочной книге "Вся Москва" значилась "Протозанова Фрида Вас., ж. п. п. гр.", то есть жена потомственного почетного гражданина. И здесь проживал некто "Як. Алдр. Протозанов". Без упоминания последнего не обходится ни одна энциклопедия, потому что жителем улицы до 1918 года был великий кинорежиссер Яков Александрович Протазанов. Он получил образование в Московском коммерческом училище. Но коммерции предпочел "великого немого" и успел снять до революции восемьдесят фильмов, экранизировав "Войну и мир", "Бесы", "Пиковую даму". В его картинах главные роли исполнял самый выдающийся русский киноактер того времени Иван Мозжухин. Оба - эмигрировали. Мозжухин остался во Франции. Протазанов вернулся в Москву и создал такие шедевры немого кино, как "Закройщик из Торжка", "Праздник святого Йоргена". Он снимал фильмы с 1907 по 1943 год. Его шедевры и сегодня можно смотреть с увлечением.
В средние века улицу называли Ленивкой. Здесь прямо с возов бойко торговали провизией и всякой всячиной. Впрочем, позже, когда улицу уже именовали Пятницкой, здесь по традиции селились крупные купцы и торговцы. Славится она и сегодня - маленькие магазинчики перемежаются многочисленными кафе, трактирами, чебуречными, ресторанами и т.д. Здесь можно заказать блюда на любой, даже самый экзотический вкус. Однако и для меломанов, театралов на Пятницкой есть что посмотреть и послушать. Здесь расположена государственная капелла, а также "Театр Луны", труппа которого заявила о себе спектаклями необычной режиссуры и артистического мастерства исполнителей.
По Пятницкой улице можно бродить часами, заглядывая в уютные дворики, любуясь старинными кованными оградами, лепниной и барельефами на стенах особняков, слегка удивляясь тому, как органично "вписались" в эту древность филиалы крупнейших банков России. И как бы долго ни длилась прогулка, все время будешь открывать что-то новое и неожиданное. Потому что Пятницкая - сама открытие. Истории. Архитектуры. Культурного наследия. Отечества. И - современного его бытия…

№ 48 — Городская усадьба начала XIX века, в настоящее время Институт астрономии РАН

№ 54 — Дом в стиле модерн с сине-зелёным майоликовым фронтоном. 1912—1914, арх. С. А. Сурков

№ 64 — «Дом со львами на Пятницкой».
Дом этот выстроил для М. И. Рекк архитектор С. В. Шервуд (сын строителя Исторического музея В. О. Шервуда) в 1897 году.
Первый из датированных планов владения на Пятницкой улице 64 относится к 1803 г. и показывает, что в это время во владении секундмайора П.А.Бахтина находился одноэтажный деревянный жилой дом с хозяйственными постройками.
Вероятнее всего, эти строения сгорели при пожаре, охватившем Замоскворечье в 1812 году. План 1836г. показывает, что во владении титулярной советницы И.Марковой находилось одноэтажное с мезонином жилое строение в северной его части, южную часть занимал небольшой сад, а в глубине располагались жилые и нежилые деревянные постройки.



В 1896г. владелица «Ирина Галактионовна без фамилии», по проекту архитектора С.В.Шервуда заново строит здание в формах эклектики с использованием классических и древнерусских архитектурных элементов.
В 1897г. еще недостроенное владение приобрела жена московского купца Минна Ивановна Рекк, принадлежавшая к семье известных московских предпринимателей немецкого происхождения. Именно по ее инициативе произведено радикальное изменение облика всего владения.
В том же 1897г. М.И. Рекк подала прошение в Городскую Управу о разрешении построить на месте прежних владений - построек двухэтажное каменное жилое здание. Новое здание было построено С.В.Шервудом как дворец в стиле позднего модернизма. Отсюда его монументальные формы и насыщенность декоративными элементами интерьеров.























Не обошел Пятницкую своим вниманием и В.И.Ленин. Он бывал в особняке № 64, где размещался Замоскворецкий райком ВКП(б) и где вождь пролетариата состоял на партийном учете…
В 1910-х гг. здание принадлежало потомственному почетному гражданину Н.А. Суханову, который никаких изменений в его облик не вносил.
После революции здание занималось различными учреждениями, в частности Замоскворецким райкомом ВКП(б), где на одном из собраний присутствовал В.И.Ленин (в честь этого перед домом установлена мемориальная стела).
Главное историческое здание, известное больше как «Дом со львами на Пятницкой», является памятником архитектуры «Усадьба городского типа XIX в.» и охраняется государством.

Источник: http://www.newelite.ru/piatn.html

По нечётной стороне

№ 1/2 — Жилой дом с торговыми помещениями П. А. Смирнова, XIX век. Надстроен в 1886 году военным инженером Н. А. Гейнцем

№ 7 стр. 1 — Жилой дом XIX века

№ 9/28 — Доходный дом (1902, архитектор Э.-Р. К. Нирнзее)

№ 13 — Торговый дом И. М. Гальперина (магазин Крестовникова) (1908—1909, арх. Ф. О. Шехтель)

№ 19 — Городская усадьба XVIII—XIX веков. В настоящее время здесь располагается Комитет по культурному наследию города Москвы.

№ 21 — Жилой дом (палаты) XVIII—XIX веков

№ 23 — Вестибюль станции метро «Новокузнецкая»

№ 31/2 — Городская усадьба Матвеевых — Пятницкая полицейская часть, XVIII—XX веков. В настоящее время там располагается центральный офис партии «ЯБЛОКО»



Особняк на Пятницкой, 33 создал архитектор Лев Кекушев. Он смело смешал разные стили в украшении фасада - от классицизма до барокко. Москвичам и гостям столицы, наверное, будет интересно узнать, что знаменитый ресторан "Прага" построил тоже он. После революции в этом особняке жили президенты Академии наук Александр Карпинский и Владимир Комаров.
Шеф московской охранки Сергей Зубатов, покончивший с собой после февральской революции 1917 года (узнав, что Николай II отрекся от престола), занимал квартиру в доходном доме по Пятницкой, 49. Это он успешно внедрял своих агентов в ряды революционных организаций - своего рода "ноу-хау", которым впоследствии пользовались многие разведки и контрразведки мира. В историю он вошел гением провокации, творцом оппозиционных партий, управляемых госбезопасностью. До него никому это в голову не приходило. В нём сейчас находится Посольство Танзании





№ 41


№ 43 — Дом графа В. С. Татищева (1913, архитектор Г. А. Гельрих)





№ 51 — Храм Троицы Живоначальной в Вешняках (или «в Лужниках»), 1824—1826, арх. А. Г. Григорьев, Н. И. Козловский, Ф. М. Шестаков.
Храм Троицы Живоначальной в Вишняках (также в Вешняках, ранее в Лужниках) — православный храм в районе Замоскворечье города Москвы. Современное здание на углу Пятницкой улицы и Вишняковского переулка (Пятницкая, 51) построено в несколько этапов в 1804—1811, 1815—1824, 1826-?; ограда и здания причта — 1830-х гг. Памятник архитектуры позднего ампира.



Первая церковь на этом месте выстроена, вероятно, в 1630-е гг. в связи с заселением южных окраин города стрельцами, прикрывавшими оборонительную линию Земляного вала. Первое документальное свидетельство о новой церкви «Троицы в Алексееве приказе Мещеринове», по имени стрелецкого полковника, датировано 1642; в 1657, со сменой полковника, её называли «Троицы в Стрелецкой слободе в Ивановом приказе Монастырёве». Позднейшее название «Вешняки» или «Вишняки» также связано со стрелецким командиром Матвеем Вишняковым.

Первый каменный храм был выстроен в память Битвы под Чигириным; разрешение на постройку было получено в 1678, но началась она не ранее 1686. Этот храм расширялся приделами в 1706, 1734, 1788. Колокольня была вынесена на красную линию Пятницкой улицы, которая была значительно уже, чем сегодня.

В 1804 началась последовательная замена построек старого храма — на новые. В 1804 вновь выстроили трапезную, тогда же заложили новый основной, однокупольный объём церкви, вчерне законченный к началу войны 1812 года. Во время пожара 1812 года храм горел и был восстановлен вчерне в 1815, полностью — к 1824. В 1826 Пятницкую улицу расширили, а старую колокольню, мешавшую проезду, снесли; новую выстроили по проекту Ф. М. Шестакова и Н. И. Козловского. Ограда и дома причта были закончены к 1838 году. На стрелке Пятницкой и Вишняковского переулка ограду завершала угловая одноэтажная ротонда (купеческая лавка при церкви; утрачена); сама же церковь во времена, когда Замоскворечье было деревянным, была крупнейшей градостроительной вертикалью Пятницкой части.

Широко распространено, но не подтверждается академическими источниками мнение об авторстве А. Г. Григорьева.

Церковь была закрыта не ранее 1929, вновь открыта в 1994 при Свято-Тихоновском православном институте.

№ 55/25 — Застройка XIX века



№ 57 — Доходный дом (1904, арх. Н. Д. Струков)

№ 65 — Доходный дом В. П. Смирнова (1910, архитектор С. М. Гончаров)



№ 67 — Жилой дом XVIII века

№ 71-73 — Типография известного русского книгоиздателя Сытина, одна из крупнейших в Европе построена по проекту архитектора А. Э. Эрихсона и инженера В. Г. Шухова в 1903 году. Копуса типографии (1890—1910, арх. Ф. Ф. Воскресенский



Пятницкая улица сочетает в себе дух старины и современность










Только на Пятницкой улице в самом её конце, есть вот такой уютный дворик






А недалеко расположен интересный магазин «ИРМА-ДЕКОР». Театральные костюмы




















А на улице кипит обычная московская жизнь. Девушка дрессирует двух своих собак






Вот такое получилось путешествие по одной из старейших улиц нашего города.
Tags: прогулки по Москве
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments