Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Categories:

Просодия. Продолжение

Трубку взяла Циля. Она решила контролировать мужа во всех его делах и теперь хотела пообщаться с Саввой лично. После нескольких торопливых фраз брошенных ей, она поняла, что там, в Москве, что-то случилось, а значит, её муж вот-вот отправится в бега.
- Савва, - вкрадчиво сказала Циля, - а что, это ваше предприятие набирает обороты? Что Вы с этого имеете?
- Кроме головной боли, ничего, - парировал Савва, - Цилечка, не могли бы вы позвать к телефону Варламчика?
- Савва, - протянула она, - Вы же не хотите сказать, что снова украдёте у меня мужа? Он и здесь даёт неплохие концерты и получает неплохие дивиденды.
- Цилечка, золотко, Вы не понимаете, - засуетился на том конце провода Савва, - вопрос жизни и смерти. Без Варламчика мне никак. Вы же не хотите острым углом своего равнодушия разрушить моё хрупкое счастье.
- А что? – тянула кота за хвост Циля, - без моего Варламчика Ваша хрупкая жизнь оборвётся? Таки что случилось?
- У меня проблемы с поэтами, - сухо ответил он.
- Аха-ха, - рассмеялась Циля, - да разве ж это беда? Сделайте фотографии этих поэтов и отдайте их в тир.
Савва не выдержал:
- Циля, скажите прямо, что Варламчика нет дома.
Но ответить Циля ему не успела, Савва услышал в телефонную трубку, как хлопнула входная дверь, и Варламий крикнул жене, - Циля собирай мои вещи, я завтра вылетаю в Москву и он тихонько положил трубку.


Через два дня Варламий позвонил Савве, и они принялись обсуждать дальнейшие планы. На них свалилась ещё одна беда, появились конкуренты. Из среды поэтов нашлись двое муж и жена, которые походив на концерты организованный Саввой и Варламием, посчитали сколько они с этого имеют и сколько можно поиметь при хорошем раскладе и решились организовать своё сообщество. Деньги у них водились, площадку всегда можно было снять, артистов для начала можно позаимствовать из команды Саввы. По сути, Савва с Варламием встали перед фактом, узнав о вновь организованной музыкальной площадке за городом от Леандра Тверезых, который успел там побывать и сообщить, что и Даздраперм работает на два фронта. Варламий и тут подсказал Савве, как надо действовать. Ссориться с конкурентами не имело смысла, для начала надо было с ними подружиться, чтобы выяснить, насколько сильна оппозиция. Они пришли на концерт к Леандру и там познакомились с новоявленными продюсерами неизвестных талантов. Гарибальди Соломонович Бесуйский и Революция Ермиловна тоже пришли на концерт к Леандру, дабы посмотреть его мальчиков. Знакомство состоялось. Чета Бесуйских пригласила Савву с Варламием к ним в музыкальную гостиную, которая находилась в ближайшем подмосковье.
В один из выходных дней они отправились на разведку, прихватив с собой Прахладу и Олёну Вездессущую. Оказалось, что супруги подошли к делу серьёзнейшим образом. Имея большой участок, они сколотили сцену, купили аппаратуру, построили под навесом мини-зал для слушателей и даже по такому же принципу, что и Савва с Варламием набрали некоторое количество никому неизвестных, гениев. Это было не так уж и сложно, ибо в наступивший период демократии все кому не лень старались реализовать себя. Многие люди, кто отродясь не писали стихов, прозы, музыки, теперь пробовали себя, кто во что горазд. Не поющие – запели, не играющие – заиграли, глухие – услышали, немые – заговорили. Оставалось только из всей этой массы выбрать более или менее достойных. Достойные тоже потом просматривались и из них выбирались лучшие, потом лучшие из лучших, таким образом шёл естественный процесс отбора, воплощая в себе теорию Чарльза Дарвина.

Как только к определенному часу собралась большая часть слушателей, а это были родственники и друзья и выступающих начался концерт. Савва поставил вперед Олёну, которая, как и обычно вышла на новую для себя сцену, насмерть испугалась и дрожащим голосом проблеяла пару песенок. Гарибальди Соломонович аж скривился, глядя на это дрожащее убожество. Он снимал всех на видеокамеру, чтобы потом внимательно рассмотреть, кто, на что способен и на ком реально можно заработать денег.
- На этой не заработаешь, - подумал он, - лучше приплатить Савве, чтобы он её убрал.
Савва расстроился, но это был ещё не предел его грусти. Неожиданно появилась «черная моль», а именно Эсмеральда Исааковна Крутихвост. Как на неё вышел Гарибальди, одному богу известно. На этот раз она была в короткой чёрной юбчонке, чуть прикрывающей срам, в чёрных блестящих колготах, на голове её красовалась вся та же шляпа с перьями. Роковая красотка взлетела на сцену и рьяно пропела песню о подонках с Рублёвки. В течение песни она раскачивалась, нагибалась, падала на колени и задирала ноги выше собственной шляпы. Савва подумал, что ей бы в акробатки податься, но возраст не позволял. Вдоволь насмотревшись на её сверкающий тыл, Савва хотел было уйти на время из зрительного зала, но не тут-то было. Эсмеральда чётко секла фишки и начав надрывно петь вторую песню о тяжелой женской судьбе, соскочила со сцены. Она подбежала к Савве и как обычно брякнулась в свою рабочую позу, а именно на колени. Взоры полусотни слушателей теперь были прикованы, к ним двоим. Савва попытался отступить, но Эсмеральда на коленях наступала на него. Так как он пятился раком и чтобы не грохнуться оземь, Савва остановился и решил перетерпеть весь этот кошмар. Как только дамочка окончила своё выступление у Саввы закончилось терпение и он хотел сказать ей пару ласковых слов, но онемевшие от происходящего слушатели бурно захлопали. Такого цирка они ещё нигде не видели. Чёрная Эсмеральда была гвоздём программы. Её голубые глаза сияли, и она громко крикнула:
- Нравится? Ещё спеть?
Поймав же на себе испуганный взгляд Олёны, она добавила:
- Кому не нравится, пусть завидуют.
Затем оглядевшись вокруг, она заметила, что Олёна приехала не одна, а с мужем, который стоял в сторонке, и решила окончательно добить дрожащую тварь. Как только на сцену вышел следующий исполнитель, Эсмеральда подскочила к её супругу и пригласила его на танец. Зрители на сцену больше не смотрели, все смотрели на Эсмеральду и несчастного мужика. Она его обнимала, дико хохотала, гладила по голове, скользила руками по его голове, медленно опускаясь ниже. Мужик растерялся и не знал, как ему выкрутиться из этого положения. Отпихнуть при всех девицу нельзя, продолжать это безобразие тоже и от отчаянья, он схватил Эсмеральду за руки, чтобы она его хотя бы больше не лапала и начал её кружить, как бы поддерживая бесовский танец. Эсмеральда же одной рукой бросила шляпу в толпу, аки невеста букет и закружилась в танце, поглядывая одним глазом на Олёну, которая стояла в сторонке и уже почти рыдала, чего собственно и требовалось.
Тем временем Варламий сидящий в зале оказался рядом с приятной женщиной. Это была белокурая поэтесса, худенькая, очень подвижная, обладающая высоким интеллектом. Полная противоположность Циле с её форшмаками. Здесь присутствовали высокие формы, как в фигуре, так и в отношении мозгов. Варламий на какое-то время совсем забыл о том, что он женат, тем более, что и поэтесса, как оказалось, была разведенкой.
- Это и неудивительно, - подумал Варламий, - умные женщины редко находят счастье в браке. К тому же мужики не выносят рядом с собой Энштейнов в юбках. Эту курочку я потопчу. Они разговорились, потом уединились. Савва даже потерял его из виду.
Тем временем на сцену вышел неизвестно откуда взявшийся Даздраперм и хорошо поставленным голосом спел-таки приличные песни. Это Савве не понравилось. Парень старался засветиться везде. Один из его лучших исполнителей мог уплыть, помахав ему ручкой на прощанье. Даздраперм тоже не ожидал увидеть Савву, но легко вышел из положения. Поскольку в этой гостиной было заведено очень приятное новшество, Даздрапем пригласил Савву к столу, стоящему недалеко от сцены и хорошенько накачал коньяком. Продолжение вечера Савва помнил плохо. Последнее что он увидел, были Варламий с белокурой поэтессой, которую Савва принял за Саньку и как его загружали в машину.
Когда его привезли домой и положили на диване, он ещё ничего не понял. Утром же он осознал, что теперь живёт один. Кругом была идеальная чистота. Пустой шкаф, пустой холодильник, холодная постель. Санька его бросила. Вечером же должен был состояться очередной концерт. Варламий ему позвонил только после обеда, ибо он провёл бурную ночь с поэтессой и сообщил, чтобы Савва морально приготовился, ибо на сегодняшний концерт пожалует ещё одна команда поэтов и бардов, которых надо будет выпустить на сцену и посмотреть. Савва рассказал ему о Саньке, но другу было не до того, единственное, о чём он попросил, это ничего не говорить Циле.
Tags: байки о жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments