Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Просодия

Сон Саввы Отченашего, фамилия ему досталась от далёких предков, был сумбурным и реалистичным. После трудового дня, а работал он агентом по недвижимости, плотного ужина с женой и пары начирканных строк, ибо по совместительству с агентом, он был ещё и поэтом самоучкой, он лёг спать поздно. Савва долго не мог уснуть, и лишь посчитав баранов, коих оказалось огромное стадо в несколько тысяч голов, провалился в черную дыру. Под утро ему приснился сон красивый, волнующий и сказочный. Сначала ему снилось, что он, как и обычно, по вечерам, сидит за столом и пишет стихи. Неясные строчки не рожденных стихов маячили в его сознании, но ему никак не удавалось их записать. Он усиленно перебирал в уме рифмы, ямбы и прочую атрибутику поэзии, но у него ничегошеньки не получалось. Он бьётся, бьётся мухой в паучьей сетке, а толку чуть, а потом и вовсе строчки превратились в нотную тетрадь и он с изумлением увидел, как его рука выводит нотные знаки, а ведь Савва никогда не учился нотной грамоте. Он пригляделся к значкам, но ноты не стояли на месте, они запрыгали по тетрадке, и неожиданно вспорхнули вверх, тут же обернувшись маленькими птичками, щебетавшими какую-то неясную мелодию. Савва изо всех сил старался её разобрать, но у него ничего не получалось. Он так тянул голову вверх, что не заметил, как картинка опять изменилась, и он оказался ночью в лесу на поляне у горящего костра. Вокруг костра сидели люди с гитарами и пели песни. Савва оказался сидящим между ними, перед глазами его запрыгал веселый огонь. Неожиданно пение смолкло, один из музыкантов встал, посмотрел на Савву и протянул к нему руку с указующим перстом:
- Сейчас я спою песню на твои стихи.
- На мои? – подивился Савва, и по его спине побежали мурашки, ибо он почувствовал, что сейчас случится что-то необыкновенное, - но песен на мои стихи нет.

Музыкант продолжал внимательно на него смотреть, он был не молод, пожалуй, даже пожилой, но очень подвижный. С живыми карими глазами, крупным носом с горбинкой. В его чертах лица сквозило что-то восточное, однако говорил он на чистейшем русском языке. Савва заметил, как он коснулся пальцами струн гитары. В его ушах зазвучал мягкий перебор, и стихи Саввы обрели совсем иную форму. Это были его ненаписанные строки о душе, об ангелах, о сотворении всего живого. Он ощутил себя настоящим поэтом, первобытным строителем рифмы. По его лицу потекли слёзы, и он спросил музыканта:
- Как Вас зовут калика перехожий? Я читал про вас, я знаю, что вы умеете переходить с того света на этот и обратно. …
- Варламий, - ответил тот, но только Савва захотел рассмотреть его лучше, как сон прервался и он проснулся, все ещё шмыгая носом.

Рядом сопела в две дырочки его гражданская жена Санька. Её белокурые локоны разметались по подушке и, судя по выражению её сонного лица, ей снился очередной поход в кафе «Шоколадница». Каждую неделю Савва оставлял в чёртовом кафе часть своей зарплаты. Санька ценила всё самое лучшее, а значит и самое дорогое. Вот и теперь она сладко причмокивала губами и водила языком по губам.
- Пожирательница шоколада. Хищная и сексуальная. Пусть спит дальше, - решил Савва и вылез из-под одеяла. В его голове свербила одна единственная мысль, - это был знак. Ему нужно действовать. Кто-то свыше подсказывал ему надо собирать друзей поэтов, начинать поиски музыкантов и организовать своё сообщество. Пусть одни пишут стихи, а другие их поют. Но как это осуществить?
Два месяца Савва ломал голову, как ему начать новое предприятие, пока не представился случай. Он познакомился по интернету на литературном сайте с поэтом и музыкантом из далёкого Израиля. Каково же было его изумление, когда он узнал настоящее имя своего нового знакомого. Его звали Варламий. Он имел туманное происхождение и совмещал в своей родословной с десяток народностей со всего мира. В его генах текла кровь армян, грузин, евреев, русских, цыган и поляков. Он не так давно уехал из России, женившись на израильтянке, но на новой Родине прижился плохо, чувствовал там себя гоем, а после обидного прозвища «армянская тухес», данного ему соседом по лестничной клетке, решил жить на две страны. И однажды послав соседа расхожей фразой на идише:
- Киш мири ин тухес унд зай гезунд! - поцелуйте меня в задницу и будьте здоровы! – он успокоился.
В конце концов, в наше время можно иметь и двойное гражданство. Дабы не лишиться прописки в Израиле он четыре месяца жил со своей законной женой в Натании, остальное же время предпочитал проводить на исторической родине в Москве. А так как он был человеком предприимчивым и умным, он в Москве оставил свою квартиру и в те месяцы, в которые отсутствовал, сдавал её в наём. По приезде же он всегда мог пригласить к себе друзей, девочек и коллег по прошлым работам, ибо по жизни подолгу в одном и том же месте не задерживался.
Савва же был по-настоящему потрясен. Сон сбывался. Он так разнервничался, что тут же попросил Варламия выслать ему фото. Когда же он его увидел, внутри него случилось озарение:
- Да, это был почти тот человек из его сна. Лет шестидесяти, суховатый, с большим восточным носом, седыми вьющимися волосами и живыми карими глазами.
Савва был потрясен до глубины души. Ему предначертано великое будущее. Он зачинатель чего-то нового. Он чувствует в себе силы соединить воедино музыку и стихи. Он будет поэтом-полководцем летящем на белом Пегасе, ведущим за собой толпы трубадуров-альтруистов, поэтов-неудачников и кухонных гитаристов. Бардовская песня на оригинальные тексты, вот его, нет не конёк, но КОНЬ. Он будет продюсером, но ему нужен помощник и, конечно же, песни на его стихи.

Сначала он решил узнать, а не играет ли случайно Варламий на каком-нибудь музыкальном инструменте? Выяснилось, что играет на гитаре, правда в основном для Цили, но это не страшно, главное начать. Потом Савва поинтересовался, а не мог бы Варламий попробовать написать песню на его стихи? Выяснилось, что Варламий никогда в своей жизни не писал песен, но хочет попробовать это сделать. В конце концов, чем смотреть целыми днями на то, как Циля жарит рыбу фиш, а потом смачно её ест облизывая косточки, лучше заняться высоким творчеством. Варламий согласился попробовать и тогда Савва рассказал ему о своих планах.
- Дорогой Варламий, - написал он в ночном письме новому другу, - мы рождены свершать великие дела. Мне был дан знак. Я ненавижу эту мерзкую, скользкую жизненную борьбу, не оставляющую ни сил, ни желаний для борьбы за мечту. Бытие это лядство, нет, гадство. Осуществить мечту можно только за счет тех сил, какие обычно тратятся на борьбу за жизнь. Но тот, кто там, наверху правит миром, сказал мне, - мир стоит не на слонах, не на китах, не на бегемотах, не на черепахах и не на быках. Мир стоит на трех огромных боровах, грязных, смердящих и прожорливых. Мы должны быть выше этого. Мы поведем за собой людей и воспарим над мрачной действительностью бытия.
Варламий оказался человеком сметливым. Получив столь душераздирающее письмо, обретя нового ясноокого и ясномудрого друга, он, сразу почувствовав, что тот немного неопытен в делах житейских, однако рвётся в бой. А сколько страсти и нерастраченной энергии. Он полон сил и помыслов в отношении поэзии и музыки. Из таких как Савва получаются настоящие вожди.
- Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков, - вспомнил Варламий строки из песни Владимира Высоцкого и не откладывая дел в долгий ящик, собрался ехать в Россию. Но не просто ехать, а с подарками. Объяснив Циле, что в России его ждёт работа, а может быть и мировой успех, он потратил пару ночей под богатырский храп своего стодвадцатикилограммового золотка на сочинение песен на стихи Саввы и по электронной почте отправил их автору.
Савва летал на седьмом небе от счастья. Теперь он поэт-песенник. Спустя ещё три месяца Варламий заверив Цилю в полной победе своего предприятия и наобещав ей золотые горы, прилетел в Россию на целых полгода. За это время он намеревался помочь Савве создать поэтическое сообщество, а уж управлять им, он сможет помогать и будучи в Израиле. Через несколько бессонных ночей проведенных в квартире Варламия, родилось новое сообщество. Правда помимо рождения, появились и жертвы. Санька взбунтовалась, уличив Савву в неверности, но Варламий сводил Саньку не только в «Шоколадницу», а и в ресторан «Седьмое небо» расположенный на верхушке Останкинской башни и вопрос с рожками, пробивающимися в глубине пышной Санькиной причёски, был на время приостановлен. Санька и сама теперь загорелась новым предприятием.
Вскоре на страницах многих литературных интернет сайтов появились объявления
«Организовано новое сообщество «Просодия», которое является альтернативным общественно-творческим движением, замыслом синтеза слова и музыки, союзом поэтов и композиторов-исполнителей. Именно через песенное исполнение стихов поэзия приобретает красочное и многомерное звучание. Поэты и музыканты присоединяйтесь. Вас услышат. Вы будете выступать на лучших площадках нашего города».

Для начала Савва с Варламием решили на пробу сделать свой первый сольный концерт. Они договорились с одним уважаемым клубом по поводу аренды помещения. Варламий в срочном порядке написал ещё несколько песен на стихи Саввы, и обзвонил всех своих знакомых, пригласив их на свой концерт. Поскольку никто из знакомых до сих пор не видел Варламия закатывающего концерты в клубах, обычно он их закатывал на совещаниях для начальства, многие с интересом откликнулись на это предложение. Савва же со своей стороны пригласил своих соратников поэтов, вместе с их женами и дитями. Многие поэты, услышав о том, что Савва явно вырывается вперед, на его стихи уже поют песни, пошли посмотреть на сие действо, кто из любопытства, кто из зависти.
В целом концерт удался, но нужны были другие исполнители. Все ж слушать одного Варламия было тяжеловато, ибо по большей части он все же остался архитектором, а не певцом, как ни старался. Циля же почитав в письмах об успехах мужа, страшно возгордилась им. Она никогда не сомневалась в своём Варламчике. Теперь она тоже было засобиралась в Россию, но Варламий быстро её остановил, рассказав ей об ужасном российском холодном климате, о страшно дорогих ценах на всё, включая трусы и спички, и посетовав на её слабое здоровье.
Общественность в лице поэтов зашевелилась, вот только с музыкантами было туговато, и тогда Варламий придумал такой ход. Он уговорил свою знакомую поэтессу Прахладу поискать музыкантов.
Tags: байки о жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments