Ольга (kazan_love) wrote,
Ольга
kazan_love

Просодия продолжение банкета

Праздносвета влюбилась. Чувства настолько переполняли её, что стихи лились из неё неиссякаемым журчащим золотыми переливами ручейком. Она записывала их, вывешивала на своей поэтической страничке в Интернете и отсылала Савве. Правда он устроил ей скандал, сказав, чтобы она прекратила это делать. Нет, не стихи писать, а вывешивать их на всеобщее обозрение. Оказывается ревнивица Санька отслеживает его переписку и устроила ему скандал. Видишь ли, ей показалось, что у них были более глубокие отношения, нежели это описано в стихах. Ах, если бы это было так. Она так хотела прижаться к его губами, так хотела, чтобы он обнял её руками, а он вместо этого оправдывался перед своей Санькой. Ясно же, что он живёт с ней по привычке и не любит её. Ему нужно открыть глаза, он должен понять, что такой горячей любви, как её, ему не найти. Сейчас она наденет своё лучшее расшитое розами голубое платье и пойдёт на концерт. Савва ей, конечно же, не даст читать стихи со сцены и ладно. Главное видеть его глаза, слушать его голос и ждать.
Только бы он не пришёл на концерт со своей женой. Такой шикарный мужчина не достоин этой белобрысой куклы, к тому же старше его. Его надо спасать. Он достоин лучшей участи и лучшей любви. Эта Санька такая стервочка. Он пригрел змею не на груди, а в голове, он конь Вещего Олега. Он запутался в смертоносных сетях. Эта гадина забирает у него всю наличность, которую он зарабатывает в клубах. Несчастный не может положить лишние деньги на свой мобильный телефон и не может лишний раз позвонить ей.
По дороге она забежала в офис мобильной связи и положила на счёт Саввы пятьсот рублей. Ночной клуб гудел, как улей потревоженных пчёл. Звучала тихая ненавязчивая музыка. В зале было полно народа. Официанты бегали между столиками и предлагали артистам и слушателям еду и напитки. Даздраперм и Яхонт, главная опора Саввы, настраивали гитары. Олёна Вездессущая, как и обычно сидела с широко открытыми глазами, намертво вцепившись двумя руками в гриф гитары, и заранее тряслась.
- И зачем она выступает на концертах? Сидела бы дома, писала бы свои песенки и вывешивала их на разных сайтах, куча музыкантов так делает. Люди диски записывают из разных стран, нет же, несёт её в народ, которого она до смерти боится. Её когда-нибудь инфаркт тюкнет на нервной почве.
Праздносвета встала в уголке и начала высматривать Савву. Он сидел в самом конце полутёмного зала за огромным столом. Рядом с ним примостился какой-то лысый паренёк в белой бейсболке, отчего его голова напоминала бильярдный шар с приделанным к нему козырьком. Там же сидел Альфред Нетудыхта. У него сегодня намечалась премьера песни. Он терпеть не мог Олёну Вездессущую и периодически, когда его взгляд натыкался на неё, лицо его перекашивалось, но самое ужасное, около Саввы тёрлась поэтесса. Реджинальда Сосипатровна Завироха. Вся поэтическая тусовка помнит, как однажды она пыталась облобызать Савву прямо на сцене. Эта экзальтированная особа, вырядившаяся в блестящую коричневую кофточку, украшенную золотыми вензелями, бессовестно открывающую её формы, начесала на своей многогрешной голове огромный кок, обвела глаза чёрным карандашом и пошла в атаку. Сейчас эта подколодная змея обхаживала Савву со всех сторон.
Праздносвета прошла вглубь зала и спряталась за одной из колон. В её голове стучали молоточками гнев, ревность и обида. Она делает всё возможное, чтобы завоевать Савву, а эта крашеная в красно-пегий цвет ягодка со своим коком, пытается втереться в доверие к её любимому. Вся жизнь этой профурсетки пестрит тушками подстреленных мужчин.
- Ба-а-а, - Празносвета пригляделась внимательнее к Реджинальде, - да она же пьяная. На колени к Савве лезет, значит, Саньки нет в зале. Уже хорошо. Тем временем Реджинальда громко взвизгнула:
- Саввушка пора начинать концерт. Ты меня, каким номером поставишь?
- Шестым, - хотела крикнуть ей из-за колонны Праздносвета, но сдержалась.
Савва был занят, он положил перед собой лист бумаги и теперь быстро-быстро что-то писал на нём карандашом. Сначала он кивнул Яхонту и Даздраперму и те ответили кивками выкинув вперёд пальцы, как бы уточняя, кто из них пойдёт первым, кто вторым номером. Потом Савва кивнул Олёне, затем ткнул кончиком карандаша в Нетудыхту. Бильярдист, как его про себя окрестила Праздносвета, получил пятый кивок, а Реджинальда, как она и пророчила ей шестой. Реджинальда по этому поводу заказала ещё один бокальчик мартини. Праздносвета набралась смелости и шагнула вперёд.
- Привет, Савва.
Савва с неподдельным ужасом на лице воззрился на Праздносвету.
– Эта дюймовочка, тьфу, дерьмовочка скоро разрушит их с Санькой жизнь. Боже мой, - вздохнул Савва, - ну, что с ней делать? Выставить вон нельзя. Она пришла на общих основаниях, заплатила за входной билет. Больше того, она бросила деньги на его телефон, надо будет их перевести обратно на её мобильник. Втык, придётся сделать позже.
Тем временем Режинальда воззрилась со сталинским прищуром на Праздносвету и быстро, несмотря на количество влитой в себя жидкости оценила ситуацию. Малышка приплелась окучивать Савву. Реджинальда вытянула вперёд руку с бокалом мартини и громко продекламировала:
- Савва, ты знаешь, я тут недавно читала. Если опухший женский мозг поместить в куриный черепок и потрясти, то все равно, сильный грохот будет. Малышка не понимает. Место занято.
Савва же про себя подумал совсем другое:
- Женщины, как гиены. Они нападают стаей. Они способны не только передраться между собой, но и легко отобрать честь, достоинство и деньги у любого мужика.
Он вытер платочком внезапно вспотевший лоб и прошипел обоим прелестницам:
- Мне некогда, нужно предупредить всех поэтов и музыкантов, кто за кем выходит на сцену. Ведите себя прилично. Адью, - и умчался вглубь зала со скоростью набирающего высоту голубя.
Бильярдисту показалось на мгновение, что между двумя женщинами проскочил настоящий сноп искр. Он вспомнил фразу Михаила Жванецкого «Женщину скандал не портит, он ее освежает». Тем временем Реджинальда и Празносвета смерили друг друга взглядом. Реджинальда была выше соперницы на голову и начала первой:
- Перестань преследовать Савву. Ты себя в зеркало видела? Раньше я думала, что гоблины и хоббиты не могут быть скрещены...
Вспыхнувшая спичкой Праздносвета, хотела было ответить пьяной дылде, но передумала. Савва сам должен увидеть кто, есть кто.
Фыркнув друг дружке в лицо, как две мартовские кошки, женщины разошлись по разным углам ринга. Реджинальда погладила рукой круглую голову бильярдиста и попыталась сесть к нему на колени. Тот аккуратно её осадил, попытавшись остудить пыл наклюкавшейся в зюзю дамочки. Праздносвета же пошла общаться с Олёной, та обещала написать ей песню.
Тем временем Савва взлетел на сцену и громко сказал в микрофон:
- Дорогие друзья начинаем наш концерт. Сегодня у нас будет много сюрпризов. Будет несколько премьер песен. Перед вами выступит победитель последнего поэтического конкурса Игорь Сиволоб. На сцену приглашается Альфред Нетудыхта.
Единственный, считающий, что даром поют только птички, зарабатывающий приличные деньги среди всей этой музыкальной шалупони Альфред, вышел на сцену. Прежде чем спеть свою первую песню, он минут пять картинно усаживался на специальный табурет гитаристов. Потом он долго раскладывал перед собой ноты. Дёрнув за гитарную струну, он устроил скандал звукорежиссёру, обвинив его во всех смертных грехах связанных с подключением аппаратуры. Зрители терпеливо смотрели представление. Наконец, спустя минут десять Альфред затянул свою премьерную песню. Песня получилась вкрадчивой, рассказывающей о нежной женской душе и заворожила зрителей. Одна из дамочек сильно расчуствовавшись громко крикнула:
- Браво! Альфред браво! Ещё, давай ещё!
Альфред насладился эффектом, прикрыл глаза и объявил ещё три песни, вычеркнув таким образом из списка последнего исполнителя, которому теперь уже времени на выступление не хватило бы. Музыканты в зале заметно занервничали, ибо время концерта лимитировано. Получив полную порцию внимания, признания, обожания Альфред медленно, с достоинством покинул сцену. Следующим вышел быстрый Яхонт, он лихо отыграл свои три песни и сам же объявил выход Даздраперма, тот тоже не подкачал. За ними на сцену поднялась испуганная Олёна. Она робко взяла на гитаре первые аккорды и запела. Её голос звучал так, словно она последние десять лет жила на одних водорослях. Слабый, трясущийся глас испуганной насмерть овцы, видящей перед собой мясника с ножом.
- Не бойся, мы с тобой, - крикнула ей с задних рядов Реджинальда, - пой громче. Ты же поёшь о крыльях, так, где они у тебя? Я слышу голос земляного червяка.
После этого выкрика Олёна, вдруг зарделась и выдала такую трель, что зал потрясенно привстал. Она в этот вечер сорвала овации и получила шикарный букет. Савва, не мигая, смотрел на заблудшую овцу и вдруг понял, её надо пугать насмерть прямо перед началом выступления и тогда она может давать высочайшие результаты, но мысли его прервала подкравшаяся сзади Праздносвета.
- Савва, я написала новое стихотворение. Можно я прочту его для тебя?

Продолжение следует
Tags: байки о жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments