Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Просодия. Заключение.

Этот концерт окончательно поставил перед Саввой дилемму – быть или не быть продюсером? После ухода Саньки перед ним встал вопрос – что важнее любимая или творчество? Варламий фортель выкинул. С другой стороны Савва понимал, что разом, по мановению волшебной палочки запущенную машину не остановишь. Теперь слишком многие люди зависели от него. Вот и сегодня, несмотря на гнусное настроение надо собираться на очередной концерт. Тем более, сегодня, они с Варламием решили устроить конкурс между поэтами и музыкантами, так сказать слепить их воедино. Савва сам себе погладил рубашку, отутюжил брюки, на это у него ушло четыре часа, ибо он не привык этим заниматься, сбегал в магазин купил себе разводной лапши «Доширак» и подкрепившись таким образом отправился на концерт.
Варламий пришёл со своей новой пассией. Он светился, как волшебный фонарь, играя красками и брызжа эмоциями. Как и обычно они втроём пришли раньше других. Постепенно начали подтягиваться музыканты и поэты. Пася Римская, уже давно ходила на концерты в качестве слушательницы, сегодня же она собиралась выступить на сцене. Крупная, стокилограммовая волевая блондинка, с зычным голосом и крепкими руками. Пася подготовилась основательно. План взятия музыкального Олимпа уже давно зрел в её голове и сегодня она на него вскарабкается, заткнув за пояс остальных. Лишь только она вошла в зал и увидела Савву, она сразу же взяла его за галстук:
- Саввушка, милый друг, каким номером я выступаю? Только не говори, что шестым, тьфу, что в конце концерта. Я должны быть в первом отделении и меня не интересует, каким образом ты решишь этот вопрос.


Савва затрепетал на галстуке, как пойманная рыбка и попытался освободиться, но Пася не спешила выпускать его из рук, напротив она подтянула галстук к себе, слегка придушив продюсера и заглянув в его выкатывающиеся из орбит глаза:
- Ну-у-у, - протянула она, - что решил?
- Хочешь, выходи первой, - прохрипел он.
- Ну нет, - не ослабляла бульдожьей хватки Пася, - первыми пойдут разогревающие публику, - вон твоя Олёна пришла и она кивнула в сторону Вездессущей.
- Агнец дрожащий.
- Хорошо, Пасечка, - прокашлял Савва, - каким номером ты хочешь выступать?
- В конце первого отделения перед антрактом, - ответила Пася, соображая можно выпускать Савву или пока ещё подержать его полупридушенным.
- Договорились, - взвыл Савва, пытаясь двумя руками ослабить удавку. Пася ещё раз, смерила его взглядом и выпустила из рук галстук, - смотри мне, чтобы ничего не менял и ещё раз опалив его взором, пошла в зал, бросив на ходу:
- Выступать буду с Людвигом Могилко. Он, между прочим, профессиональный аранжировщик, пианист и певец. Наши аранжировки на порядок выше остальных. Могилко постарался.
- Уф-ф-ф, - выдохнул Савва, - чёртова баба. Чуть не задушила на глазах у изумлённой публики. Придётся выпускать, а то ещё устроит скандал. И только очухался от пережитого, как к нему мягкой кошкой подскочила Олёна.
- Саввочка, я сегодня пришла выступать с группой поддержки. Мы с Дустом Каймановым и Рюриком Крестовоздвижнером, он профессиональный гитарист, исполним две композиции на трёх гитарах.
- Замечательно, - брякнул Савва, потирая шею, - будете выступать первыми.
- Ах…, - задрожала Олёна и побежала к своим друзьям, сообщать новость.
Не успел он отдышаться, как к нему метнулась поэтесса Праздносвета тире Дюймовочка. Она была такая маленькая, что казалась ребенком на фоне остальных. Она держала в руках огромный букет роз, который почти полностью скрывал её, и затянула тоненьким писклявым голоском:
- Простите. Извините. Это Вам, - и протянула Савве букет.
- Возьмите. Я вас люблю. Я хожу на все ваши концерты, обожаю ваши стихи. Я написала специально для вас стихотворение-посвящение и хочу прочитать его со сцены.
- Эту не выпускать, - начал звереть Савва, но сдержался и ласково потрепал малышку по хилому плечу, - хорошо, милая. В конце второго отделения будет свободный микрофон и Вы обязательно прочитаете нам свои стихи.
- Спасибо, - зарделась малышка и, поднявшись на цыпочки, заглянула Савве в глаза:
- Вы милый-й-й. Я всегда буду рядом.
- Лять, - выругался про себя Савва, - только этой напасти мне не хватало, - и прошмыгнул вглубь зала.
Пася, топала по сцене с грацией слона, давала указания звукорежиссёру и не обращала никакого внимания на дрожащую Олёну, которой нужно было выступать первой. Наконец, она угомонилась, а Дуст с Рюриком начали в спешке подключать гитары. В итоге начало концерта задержали на двадцать минут, однако спорить с Пасей Савва больше не хотел. Олёна со своими друзьями вышла на сцену и срывающимся от страха голосом начала говорить:
- Добрый вечер. Нам выпала честь начать концерт первыми, - глядя на неё, Савва подумал, что сейчас под ней будет лужа, - но Олёна продолжала блеять, - мы исполним для вас на трёх аккордах, ой-й-й, - зажала рот ладошкой пугливая овца, - на трёх гитарах две композиции. Наше трио называется «Три поросёнка», ой-й-й, - Олёна стала похожа на переваренную свёклу, - оно называется РОД.
- Какие роды? Что случилось, крикнули из зала?
- Да, нет, Вы не поняли начала заикаться Олёна, - это название нашего трио, оно сложено из первых букв имён исполнителей. Рюрик, Олёна, Дуст.
Не успела она договорить, как Дуст, окончательно поняв, что сейчас Олёна либо выпадет в осадок, прямо на сцене, либо напрудонит лужу – стукнул три раза пальцами по деке и начал играть. Рюрик тут же подхватил эстафету, а Олёна собрав всё своё мужество, затянула песню.
Пася стояла перед сценой и с отвращением смотрела на испуганную козу, которая пыталась одновременно петь и не отставать на гитаре от мальчиков.
Савва же глядя на трио бандуристов, и их солистку вспомнил анекдот о старичке и его дочке-певице.
Батюшка, певец обязательно перед выступление должен быть сыт
- Да-да, доченька. Певец всегда перед выступлением ссыт.

Следом за трио на сцену вскарабкался семидесятилетний дед с армянским именем Ангин Фантазм. Хитро блеснув очами, подмигнув Пасе, она как раз была в его вкусе, он скрипучим голосом сказал:
- Я прочитаю вам стихи о маразме.
Пася оценила подмигивания старикашки и ввернула:
- С нетерпение ждём. Его блистательный сарказм, звучит, как старческий маразм.
Но Ангин сделал вид, что не слышит её реплик, его мысли были заняты другим. Он водрузил на нос очки и начал.
- Не мешайте мне сбиваться, я и сам собьюсь. Моё стихотворение называется посвящением «Маразму фон Оргазму ибн Спазму с искренним сарказмом».

Позади оргазм,
Впереди маразм.
Вот и жизнь прошла
Как мгновенный спазм.

Выбираешь клизму,
Получаешь спазм
А, в конце концов,
Вот же он оргазм!

Старость, хоть не радость,
Есть в ней свой оргазм.
Кружка, Эсмарк, лёгкий спазм,
И в придачу к ним маразм.

Попутно он решил пояснить некоторые из слов своего творения и громко сказал в микрофон:
- Если, кто не знает. Кружка Эсмарка это элемент начала духовного роста. Чистый кишечник, чистые помыслы.
- Пора его пристрелить, - решила Пася и бросилась искать Савву, чтобы он согнал деда со сцены. Зал взорвался хохотом. Ангин сиял, он взял слушателей голыми руками и продолжил:

Поблекшие черты подружек деда моего,
Бестактным не задену я вниманием.
Я только на увядшие цветы,
Смотрю теперь с печальным пониманием.

Савва летел на сцену ястребом. С хищной улыбкой он, стащил со сцены за ворот пиджака старого маразматика и махнул рукой, другому поэту, готовившемуся к выходу:
- Начинай.

Наполеон Бонапартович Джопуи аккуратно расставил перед собой пюпитр и сложил на него листочки.
- Отбросим маразм, отбросим оргазм. Я сейчас прочитаю вам стихотворение «Осеннее обострение».

- Я люблю угасающих женщин,
Если взгляд их подёрнут тоской…

Женщины постбальзаковского возраста зашуршали платьями, послышался шум двигающихся по полу ножек стульев. Дамы вокруг Наполеона сбивались в круг. Видя их горящие глаза, поэт Джопуи решил не слезать с пенька и зарядился на целую поэму. Теперь уже Савве пришлось просить Пасю, согнать его со сцены, пообещав ей сию же минуту выпустить её на сцену. Пася махнула рукой Могилке и поднялась на сцену, она ласково забрала микрофон из рук Наполеона, собрала его листочки и отправила его в сад. А точнее в малинник, сидящий перед сценой, где он и растворился без остатка.
Людвиг Могилко и Пася исполнили песню «Клоун». Громко. Даже, если бы кто-нибудь попытался что-нибудь крикнуть, его всё равно не услышали бы.
Савва поискал глазами Варламия, но тот был увлечен своей дамой и его ничего вокруг не интересовало. Тогда Савва вышел в коридор и наткнулся на троицу творческих личностей. Между собой спорили о силе искусства и интеллекта писатель, критик и музыкант. Тема бесед была простой. Что есть истина и почём она? И можно ли стать идиотом от нанесенных обид?
Савве все уже сидели поперек горла и поэты, и писатели, и музыканты. Он с тоской подумал о Саньке. Вышел в гардероб надел пальто и скрылся в ночи. Идя пешком по ночной улице в сторону дома, он набрал номер мобильного телефона:
- Санечка, солнышко я тебя люблю. Возвращайся ко мне скорее. Ну, его это творчество. Буду ждать вечно, - и, не дожидаясь Санькиного ответа, сбросил звонок.
Tags: байки о жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments