Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Просодия. Продолжение.

Прахлада рьяно взялась за дело. Она прошерстила многие поэтические и прозаические сайты, прочитала гору написанных бредней, завела отдельную страничку в интернете и потихоньку начала выходить на безродных музыкантов. На тех, кто в основном поёт свои песни на кухне друзьям и получила много откликов. Многие из музыкантов-самоучек уже давно махнули рукой на своё творчество, а теперь им представлялся шанс начать всё заново, а главное для этого не требовалось высшее музыкальное образование, и возраст не играл никакой роли.
Она кидала им крючок с наживкой:
- Вы пишете песню на мои стихи или стихи вот этих поэтов, а я помогаю вам выступить на сцене престижного клуба.
Довольно через короткий промежуток времени у Саввы и Варламия появилось довольно много исполнителей. Все они работали в разных местах и имели различные профессии. Среди них были адвокаты, бухгалтеры, врачи, секретарши, преподаватели английского языка, охранники, кассиры и даже банкиры. Объединяло их одно – все они писали стихи или прозу, играли на гитаре и с удовольствием откликались на новое для них дело, а именно написание песен.
Будучи продюсером собственного детища, Савва начал вкушать не только лавры, но и собирать шишки. Однажды на один из сборных концертов исполнитель русского шансона Арлен Колотушкин, работающий в мирской жизни охранником, пригласил своего друга в качестве группы поддержки. Он уговорил Савву выпустить его на сцену и даже приплатил за него. Савва пошёл у Арлена на поводу и на сцену поднялся Евгений Ведмедь.


Евгений пел с детства. Он громко орал в яслях, голосил в детском саду, с удовольствием ходил на все уроки пения в школе. Пение давалось ему гораздо лучше, чем остальные школьные предметы, даже физкультура. Частенько, придя домой, он вынужден был давать дневник отцу на подпись.
Далее следовала словесная расправа над нерадивым учеником:
– Русский – два, математика – два, физика – два... Физкультура, это уж ни в какие рамки… забыл форму – два! Растяпа! О! Пение – пятёрка… Господи! Этот дeбил ещё и поёт!
Сегодня Евгений Петрович выступал в поддержку друга Арлена на сцене с песней. Песню он взял хорошую, не какую-нибудь чукотскую народную «Что вижу – то пою».

Вижу, зал небольшой, однако
Потолок черный-черный, как фрака -
Красным, желтым горят рамп глазницы -
Это мой выступленье. Красиво.
Ыыыыыыыыыыннн...

А любимую с детства. «Чуть помедленнее кони» Владимира Семеновича Высоцкого. Этого исполнителя Женя почитал и уважал не только за умные, сердцем пропетые песни, близкие каждому неравнодушному российскому человеку. Голоса у них были похожи. Петрович пел с хрипотцой, тщательно подражая своему кумиру.
К выступлению он готовился заранее и основательно. Не доверяя всяким звукооператорам, привёз чемодан собственной аппаратуры, микрофон, усилитель. Установил оборудование на сцене, и сел на первый ряд рядом со своей женой ждать, приглашения на сцену.
Он сидел и с тоской глядел на выступавших. Его жена, Люся, была совершенно счастлива, что её вывели в свет. Она радостно хлопала каждому исполнителю и кричала «браво». Отпел заунывным голосом какой-то мужичок с взъерошенной шевелюрой, в потёртом джемпере в шашечку, белёсых джинсиках и кроссовках, судя по манерам из грузчиков, которые в свободное от работы время поют под гитару песенки собственного сочинения. Следом на сцену выплыла престарелая опереточная певица, вынужденная от безысходности пробовать себя в шансоне. Гремя объёмным ожерельем и браслетами, она напоминала рождественскую ёлку. Закатив глаза, вероятно, думая, что выглядит театрально,– дама напоминала курицу, собирающуюся вот-вот снести яйцо.
О! Ещё одна, дама бальзаковского возраста из тех, кто молодится до последнего, лишь бы держаться на плаву. Странно было слышать тоненький голосок, вылетающий из недр объёмной фигуры. Наконец отголосив, «толстая пискля» громко объявила в микрофон его выход.
Евгений Петрович встал, посмотрел на жену взглядом полководца перед сражением, расправил пиджак, подтянул штаны, вышел на сцену включил свою аппаратуру, взял микрофон и запел. Зал охнул. Из недр его аппарата раздалась фонограмма с оригинальной аранжировкой. Настолько необычной, что слушатели не сразу поняли что это? То ли марш, то ли реквием. Женя делал её сам. Пропустив вступление песни, он громко «запел», не попадая в собственную фонограмму. Он ревел, точно медведь-шатун, потревоженный в берлоге охотниками:
– Чу-у-ть, пом-м-м-медлен-н-нее кони-и… Чу-у-у-у-ть помедленнее..
Раздался раздражённый выкрик:
– Чуть побыстрее! Пойте быстрее.
Но Евгений Петрович никого не слушал. Что они понимают в пении!? Главное – петь громко и доходчиво, со всею душой, а «рык» придаёт солидность и пугает молодых девиц.
Две девушки, сидящие за столом недалеко от сцены, громко зашептались.
– Ты не знаешь, кто его привёл? Это же ужас, как он поёт! Рычит, как недобитый кабан.
– Было бы у меня ружьё, я бы его пристрелила, чтобы не мучился, – громко зашептала вторая девица.
– Видимо своим пением он убивает время, – зашептала первая.
– Он выбрал страшное оружие, – отозвалась вторая.
Евгений грозно сверкнул глазами на девиц и окончательно отстал от фонограммы. Теперь он пел сам по себе. Акапелла. Фонограмма закончилась, а Евгений Петрович ещё только допевал куплет, поэтому припев у него получился без музыки. Закончив рычать, он посмотрел в зал с видом рыцаря одержавшего победу. Жена встала во весь рост и восторженно начала хлопать супругу. Евгений Петрович слегка поклонился залу.
О чём-то шептавшиеся девицы, громко захлопали в ладоши и радостно выкрикнули хором «браво». «Курицы довольны», – удовлетворённо подумал Евгений, расправил грудь и выдохнул:
– Тогда сейчас я спою ещё одну песню.
Девицы аж рты ладошками прикрыли и вновь яростно зашептались между собой:
– Что он нам собирается спеть? Прошляпин хренов, – но тут же смолкли, наткнувшись на испепеляющий взгляд жены Евгения Петровича.
И он без музыки басовито затянул со сцены:
У меня есть девчонка что надо,
Только с фейсом ей не повезло:
Её зубы, как у Маргарет Тэтчер,
Да и вес у неё сто кило.
Неожиданно в зале раздался треск, потом громкий стук падающего стула, а следом и звук плюхнувшегося тела. Один из зрителей, тучный юморист, слегка расслабившийся в буфете, развлекавший зрителей анекдотами до начала концерта, в попытке подпеть исполнителю активно заёрзал на стуле, и тот развалился.
Савва выронил из рук программку, не выдержал и «турманом» взметнулся на сцену. Он вырвал микрофон у медведя-ревуна и громко объявил:
– Дамы и господа! Перерыв десять минут. Проветритесь, покурите и ...мы вас рады видеть снова!
Во втором отделении концерта Савва уже не радовал публику своей широкой улыбкой, да и певец куда-то исчез. Савва брал в гардеробе пальто, тщательно прикрывая подбитый глаз. Певец мыл в туалете холодной водой распухающий кулак.
В целом Евгений Петрович был доволен сегодняшним концертом. Он ведь, как певцом стал? Где – в скулу, где – по макушке, а теперь поёт себе и поёт, прокладывая путь на эстраду силовыми методами. Пусть по одной песне, ну и что? Умные администраторы не пристают, пока жена на подхвате, а дуракам всё неймётся:
– Зачем вы поёте под фонограмму?
Тьфу! Я под водочку и сплясать могу! – Евгений Петрович усмехнулся.
– Талантливый продюссер – тот, кто умеет выбрать «жертву» по своим силам. Не важно, можешь ли ты петь? Важно хотеть петь!
В тот день Савва вернулся домой к Саньке, она устала ходить на каждый концерт, с красивым фингалом под глазом и она впервые попыталась уговорить бросить его это неблагодарное занятие. В душе Санька подозревала Савву в изменах, наверняка он получил в глаз от чьего-то разъяренного мужа, и крепко задумалась, ибо надо было выбирать другую тактику борьбы с уехавшим головой супругом.

Леандр Псоевич Тверезых работал руководителем фармацевтической компании, писал стихи, любил петь и выпить. Особенно хорошо ему пелось после коньячка. В один из вечеров после тяжелого трудового дня, хорошего ужина и трёхсот граммов французского коньяка, ему в голову пришла мысль о создании собственного творческого клуба. Он случайно познакомился в сети с Прахладой, которая пересекнувшись с ним на поэтическом сайте и увидев его фотографию с гитарой, намекнула, что не стоит зарывать свой талант в землю, а также намекнула на то, что он мог бы выступить со своими песнями в приличном клубе. Не долго думая, Леандр написал песню на собственные стихи и опробовал её на своих сотрудниках. Выступив пару раз на концертах у Отченашего Саввы и Варламия, глядя на их успехи, он задумался о создании собственного музыкального предприятия. К тому же он не сильно увлекался бардовской песней, гораздо больше его привлекал такой жанр, как шансон, так как он обожал творчество Михаила Круга. В его глазах представители шансона выглядели крупными мужчинами с хриплыми голосами. В конце концов, он рассудил так, если Савва Отченашев умудряется набирать себе бардов, скитаясь по городу, зависая в переходах слушая никому неизвестных побирушек, поющих за деньги, то почему бы и ему не набрать свою команду молодцов? Вскоре и Леандр вписался в загородные и московские клубы. Вся его команда выглядела, как минимум сборной по тяжелой атлетике. Здоровенные парни под сто и выше килограмм, с крепкими затылками, огромными подбородками и животами, обладающие зычными, ревущими, как иерихонские трубы голосами. Его не смущало, что про его команду, другие музыканты говорят:
- А вот и Леандр со своими бандитами.
Его главным коньком стал колоритный исполнитель русского шансона Петя Манашко. Петя весил сто тридцать килограмм, мог много выпить, умудрялся завести публику с первого аккорда. Когда Петя начинал танцевать на сцене, публика взрывалась бешеными аплодисментами. Танцующий бегемот, всегда вызывал восхищение. Песни у Пети были незатейливыми, но жизненными, он идеально подходил на роль ведущего исполнителя. Его Леандр выпускал на посошок. Публика в зале к тому времени была в сильном подпитии и требовала хлеба и зрелищ.
Вот и в этот вечер Петр вышел на сцену, щёлкнул подтяжками объёмных брюк с трудом сходившихся на его большом животе и громко объявил:
- Дамы и господа, сейчас я вам спою песню «Маленькая женщина для большой любви».
Зал притих, Петя сделал красивый пас руками и затянул:
Хочу узнать твою душу,
Хочу узнать твоё тело,
Хочу, чтобы был ей нужен,
Хочу, что б меня хотела.

- А-а-а, - зарыдала навзрыд хилая, томная брюнетка бальзаковского возраста, - какой мужчина, - и, сметая всех на своём пути, ринулась на сцену.
Леандр перехватил её в тот момент, когда она попыталась, споткнувшись о край рампы дотянуться до Петиной ноги. Он схватил её тщедушное тельце поперек талии и попытался оттащить её вглубь зала, но не тут-то было. Брюнетка оказалась довольно сильной и впиявилась своими длинными ногтями в шею Леандра, пытаясь отпихнуть его от себя и таки добраться до Пети. Из-за столика стоящего около сцены смотрела на мужа широко открытыми глазами, полными недоумения и слёз жена Леандра. Она была в ужасе от всего происходящего. Её муж без зазрения совести лапал чужую бабу на глазах у изумленной публики.
- Леандр, - крикнула она, - выведи эту сумасшедшую вон. Брюнетка живо откликнулась на клич и, вывернувшись из лап Леандра, бросилась к крашеной в бело-рыжий цвет стерве, посмевшей обозвать её сумасшедшей.
Через секунду её когти выкрашенные в чёрный цвет, хищной лапой ухватили оппонентку за крашеные кудели. Юлианна взвизгнула и попыталась вырваться из цепких когтей гарпии. Ей это удалось не сразу. Брюнетка намертво зажала её чёлку в своей лапе и теперь целилась ей в лицо массивным зеленым перстнем. Леандр понял, что сейчас дело закончится обезьянником и поспешил на помощь жене.
Петя продолжал петь, публика ревела от восторга, часть продолжала слушать песню, вторая делала ставки на женщин. Одни считали, что победит брюнетка, так как обладает сильным характером, другие же ставили на бело-рыжую лошадку, та была большей массы, нежели оппонентка и если её припереть в угол ринга, легко сможет уложить обидчицу один боковым ударом. Леандр успел влезть между бабами вовремя, закрыв своим телом жену и оказавшись один на один с перстнем. Благо он занимался в юности боксом и знал, как уйти от прямого удара. Он сделал обманное движение головой, и перстень пролетел в сантиметре от его уха, никого не задев за живое. Брюнетка, промахнувшись по врагу, скорчила обиженную гримасу, она так и осталась стоять в боевой позе с клочком вырванных волос в одной руке и поднятой вверх второй рукой. Её под тонкие руки вывели вон два охранника. Леандр же бросился успокаивать жену.
Tags: байки о жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments