Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Category:

Троллейбус



Яркое солнце слепило глаза, зной донимал и давил, по телу струились ручейки пота, стекая за шиворот рубашки, вокруг сновали утомлённые жарой люди. Москвичи не привыкли к аномальной жаре и спасались от неё, кто как умел. Кто-то поглощал галлонами воду, кто-то на ходу обмахивался бумагами из офиса, кто-то и вовсе поливал себя газировкой. По дороге шумным потоком катили машины, автобусы и троллейбусы. Неожиданно поток машин приостановился, один из троллейбусов громко щёлкнув усами, остановился и застрял в потоке. Водитель пытался привести машину в действие, в салоне толпилось огромное количество измученных жарой пассажиров, но один из усов грустно повис и троллейбус застыл палимый солнцем. Из кабины водителя вышла она. Фея, прекрасная незнакомка, с рубенсовскими формами, приятным, улыбчивым лицом, светлыми волосами, собранными в хвостик от жары и васильковыми глазами. Девушка, которую он ждал всю жизнь.
- Красавица, - прошептал Николай – и проснулся.


За окошком начинался новый день, вставало жаркое солнце, в комнате было душно. Николай вскочил с постели и побежал в душ. Стоя под струями холодной воды, он думал о незнакомке, которую увидел во сне:
- Почему жизнь, так несправедлива, ему уже тридцать семь лет, а он так и не встретил ту единственную. Галька из их цеха, с которой он крутил вялый роман, была девкой хорошей, но совсем не той нимфой, которую он видел в своих снах. Позавтракав двумя бутербродами с кофе, Николай поспешил на работу. По идее ему надо было ехать на метро, но почему-то ему не хотелось спускаться в душный метрополитен, и он решил доехать до завода, где работал слесарем пятого разряда, наземным транспортом. На остановке толпилась кучка пассажиров, ожидающих троллейбус. Крепкая бабка с огромной тележкой, семь-восемь девушек, пузатый дядька с виду весивший не менее центнера, старичок с авоськой яиц, мамаша с ребёнком.
Вскоре транспорт подошёл, полным полнёхонький и толпа ринулась брать троллейбус на абордаж. Кое-как втиснувшись в переднюю дверь и пробив свой талончик, Николай тяжело вздохнул:
- Всё ж таки надо было ехать на метро, - зажавшие со всех сторон жаркие тела, навели его на мысли о турецкой бане. Утренний душ был забыт, - надо будет на работе снова принять его. Троллейбус тронулся. У турникета застряли два пассажира тётка средних лет с деревенской внешностью и её муж. Оба не знали, как пробить талончик. Тётка поставила мужа вперёди себя перед щелью турникета и громко скомандовала мужу:
- Коля суй это быстрее в щель, пока стоит.
Салон потряс громкий хохот. Николай стал пробираться внутрь салона. Все окошки были открыты, но это не спасало от духоты, вокруг несся огромный поток автомобилей, гудящий и жужжащий, словно улей потревоженных пчёл. Проехав несколько остановок Николай уже начал пробираться к выходу, когда троллейбус странно крякнул, дёрнулся, подпрыгнул, над головой пассажиров раздался треск и в открытые окошки полетели искры.
- Ну, вот, - подумал он, - картина Репина «Приплыли» и всего-то ничего осталось доехать, а вот, поди ж ты застряли и ведь не выпустит водитель никого раньше, чем они прибудут на остановку. Теперь точно опоздаю, а значит и премию снимут.
- Тьфу, - сплюнул Николай, случайно попав на загривок крепкой старушенции, которая даже не обратила на него никакого внимания. Тем временем водитель открыл свою дверь и вышел из кабины. Николай ахнул:
- Она. Девушка из его сна. Светлые волосы, глаза, ямочки на добром лице, крепкая и сильная. Таких девушек теперь в городах мало, все на диетах сидят, изнуряют себя, а эта кровь с молоком.
Тем временем девушка-водитель не открывая дверей для пассажиров, вышла на улицу, обошла кругом троллейбус, осмотрела повисшие усы своей машины, снова зашла в кабину, натянула на себя оранжевый жилет, огромные перчатки, предупредила пассажиров, чтобы вели себя тихо и полезла по лесенке прикрепленной к задней стенке троллейбуса. Несколько минут она ловила непослушный ус. Придирчиво его осмотрела, слезла с лесенки, ещё раз зашла в свою кабину, взяла огромный кирпич и снова полезла на лесенку.
Николай попытался протиснуться к задней двери троллейбуса, чтобы лучше рассмотреть водителя, но у него ничего не вышло.
- Боже, как она хороша. Да за такой девушкой он на край света пошёл бы. Эти крепкие ноги, обтянутые чёрными лосинами, сильные руки, широкая спина и васильковые глаза. Рубенс был прав, когда рисовал свою мадонну не какой-нибудь хилой профурсеткой, а крепкой, дородной женщиной, с красивым полным телом. Вот она современная мадонна.
Пять минут над головой пассажиров раздавался стук, напоминающий работающий отбойный молоток. Девушка-водитель колотила кирпичом по непослушному усу, который от жары переклинился и сорвался с линии электропередачи. Прохожие останавливались и удивлялись смелой, рукастой девушке, которая била кирпичом, как заправский молотобоец. Один из мужчин остановился и громко изрёк:
- Вот она русская женщина. Слона на скаку остановит, шпалу легко отнесёт, троллейбус с пассажирами с места сдвинет. Мадам бросайте кирпич.
Стук на мгновение стих и до пассажиров донёсся мелодичный голос:
- Бросаю. Топай своей дорожкой, пока не попала.



Николай внутренне разозлился:
- Придурок. Что он понимает в женщинах? Ей бы помочь надо, а не издеваться. Она же ранимая и хрупкая, - и начал пробираться к задней двери троллейбуса. – Сейчас он прогонит противного дядьку и поможет девчонке. Старуха, вытерев заскорузлой ладонью шею начала возмущаться:
- Куды прёшь…Итак стоять жарко, ты ещё тут егозишь. Стой спокойно, - нарочито ткнула Николая телегой в бок.
Оказавшись с бабкой нос к носу, Николай попытался протиснуться между ней и пыхтящим, пузатым мужиком, напрочь застряв меж ними, как между жерновами. Старуха начала громко возмущаться:
- Граждане, посмотрите, каков нахал, трётся об меня, нашёл место. Ты чё трешься, чё трёшься, маньяк. Мало тебе молодых девок ко мне пристроился.
- Да не пристраивался я к вам, - возмутился он, - я не некрофил.
- Что-о…, - взвизгнула старуха и попыталась наподдать ему ногой между ног.
- Бабка, брысь с дороги, - рявкнул он, и таки протиснулся к задней двери, начав отжимать её руками, напоминая варвара-завоевателя раздирающего врата гарема персидского шаха отбитого у неприятеля.
Через пару минут ему это удалось настолько, чтобы проскользнуть наружу. Он тут же подскочил к лестнице и, задрав голову вверх, крикнул:
- Девушка, можно я Вам помогу? Слезайте. Говорите, что делать-то надо? Васильковые глаза уставились на Николая:
- Вы как это вышли из троллейбуса? Пассажирам здесь выходить нельзя. Я за вас несу ответственность. Помогать мне не надо, сама управлюсь. А ну марш назад в салон.
- Как же я туда попаду? - усмехнулся Николай, - двери-то все заперты. Я руками отжимал заднюю створку, чтобы Вам помочь.
- Ох-х-х, - вздохнула красавица, - ну тогда подавайте мне инструмент.
Николай с огромным удовольствием подал ей огромные щипцы и принял в свои руки кирпич, через несколько минут ус был водворён на место, и она запустила его в переднюю дверь троллейбуса. На работу он безнадёжно опоздал, и теперь встав у кабины, попытался познакомиться с водителем ближе, но девушка не обращала на него никакого внимания. Тогда Николай решил доехать с ней до конечной остановки. Он отзвонился по мобильному телефону на работу, сказавшись больным. Он и правда заболел и сейчас готов был ехать в этом троллейбусе вечно. Как она держала голову, какая у неё красивая осанка, полные, мягкие белые руки. У Николая заныло под ложечкой:
- Вещий сон. Попробую угадать, как её зовут:
- Девушка, а как вас звать? Наташа?
Она повернула к нему лицо:
- Не мешайте мне работать, Вы отвлекаете водителя.
Бабка с телегой снова начала возмущаться:
- Люди-и…Поглядите. Он точно маньяк, ко мне клеился всю дорогу, я ему дала от ворот поворот, дык он теперь к водительше пристроился. Надоть его в ментовку сдать. Он, наверное, больной на всю голову. Разве ж можно таких выпускать на улицу? Его в Кащенко надо отправить, ходит тут размахивает своей пирамидкой. Николаю захотелось задушить бабку. Старая карга могла испортить обедню кому угодно. В этот момент Троллейбус опять дёрнулся, бабка споткнулась и, не удержавшись на ногах, повалилась на старичка с авоськой. Старик, взвыл:
- Мои яйца. Весь салон обернулся. Из авоськи на пол салона медленно текла лужа. Дед отпихнул старуху и теперь тряс авоськой полной яичной скорлупы перед носом вредной старухи:
- Что ты сделала с моими яйцами?
- Пока ещё ничего, - парировала фурия, - будешь выступать, точно сделаю. Старики начали пихаться, возмущённые пассажиры пытались от них отодвинуться, но в переполненном троллейбусе это было сделать невозможно. Вокруг них летали белки, желтки и битая скорлупа. Заплакал маленький мальчик, хихикали девчонки ехавшие в колледж, пузатый мужик вытирал платочком заляпанный глаз, а дед норовил стукнуть старуху авоськой по макушке. Кое-как шатающийся салон доехал до следующей остановки и старуха, проигравшая битву, выкатилась со своей телегой из салона вся перемазанная белками и желтками с прилипшей к скрученному наподобие куриной попки пучку волос скорлупой, напоминая собой раздражённую несушку у которой украли новорождённого цыплёнка. Николай держался руками за живот, от смеха у него начались колики, смеялась и девушка водитель:
- С людьми трудно работать, - сказала она, - а зовут меня Галя.
- Как так Галя? – охнул Николай, отметая воспоминания о худосочной подруге, - и Вы тоже Галя?
- Почему тоже? – улыбнулась водитель.
- Нет, это я так, - поправился Николай, - у Вас чудесное имя и Вы замечательная, можно попросить ваш телефон? Хочу пригласить Вас в кафе.
- Ну, что же, - смилостивилась девушка, - записывайте. Сегодня моя смена кончается поздно, а завтра можно и сходить куда-нибудь. Пока они разговаривали в открытую переднюю дверь впрыгнул темнокожий гражданин, явно африканского происхождения и случайно наступил ногой на кроссовку обритого наголо паренька. Тот оказался представителем агрессивно настроенной против иноземцев партии скинхедов и тут же воткнул кулак в грудь африканца. Однако и тот не растерялся, он был гораздо выше и крупнее мелкого скинхеда и перехватив его руку завернул её тому за спину. Паренёк попытался достать врага ногой, и был тут же сбит на землю. В салоне вспыхнула драка. Николай бросился их разнимать и в пылу драки кто-то из дерущихся расквасил ему нос. Галя попыталась остановить троллейбус, он в очередной раз качнулся и Николай припечатался глазом о спинку пассажирского кресла, на котором затихла, внимательно созерцая драку, женщина средних лет. По её глазам было видно. Насколько её поразил своей силищей чёрный мужчина. Женщины в таком возрасте очень мечтательны.
Наконец, троллейбус остановился. Галя вошла в салон, и крепко схватив за шиворот лысого паренька, вышвырнула его вон. Затем подняла с пола Николая и усадила его рядом с собой в кабине водителя. Так они и доехали до конечной остановки. Галя смазала ему йодом из аптечки боевые раны и подвезла на троллейбусе домой.
Tags: байки о жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments