Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Абхазия. Путешествие авантюриста. Часть первая



Начну с того, что мы с мужем никогда сами не решились бы на это путешествие. Ехать в страну, где не так давно были настоящие боевые действия, связанные с грузино-абхазским конфликтом дело довольно опасное, но наш дальний родственник абхазец Бадри, все же настоял на этой поездке и мы решили рискнуть, о чём ни на йоту не пожалели. Мужу дали на работе его заветные двенадцать дней, и мы отправились покупать билеты.
Сейчас до Сухуми из Москвы ходит всего лишь один поезд в сутки и то не весь поезд, а три прицепных вагона. Поезд номер семьдесят пять Москва-Адлер едет до станции Веселое, это последний российский населенный пункт, там отцепляют три вагона до Сухуми, и небольшой тепловозик тащит их через границу. Дальше Сухуми поезда не ходят вообще. Нет ни электричек, ничего, железная дорога заброшена, рельсы все заржавели, насыпи осыпаются.
Не поверите, но в нашем вагоне в Абхазию ехали всего пять человек: двое стариков с внучкой и мы с мужем. Старики вышли в Гаграх, а мы в одиночестве отправились дальше. По дороге, на последней станции к нам подсела ещё одна русская семья. В итоге в сердце Абхазии приехали мы, да молодожены, а ещё пара мужичков из соседнего вагона, там народу было чуть больше нашего, доехали до Нового Афона. В общей сложности мы провели в поезде тридцать восемь часов. Весь народ вышел в Адлере, а мы поехали к границе. За отрезок пути от Адлера до Сухуми нужно платить отдельно, после того, как отцепят вагоны. Стоит это на данный момент пятьсот восемьдесят рублей с человека. На границе сначала нас проверили российские таможенники, потом абхазские. На территории Абхазии нужно ещё доплатить пятьсот рублей за двоих за страховку. С собой нужен только российский паспорт и всё. Наконец мы благополучно прошли все таможни и поехали дальше.


Как только мы пересекли границу, за окошками появился совершенно другой пейзаж. Начались горы. Сначала небольшие, потом всё выше и выше. Огромные шапки, стоящие на земле, увитые потрясающей по красоте растительностью. Большинство деревьев не назову, но они совершенно отличаются от наших. И по всем горам разбросаны домишки, маленькие, уютные, утопающие в буйной зелени. Большинство россиян вылезли в Гаграх, а мы отправились вглубь Абхазии, в её столицу Сухум.
Проехав Гагры, мы впервые содрогнулись. Сначала мы увидели один сожженный дотла дом, потом куски разрушенных стен второго дома, с мёртвой печной трубой нелепо торчащей в небо, следом шли сожженные вагоны бывшего пассажирского поезда.

Вокзал Гагры


На станции Гудаута остатки вокзала щерились пустыми дырами вместо окон. Сам вокзал явно обстреливался, стены с выбоинами.

Вокзал Гудаута




Станция Нового Афона выглядела не лучше. Людей на улицах мало. На вокзалах ни единой души.

Вокзал Новый Афон


После Нового Афона шла череда туннелей прорубленных в горах. Длинные, черные и страшные. Каждый раз, выныривая из очередного туннеля, мы видели всё более страшные картинки. Взорванные дома, ямы. Посередине буйства красок зияли обрушенные стены и виднелись заброшенные участки, когда-то обрабатываемой земли. Кое-какие дома сейчас отстраиваются заново. Было видно, что одна половина дома покрашена, со вставленными окошками, в ней живут семьи, а другая полуразрушенная. Люди выживают. Железная дорога заросла такими кущами, что нам пришлось закрыть все окна. Ветви деревьев скребли и хлестали по вагону. Поезд мчался быстро, не останавливаясь. Мы проехали несколько горных речек. Тем не менее, по пути нам попались несколько действующих санаториев.

Больше других пострадал Сухум. Столица Абхазии носит следы больших разрушений. Центральную улицу привели в порядок, но стоит сделать шаг в сторону и картина совсем другая. Всё напоминает о войне.















По улицам ездят старые автомобили, иномарок очень мало. Многие люди ездят на велосипедах. По городу курсируют полуразрушенные троллейбусы, ремонтом которых не занимались лет двадцать, а то и больше. Двери многих троллейбусов даже не закрываются. Основным городским транспортом являются маршрутки, впрочем, как и у нас. В моей памяти остался старый добрый Сухуми. Всего однажды с родителями мы бывали там. Дело в том, что родители были заядлыми походниками и мы в далёкие семидесятые годы прошлого столетия ходили с рюкзаками через Клухорский перевал, но это отдельная история. Веселый, яркий Сухуми, с кучей туристов. Что с ним стало…теперь это тихий, грустный город. Людей мало.






























На вокзале нас встретил Бадри. Его брат давным-давно, ещё до войны женился на племяннице моего мужа и с тех пор живёт в Москве, как и сам Бадри. Сейчас они приехали вместе с детишками на месяц к своей маме в Очамчыр строить новый дом. Зная, что мы с мужем три года не были в отпуске, Бадри пригласил нас пожить в его квартире в Мачаре – это пригород Сухума. Очамчыр находится в сорока пяти километрах от Мачары.
И вот мы уже мчимся на машине по Сухуму.-
- Боже! Что это?
По главной улице города не спеша бредёт свинья. За углом ходят коровы. На полной скорости вылетает старенькая «копейка» и почти что врезается в нас. Бадри проживший в Москве больше пятнадцати лет, чертыхается на соотечественника последними словами мешая абхазский и русский мат. Я лечу мордой в спинку сиденья, муж мой еле удерживается на переднем сиденье, чтобы не вылететь через лобовое стекло. Кругом разрушенные дома, по которым стреляли из пушек. Среди руин неожиданно попадается действующее кафе, где готовят отменный кофе по-турецки и мы, пережив стресс, дружно вылезаем из машины и идём туда. Отпуск начался. Бадри рассказал нам, что недавно сюда приезжал Дмитрий Медведев и обещал помочь сухумцам с отстройкой города. Собираются проводить по морю газопровод, потому что газа в городе практически нет, готовить приходится всё на электроплитках.
Мы садимся в кафе на набережной, где началось строительство нового порта, и ждём своего кофе. Звучит современная англоязычная музыка. Шумит море.


Сухумчане сидящие в кафе с удивлением нас рассматриваю, мы тоже рассматриваем их. На их лицах написано удивление, а Бадри рассказывает нам, как громили Сухум. Враги дошли до Гагр и там тоже были бои, но все же Гагры пострадали несколько меньше и отстроили его заново быстрее, хотя и там ещё видны следы войны. Когда началась война, мирные жители убегали на катерах по морю на территорию России, но это на побережье. Абхазия страна гор и основная часть населения живёт именно в горах. Жителям гор пришлось хуже всего, они были вынуждены бегать по козьим тропам и скрываться в пещерах, а это были женщины, дети и старики. Все кто способен был держать в руках оружие, тут же встали на защиту Родины. Нас удивило, что после войны прошло довольно много лет, а город так медленно восстанавливается, но нам объяснили сами сухумцы, что они почти пятнадцать лет боялись строиться заново, не зная, в какие руки попадёт их территория. Люди все эти годы жили с осознанием того, что в любой момент надо будет всё бросить и бежать. Только сейчас в последние два года обстановка немного улучшилась и вокруг начали появляться новые дома.

Лики войны

























Разрушенное здание Парламента Абхазии




















Абхазцы очень обижены на Сталина за то, что он в годы своего правления расселил по всей их территории грузин, которые во время войны, не смотря на то, что много лет прожили бок о бок с абхазцами, встали с оружием в руках на сторону Грузии и стреляли по своим соседям. Так же их очень задело, что Сталин ввёл во всех школах Абхазии обязательное изучение грузинского языка, и что все основные посты были заняты грузинами. Они гордятся своим первым президентом, который недавно умер. Тем не менее, память о Сталине абхазцы чтут, это история, а недалеко от Нового Афона стоит Сталинская дача, куда возят экскурсии.
Когда слышишь, какими жертвами и какой ценой маленький гордый народ защищал свою землю, становится страшно и в то же время обуревает гордость за них. Они отстояли свои горы. Но цена была высокой. Помимо разрушений было огромное количество жертв среди мирного населения, не говоря уже о том, что за оружие брались все старики, подростки и даже женщины. На нас всё увиденное в первые же полчаса произвело неизгладимое впечатление. После войны в Абхазии осталась жить только треть населения, остальные либо бежали и уже прижились в новых местах, либо погибли. Абхазцы стараются всячески заинтересовать соотечественников в том, чтобы они возвращались на Родину. По всей Абхазии стоит масса брошенных в спешке домов.
Сейчас город живёт мирной жизнью. Дома отстраиваются, кафе работают, можно очень прилично поесть на сумму двести пятьдесят – триста рублей, если со спиртным выйдет около пятисот рублей, но это в центре города. На окраине дешевле. Работаю все музеи. Плата за вход сто-сто пятьдесят рублей.





































В центре Сухума около Ботанического сада работает кинотеатр 3D.




Люди женятся.


Работает частная ветклиника


Академия наук Абхазии




Набережная


Городской пляж




Порт


Местные котята


Эту цикаду, попробуйте отыскать его на снимке, мы сняли в самом центре города





Мы нашли дом основоположника абхазской литературы, народного поэта Абхазии Дырмита Гулиа. На доме где он жил висит памятная табличка и поставлен постамент.








Генеральная прокуратура республики Абхазия






Котёнок


Отношение к русским очень хорошее. Вам всё покажут и расскажут. Местные жители живо интересуются, как идут дела в Москве. Морские границы охраняются русскими патрульными кораблями, мы их видели в Новом Афоне. Работает местное телевидение и несколько российских каналов первый, Россия, местные каналы новостей. Есть и отдельный канал города Сухума, по которому каждый день на русском языке рассказывают о том, что произошло за последние дни, какие в консерватории намечаются концерты, передача «Дорожный патруль» - это отдельная тема, ибо данная передача нас рассмешила. По дорогам носятся машины со скоростью больше ста километров в час и не соблюдаются никакие правила. Светофоры стоят, но частенько приходится буквально уворачиваться от лихих водителей. Теперь мы хорошо понимаем, что такое шустрый пешеход. По сухумски шустрый пешеход – это живой пешеход. На одной из дальних экскурсий водитель нашего УАЗика рассказал нам, как в Абхазии получают права. Их поголовно покупают, причём стоят они очень дешево, в районе трёх тысяч рублей, поэтому, когда у них отбирают права за превышение скорости, а меньше ста километров, там никто не ездит, они не расстраиваются, а просто идут и покупают очередные права. Ездят в Абхазии практически все и женщины и мужчины, потому что без машины там делать нечего.
Tags: путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments